Обладатель Кубка мира Рустам Гельманов: Настоящее скалолазание сложно вместить в олимпийский формат

На минувшей неделе в Петербурге гостил один из лучших скалолазов России. Рустам Гельманов ежегодно покоряет головокружительные высоты, но в Северной столице занялся более спокойным делом — давал мастер-класс и помогал конструировать трассы. Наверняка у многих слушателей незаметно дрожали руки, ведь всего неделю назад Рустам совершил почти невозможное. Что он сделал? Пролез в ночи по отвесной скале один из сложнейших маршуртов мира — Hypnotized Minds в национальном американском парке Роки-Маунтин.
В Петербурге Гельманов был гостем Кубка Луча — крупнейшего события городских скалодромов. А спустя несколько дней его ждут новые соревнования — уже во Франции. Корреспондент «Спорта День за Днем» встретился с Гельмановым и узнал у него, что скалолаз — это человек, который при весе 54 кг подтягивается сто раз, двумя пальцами удерживается на отвесной скале, штурмует многометровые валуны и держит все под контролем. По словам Рустама, заниматься скалолазанием ненамного опаснее, чем мыть посуду.

Мною управляет только жена

— Вы едва успели побывать в Петербурге, как собираетесь на новый старт. Не устаете?
— На Кубке Луча я особо не напрягался. Только голос сорвал. Приходилось часто перекрикивать колонки. Я готовлю три-четыре турнира в год, но, как правило, за границей. В России прежде занимался детскими соревнованиями, а на Кубке Луча первый раз поработал со взрослой, серьезно подготовленной аудиторией.

— Можно сказать, что у вас был дебют в России. Как все прошло?
— Было интересно. Это увлекательная игра — создавать новые трассы, придумывать сложные маршруты. Смотреть, как ребята по ним лезут. Мне кажется, каждый спортсмен должен уметь готовить соревнования. В Петербурге я гость. Мало знаком со скалодромом и с уровнем подготовки спортсменов. Поэтому был не главным в группе подготовщиков трасс. Если бы я сам готовил маршрут, наверное, ни одна из местных девушек его бы не прошла. Получилось бы слишком сложно. Думаю, в следующий раз соглашусь работать только главным подготовщиком.

— Почему?
— Не люблю, когда мною управляют! В спорте и в жизни, за исключением жены. Ей можно.

— Вы вряд ли часто бываете дома.
— Моя супруга занималась этими подсчетами. Раньше я бывал дома максимум шесть месяцев в течение года. Последнее время график более напряженный.

— Успели прогуляться по Петербургу?
— Я уже бывал здесь. В этот раз жил на Крестовском острове, где нет магазинов — одни дорогие рестораны. В них бывал, а больше никуда не выбирался. Забавно, что не первый раз попадаю в Петербург в разгар «Алых парусов». Постоянно полно школьников на улицах.

— Они вас в лицо не узнают?
— Конечно, нет. Школьники узнают только героев компьютерных игр. В России меня, наверное, никогда не будут узнавать. Скалолазание не настолько популярно. Хотя однажды паспортисты узнали в аэропорту. Начали говорить: «Ого, тот самый Гельманов!» Я даже удивился. Другое дело, например, во Франции. Там скалолазанием занимаются в школах. Спроси человека на улице, занимался ли он когда-нибудь скалолазанием, ответит: «Конечно, да!» — и расскажет, каким видом увлекался.

— Включение в олимпийскую программу может добавить популярности скалолазанию.
— Возможно, но большой вопрос, как оно будет выглядеть в олимпийской программе. Наверное, будут соревнования на скорость с некими изменениями. Получится нечто вроде смеси гимнастики, паркура и скалолазания — именно в таком порядке. Но это будет уже не скалолазание. Так или иначе, попадание на Олимпиады принесет скалолазанию увеличение финансирования. Больше людей начнут им заниматься. Но какие это будут люди? Будут ли они любить природу? Или предпочтут не вылезать со скалодрома? Это не то, чего я хочу. Я за то, чтобы любили природу.

— Соревнования на скорость вам меньше нравятся?
— Они настолько далеки от реальных условий, что и скалолазанием, по сути, не являются. Другой вид спорта. Зато турнир на скорость понятен зрителю. Боулдеринг непрофессионалу понять сложно. Возможно, кому-то он кажется скучным. Я за включение соревнований на скорость в олимпийскую программу, но пусть они называются не «скалолазание», а «забег по вертикали». Настоящее скалолазание в олимпийский формат ввести будет сложно.

Сто подтягиваний за подход

— Как выглядит сезон скалолаза топ-уровня?
— За год проходит много турниров. Самый главный — либо чемпионат Европы, либо чемпионат мира. Они чередуются по сезонам. В апреле обычно стартует Кубок мира, состоящий из пяти-шести этапов. Тренироваться между соревнованиями невозможно.

— Почему?
— Обычно у тебя пять дней от одного турнира до другого. Из них ты двое суток лежишь, отдыхаешь. Все болит. Затем нужно справиться с психологической усталостью. Остается всего ничего времени. А уж если ты остался на заключительную турнирную вечеринку, то определенно не получится толком потренироваться!

— Вечеринки наверняка шумные, ведь в спортивном скалолазании в основном молодежь.
— Я бы не сказал, что в нашем спорте царит такой уж молодежный дух. Да, в среднем спортсменам-скалолазам 23–25 лет, но чтобы добиваться успехов, надо быть взрослым. Требуется мыслить, включать голову. Бывает, титулы выигрывают в солидном возрасте. Чемпионом мира по боулдерингу 2005 года стал 37-летний уфимец, знаменитый советский и российский скалолаз Салават Рахметов. Пока это возрастной рекорд.

— Скалолазание не из тех видов спорта, где после 25–27 лет надо сворачивать карьеру.
— Конечно, нет. Можно спокойно заниматься и бить рекорды до сорока лет.

— Как вы готовитесь к самым крупным турнирам, таким как чемпионаты мира?
— Обычно интенсивно лазаю на скалодроме и стараюсь выполнять маршруты с первых попыток. Непосредственно перед чемпионатом мира нет времени нарабатывать выносливость и другую «базу».

— Вам позволяют заранее ознакомиться с трассой?
— Ни в коем случае. Первые круги квалификации на чемпионате мира мы лезем вслепую. Затем перед решающими раундами можно ознакомиться с маршрутами и даже посоветоваться между собой. Прелесть скалолазания как раз в том, что каждый старт — сюрприз и открытие. Бесполезно прикидывать, какой будет маршрут. Может быть, придется сделать пять прыжков по камню. Может быть, ни одного не понадобится. Никогда не угадаешь.

— Вам бывает страшно, когда смотрите на новую трассу?
— Очень редко. В молодости случалось. Однажды в Баку на этапе Кубка мира я выступал с травмой спины и не мог прогибаться назад. Маршрут проходил так, что в одном месте мне с моим повреждением было никак не пролезть. При этом турнир был одним из лучших на моей памяти. Прекрасная организация и уникальная публика. В Баку люди азартны, невероятно болеют и переживают. К тому же меня зовут Рустам — азербайджанцы признали за своего. Кричали: «Рустам — король!» Жаль, травма помешала прийти первым. Позже я начал заниматься йогой и цигуном. С тех пор травмы особо не беспокоят.

— Многие боятся заниматься скалолазанием из-за страха упасть и получить травму.
— Дисциплины на скорость и трудность абсолютно безопасны. Невозможно травмироваться. Даже если захочешь! Боулдеринг при правильной подготовке также безопасен. Да, существуют специфические травмы профессионального спортсмена: колени, кисти, пальцы. Однако такие повреждения получаешь в любом виде спорта. Если долго мыть посуду — тоже суставы болеть будут. Падения случаются редко, потому что вы попросту не влезете на слишком сложную для вас высоту. В этом плюс скалолазания. Поднимая штангу, вы рискуете не рассчитать вес, уронит гриф и травмироваться. Скалолазы всегда ощущают границы возможного.

— У скалолазов сильные руки. Сколько раз вы подтягиваетесь?
— Раньше на предсезонных тренировках на одной левой руке подтягивался шесть раз, на правой — восемь.

— А на двух руках?
— Когда-то подтягивался сто раз. Сейчас для меня важнее подтягивания с дополнительным весом.

— Сами при этом весите…
— …51 кг. При росте 165 см. Стабильно держу свой вес на протяжении пяти лет. Раньше весил 53–54 кг.

— И никаких особенных диет?
— Тренировки и обычное правильное питание. Я чувствую, что мне нужно есть, а что нет. Категорических ограничений на мясо или что-то другое нет, но, выбирая между рисом и шашлыком, предпочту рис.

Француз заговорил по-русски

— Йога и цигун помогают скалолазу?
— На мой взгляд, с них надо начинать. Йога — это растяжка. Цигун — психологическая подготовка. Работа с энергетикой тела. Давным-давно доказано, что, думая о конкретных вещах, ты рано или поздно их осуществишь. Лично проверял неоднократно.

— Например?
— В свое время я целенаправленно искал вторую половинку. Однажды встретил на вечеринке девушку. Видел ее мельком, но твердо заявил друзьям, что она будет моей женой. Как ни странно, буквально через несколько дней совершенно случайно встретил ее снова. Мы уже пять лет вместе, и у нас восьмимесячный ребенок!

— Очень рады за вас! Работая над своей энергетикой, вы добивались идеальной формы?
— Да. Несколько раз, и всегда с этим была связана история. Однажды во Франции я выигрывал турнир, оторвался от всех в зачете, но решил от избытка энергии сделать еще одну попытку. Сорвался с трассы, упал лицом на мат, так что там пятно от пота растеклось. Посмотрел на это пятно. Встал. Взглянул на подготовщика. Он мне по-русски говорит: «Рустам, я тебе сделал эту трассу. Иди — пролезай». Вытираю пот со лба, иду на старт и прохожу трассу. А уже после понимаю, что французы по-русски говорят… Видимо, находясь в идеальном состоянии, неосознанно понимаешь языки.

— Ничего себе!
— Во время соревнований ты должен отключать свое сознание и отдавать контроль подсознанию, потому что оно намного быстрее действует. Когда сознание отключается, изменяется восприятие времени. Секунды растягиваются. Когда ты физически и морально готов, в семье все хорошо, приходят победы. Еще нужна самоуверенность. Даже наглость. Скалолаз должен быть уверен в себе и своем успехе.

— Спортивная наглость.
— Естественно. Не нужно быть грубым с людьми. Надо быть наглым внутри себя и для себя.

— Давить на соперников все-таки можно.
— Конечно. Я люблю перед стартом сделать сумасшедшую прическу. Люди боятся спонтанности. Окружающие в шоке, соперники сразу в обморок падают. Или можно как-нибудь хитро подтянуться на одной руке на глазах оппонентов.

Я не тратил кожу

— Недавно вы покорили сложнейшую американскую трассу Hypnotized Minds. Вторым в мире после ее первопроходца.
— Этот маршрут открыл американец Дэниэль Вудс, который в основном лазает на открытом воздухе. Трасса находится в специальном скалолазном районе национального парка Роки-Маунтин в Колорадо. Считаю, это одна из двух сложнейших трасс в мире.

— Обычно их перечисляют гораздо больше.
— А на самом деле многие из этих якобы сложных трасс находятся в такой глуши, что, кроме первооткрывателей, туда никто не добирался. Действительно известных и невероятно сложных маршрута два. Один в Италии, второй — вот этот Hypnotized Minds.

— В чем их сложность?
— Скалолазный район находится на большой высоте. В среднем 2600–2800 километров над уровнем моря. Самая верхняя часть — 3500 км. Иногда идет снег. Холодно. Сильный горный ветер. После Вудса маршрут пробовали пройти очень многие спортсмены со всего мира. Никому не удалось пройти. Я приехал попробовать, и стало неожиданно легко получаться. Я начал отрабатывать каждый элемент. Вокруг люди удивлялись. Зачем «чистить» проход по верху, если никогда туда не долезешь? А я абстрагировался. У меня было хорошее настроение. Накануне отлично выступил в финале Кубка мира…

— Не выиграли?
— Занял пятое место, зато шоу устроил отменное. Так что в Колорадо был довольный. После моих первых попыток народ в парке прослышал, что кто-то всерьез штурмует Hypnotized Minds. На мой очередной проход вечером собралась толпа зрителей. Как на концерт. Даже помешали немного. Когда вокруг шумят, сложнее собраться. На дворе уже поздний вечер. Темно, все с фонарями. Я перед проходом сохранял энергию. Безо всякой физики. «Не тратил кожу», как говорят скалолазы.

— Что это значит?
— Если заранее напряжешь пальцы, пройти трассу не получится. Я просто ходил вокруг камня, дотрагивался до него и делал растяжку. Сделал одну разминочную попытку — упал в самом конце. Полчаса отдохнул и решил, что если со второго раза не пройду, то полезу третий и последний. Стартовал — и прошел так, будто это легчайшая в мире трасса. На видео в Интернете на нее смотреть неинтересно. Кажется, что все просто. А на самом деле там были сложнейшие перехваты и очень тяжелые участки. Зрители устроили мне овацию, визжали, пищали. Кажется, они радовались больше меня. Я отдохнул и всем сказал: «Так, не расходимся! Лезу второй раз!» Все начали спрашивать: «Зачем, зачем?»

— Вы решили стать первым в истории, кто пролез по этому камню два раза подряд?
— Да, было такое намерение. Упал в конце. Мирового рекорда не получилось, но все-таки из россиян я первым прошел Hypnotized Minds.

|Кстати
Что такое боулдеринг?


В современном спортивном скалолазании три основные дисциплины, не считая многоборья. В боулдеринге (от английского boulder — валун) атлет карабкается на большой валун три-шесть метров высотой за небольшое число перехватов (пять-восемь). Со стороны подъем не кажется изощренным делом, а в действительности требует исключительной техники и подготовки. Под валуном верхолаза страхуют специальные маты.

В популярности с боулдерингом соперничает дисциплина, где скалолазы соревнуются на трудность, карабкаясь на головокружительных скальных или скалодромных высотах (до 18–22 метров). Однако наилучшие олимпийские перспективы имеет популярное в России, а ранее в СССР лазание на скорость. Это самый динамичный и «телегеничный» вид скалолазания, хотя весьма далекий от реального альпинизма.

Олег Евстифеев
корреспондент «Спорта День за Днем»

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU