Снежный Барс за сезон. Памирско-Тяньшаньская история.




Снежный Барс за сезон. Памирско-Тяньшаньская история.

Драма в 2х действиях


Действующие лица: Артем Браун, альпинист из Москвы, участник группы поддержки польской экспедиции, с непонятными обязанностями, польская экспедиция на семитысячники Памира и Тянь-Шаня, организованная каналом Дискавери, цель которой снять фильм о том, как известный спортсмен Анджей Баргель будет делать Снежного барса за рекордное время), участники российского проекта "Высота", глава компании Аксай Трэвел Елена Калашникова, начальник базового лагеря Южный Иныльчек Дмитрий Греков.

Альпинизм, как известно, интересен не только (а, возможно, и не столько) достижением вершин, но и подчас неожиданным раскрытием сущности людей в разных интересных ситуациях. Данная история как раз такая, к счастью, с хэппиэндом и сбычей мечт. И, конечно же, вы, проницательные знатоки горных приключений, увидите тут гораздо больше подтекста, нежели текста...

Оформлено в виде интервью, взятого у главного героя Еленой Лалетиной (Russianclimb.com).

Артем Браун на сегодняшний день взошел на все 5 семитысячников бывш СССР за самый короткий срок среди соотечественников - 35 дней (34 дня 2 часа от вершины до вершины). От всей души поздравляем его с этим достижением!

Действие 1. У поляков.


- Как ты попал в проект Анджея Баргеля?

- С Анджеем Баргелем и Дареком Залусским я познакомился два года назад на Манаслу. Анджей тогда, после нашей неудачной попытки, смог поставить рекорд по времени восхождения из базового лагеря. На следующий день в Самагаоне мы вместе пили пиво и много общались, особенно с Дареком. После этого у Анджея была Шиша-Пангма, в том же году, и на следующий год Броуд-пик. Не могу сказать, что я как-то за ним следил, но, конечно, помнил хорошо.

И вот в мае этого года мне звонит Греков и говорит, что у него для меня есть "шанс всей моей жизни". Анджею Баргелю нужен партнёр для проекта 5х7к за сезон, организатор канал Дискавери, и они будут снимать кино. Греков может легко нарисовать грандиозные перспективы, буквально в трёх словах, и я, сидя в нашем кризисе, буквально подпрыгнул на месте и почти сразу согласился.

- Что ты сам хотел слелать в рамках этого проекта? Планировал ли ты сделать Снежного Барса в этом проекте? Как Анджей к этому относился?

- Конечно, я сразу же подумал о том, что смогу сделать Барса за сезон. Но осознание своего места в проекте ко мне пришло не сразу. Я долго не мог понять своей роли. Задавал вопросы организаторам, руководителю польской команды Томеку Гаю. В ответ я получал ответы такого типа: для нас важен фильм, наш главный герой Анджей, если будет возможность, то сможешь зайти на какие-то вершины, если сможешь. В остальном, вероятнее всего, твоя помощь понадобится при съемках на большой высоте, поскольку наши операторы не подготовлены для этого.

Сегодня я понимаю, что для меня не было роли, никто не планировал, чтобы я был партнёром Анджея наверху, меня взяли на всякий случай, ну, мало ли что там может быть, для киношников высотная работа выглядела как некая неопределенность, наверное, как спуститься на глубину океана в нашем понимании. Анджей поначалу был очень дружелебен.

- Как ты себя чувствовал в польской команде?

- Мне позвонил Томек и попросил, чтобы я сопроводил два автомобиля (Мерседес - спонсор Анджея Баргеля) со снаряжением через Россию и Казахстан в Бишкек, т.к. часть команды едут на этих машинах, и по-русски не знают ни слова. Хотя потом выяснилось, они знают "ну, погоди!", они по дороге всегда говорили эту фразу, если их кто-то спрашивал, говорят ли они по-русски, что обычно вызывало восторг спрашивающего.

Да какие проблемы, поехали. Я решал по дороге все вопросы с таможенниками, гаишниками, да и просто какие-то бытовые вопросы. В итоге мы 5-6 дней ехали на машинах и постепенно становились друзьями. В Бишкеке встретились со всей командой, это было в Ала-Арче, немного поснимали, пошли вниз, там откуда-то взялась водка... Мы много общались, говорили про русских, поляков, про обычаи, случаи, анекдоты. Через день-два мы уже ехали на пик Ленина, и я был счастлив и абсолютно убеждён, что необходим для этой команды, и был готов был сделать все необходимое и для неё и для Анджея.

- Был ли Анджей уверен в своих силах?

- Анджей очень сильный и физически и морально. Я никогда не видел замешательства в его глазах. Думаю, что он всегда уверен в своих силах. Но когда не готов, он не пойдет, подождет день-два, и выйдет уверенный в своих силах. А если говорить в целом о проекте, мне иногда казалось, что это для него как игра, всегда с улыбкой, много шуток в команде, много юмора. Хотя со временем этого стало меньше. Бытовуха заела...

- Знал ли Анджей до начала проекта, что кроме Урубко и Молотова, были еще Снежные Барсы за сезон в 1991 г?

- Я сам узнал от Сувиги уже на Ленина. Как Анджей, я до сих пор не знаю... (Я ему написала после п. Ленина, так что в курсе - Е.Л.)

- Что представляла из себя его группа поддержки (киногруппа)?

- Нас было тринадцать человек. Из них: главный герой, директор, режиссер и остальные почти все операторы. Один очень сильный фотограф - Марчин Кин. Мы ещё увидим его фото с этого проекта. Хотя их можно увидеть прямо сейчас на сайте проекта http://andrzejbargiel.com/pl/#sniezna-pantera

- Как проходила съемка на вершинах? на спусках? Какая техника привлекалась?

- Основная техника для съёмки на вершинах - это сам Анджей и 3-4 камеры типа го-про, закрепленные на нем или на его снаряжении. Мне удалось только один раз запечатлеть его на вершине, это был пик Коммунизма. Мне дали хорошую камеру sony 4k с хорошим объективом, дождемся фильма, посмотрим, как это выглядело. Я видел немного кадров и был очень удивлён, насколько сочно все выглядело, хотя к моменту съемки погода уже испортилась.

Далее его снимал дрон со своей камерой, оператором дрона был брат Анджея Бартек, который порой творил чудеса. Очень впечатляли ледопады Ленина, снятые Бартеком с дрона. Где-то использовались стационарные камеры типа RED DRAGON. Но они очень тяжёлые, а так бы операторы хотели все снять именно на эти камеры. Да, вспомнил, на такую камеру нас с Анджеем сняли с поляны Москвина на вершине Коммунизма, какой-то там у них есть объектив, как бы не 800мм... А вообще было около тридцати камер и много сопутствующего оборудования.

- Приходилось ли Анджею подниматься по свежему снегу (без тропы)? Если на вершину он поднимался один, что он нес в рюкзачке (аптечку, термос?)

- Анджей всегда максимально облегчался. Это стиль рекордсменов, ну а как иначе... В олимпусах это невозможно...

- Почему на пик Победы ты пошел не в рамках проекта Баргеля?

- После Коммунизма я чувствовал, что нависает какая-то недосказанность у руководства. Вся команда полетела в Бишкек из Оша, мне же было предложено перегнать машины. И когда мы ночью приехали в Бишкек, Томек мне сказал, что Анджей нанял вместо меня двух гидов на Победу, а мне они могут купить билет домой. При этом он уточнил, что это было решение одного человека, вся команда не понимала этого решения и была против.

Я решил лететь домой, написал об этом Грекову. Утром в 5 часов я провожал свою команду на Южный. Кто-то подходил и извинялся, кто-то благодарил и почти все звали к себе в гости в Польшу с требованием остаться ночевать именно у него. Я отворачивался и утирал слёзы. Я лег спать с каким-то камнем на душе и ещё не знал, что утром будет большое продолжение или начало большой новой истории...



Действие 2. С "Высотой".

А утром я увидел сообщение от Грекова: "Тема, прилетай на Южный, позвони Ленке". Созвонились, увиделись. Калашникова сказала: "Раз мы тебя затащили в этот проект, мы тебя не бросим. Лети на южный, догоняй Высоту, заканчивай программу. Все за наш счёт". Директор Ак-Сай Трэвел Елена Анатольевна Калашникова взяла на себя все расходы, за что я ей безусловно благодарен.

Так я оказался сначала в Каркаре, там уже ожидаемо меня очень хорошо встретили ребята из Высоты, Антон Пуговкин сходу сказал, что я в их отделении и что, возможно, завтра дернемся на Победу.

- Ты видел команду "Высоты" на протяжении всего проекта 5Х7000. Там многие были, можно сказать, начинающими высотниками. И сразу такая серьезная задача... Как ребята себя чувствовали? Какое настроение было в команде?

- Действительно, опыт восхождения на один-два малых семитысячника маловат для такого рода проектов. Но для начинающих высотников здесь была возможность по ходу набирать или добирать необходимый опыт в составе сильной команды. По нарастающей, начиная на Эльбрусе, потом, Ленина, Корженева можно подойти к Коммунизма с хорошей акклиматизацией и дальше только раскручивать свои высотные амбиции.

И именно на Коммунизма, на мой взгляд, команда начала разделяться на тех, кто идет дальше в высоту, и тех, кто понял, что это не его, как это было с братьями Глазуновыми. Они прекрасные технари, что доказали на Хане, но наматывать километры вверх-вниз, да еще с грузом, не многим такое понравится...

Таким образом, из многих в начале проекта хотевших закрыть Барса за сезон, к Победе остались лишь не более десятка человек. Но этот десяток, конечно, был заряжен, я это сразу почувствовал.

Изначально планировался траверс Победы. Но после долгих обсуждений было решено идти классику, и, конечно, это было правильным решением, учитывая проделанный объем работы на Памире. Я напомню, что команда тропила все вершины, везде гиды сидели и ждали, когда приедет "Высота" и протопчет маршрут. На Победе также нас ждала целина, хотя попытки протоптать были, но никаких следов уже не осталось. Спасибо ребятам и тренерскому штабу за снегоступы, мы здорово сэкономили сил до 5800. В итоге, несмотря на ежедневые плохие прогнозы погоды, два отделения по 5 и 4 человек в каком-то блиц-стиле за три дня сходили гору (день до 5800, день до 6900, день штурма и возвращения на 6900), не считая подхода вечером по леднику. На четвертый день мы были в базе. Глеб сказал: вы с двумя дырками мизер сыграли.

- Были ли в команде явные лидеры? Для кого эта гонка оказалась очень тяжелой?

- Безоговорочный лидер команды Макс Кривошеев. Я встречаю второго настолько сильного человека. Первый - это Денис Урубко. Также большой потенциал имеет Василий Рубцов, он выбирает свой ритм и пашет как трактор, не останавливаясь. Вася до этого проекта вообще не имел высотного опыта, и с чистого листа сделал Снежного Барса за сезон. Молодец Артем Черемных, очень сильный. Антон Пуговкин очень опытный как руководитель. По остальному составу, я не считаю, что кто-то физически оказался не готов, просто кто-то хочет, кто-то нет.

- Каков был тренерский вклад в проект? Как тренеры помогали процессу? Какая степень свободы была у участников в принятии решений?

- Однозначно Саша Яковенко - это человек, на плечах которого вся ответственность и, насколько я знаю, человек, который своими руками создал эту команду. Да, есть соратники, единомышленники, покровители и кто-то еще, но мне показалось, что все нити сводятся именно к этому человеку. Лично от меня ему большое спасибо и, если понадобится, то и мое плечо.

Что касается отношения тренеров и участников, не заметил я особых проблем, нормальный процесс.

- С кем конкретно ты сходил на Победу и Хан? Как по твоему, удалось ли этим ребятам сделаться командой? Готовы ли они к восхождениям на 8000?

- На Победу и Хан мы ходили единым составом отделения. Особенно мне нравится его география: Владивосток, Иркутск, Красноярск, Екатеринбург, Гжель. Имена я уже называл. Команда? Все ребята отмечали, что давно не попадали в такое комфортное отделение, комфортное во всех отношениях, и в работе и в быту.

Я считаю, что Победа за пояс заткнет большинство малых восьмитысячников, так что можно считать, что были мы уже там и именно этим составом. Если же говорить про сложные маршруты на восьмитысячники, или вообще о первых вершинах мира, то здесь конечно команда как ребенок, нужно еще ходить и ходить.

- Есть ли у тебя желание дальше работать в проекте "Высота"? Что бы следовало изменить в проекте?

- Я надеюсь, что поработаем. Что изменить? Да жизнь сама изменит.

- О каких вершинах мечтают теперь его участники?

- После Хана все хотели залезть в кровать к женам. Дальше не знаю.

- О каких маршрутах на 8000 мечтаешь ты сам?

- Хоть и меньше 8к, но меня очень поразила Жанну с севера. Мечтаю ли я о ней? Если и да, то очень осторожно.





27 августа 2016

Все фото из архива Артема Брауна.



Даты восхождений Артема:

пик Ленина 16 июля

пик Корженевской 25 июля

пик Коммунизма 2 августа

пик Победы 14 августа

Хан-Тенгри 19 августа.


Источник: http://russianclimb.com

















Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2022, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU