Как зарождался скайраннинг

На наших глазах российский скайраннинг всего за два года вырос в перспективный и массовый спорт. Однако что стоит за развитием мирового скайраннинга? Мы публикуем интервью 2013 года с вице-президентом ISF Лори ван Утен. Мало что изменилось во взглядах, однако достигнутые результаты поистине колоссальны.

2012 год стал знаковым для Международной Федерации скайраннинга. Мировая Серия скайраннинга привлекла на свои невероятные гонки сливки мировой элиты скайраннинга и трейлраннинга. Дух захватывало от красоты мест проведения забегов, от техничности трасс и азарта участников, не говоря уже о выдающихся рекордах, устанавливаемых спортсменами, что привлекло небывалый интерес и участников, и зрителей, и спонсоров. 2013 год закрепил успех еще более удивительными локациями, трассами, включенными в календарь Мировой Серии, среди которых была и первая ультра в 100 миль. Официальный скайраннинг собрал сильнейших скайраннеров и трейлраннеров мира.

Следует понимать, что успех, с которым скайраннинг сейчас шагает по планете – это результат 20-летнего труда основателей этого вида спорта Марино Джиакометти и Лори ван Утен. Нам удалось поговорить с Лори и узнать, как все началось, о первых трудностях и о новых перспективах ISF.
Лори, возвращаясь к истокам – до создания концепции скайраннинга как вида спорта и организации вы были просто альпинистами, любящими передвигаться в горах быстро и налегке?
Марино – крутой альпинист (два восьмитысячника и многочисленные мировые рекорды времени в скоростных восхождениях в Гималаях, Альпах и Андах). Он подвергся возникшей в альпинизме 80-х годов тенденции покорять не одну, а две или три вершины за один день. «Быстро и налегке» - это был его девиз. За год он установил несколько рекордов: Пумори, Гунуя – Монблан и Генуя – Монте Роза. Еще в детстве Марино бегал по 12 км в день: 3 км до школы, затем домой на обед и обратно в школу, затем из школы домой. Еще тогда Марино начал ставить себе задачи и искать приключения на кое-какое место.

А у меня самой за спиной – лыжи.

Был ли смысл тогда устраивать такие необычные забеги только для того, чтобы устанавливать на них мировые рекорды? Возьмем для примера самый первый забег скайраннинга Курмайор-Монблан.
Был. Вообще, Марино ставил себе целью установление новых рекордов и обновление уже существующих в рамках проводимых соревнований. Со временем уровень участников растет, рекорды постоянно обновляются. Раньше казалось, что побить рекорд Бруно Брунода на Маттерхорн невозможно, но спустя 20 лет Килиан Жорнет улучшил его результат на 20 минут. Самые экстремальные забеги – Монблан, Монте Роза – стали фундаментом для создания концепции скайраннинга. Спустя годы, Марино начал помогать друзьям осуществлять их смелые замыслы: рекорд Бруно Брунода на Маттерхорн, попытки Брунода и Меральди «забежать» на Эверест, Чо Ойю, Шиша Пангму, Аконкагуа.. Эти гонки были созданы не для установления на них рекордов времени – так мы еще и пропагандировали вид спорта скайраннинг. Таким образом, мы создали и лично организовали более 80 забегов скайраннинга по всему миру. Сейчас их в десятки раз больше, и мы ограничиваемся лишь их координированием, что тоже – титанический труд.
Кажется, что очень маленький промежуток времени разделяет первые соревнования по скайраннингу, проведенные при поддержке компании Fila, и стремительное, «ураганное» развитие этого вида спорта сейчас. Расскажешь об этом времени?
Действительно, ураганное развитие. Как только у нас появился этот спонсор, мы приехали в Нью-Йорк на встречу с руководителем PR компании Fila, чтобы обсудить детали и места проведения соревнований. Большую роль при принятии решения сыграли такие факторы, как транспортная доступность, логистика, условия проживания, и мы выбрали Аспен и Касл Пик. На следующее утро мы с Марино уже летели в Денвер, а вечером шли на гору.. Следующий выбор пал на Тибет и Мексику. Мы выбрали вулкан Попокатепетль, но из-за извержения пришлось все проводить на соседнем вулкане Ижтажуатль (5200м). Забег проводили 5 раз. Марино очень много внимания уделял научной стороне этого нового вида спорта, и показатели фиксировались начиная со старта, на разных поверхностях и в разных условиях. В научных журналах были опубликованы 24 исследовательские работы, скайраннинг стал предметом обсуждений в нескольких научных дискуссиях.

Следующим шагом было собрать нашу «команду мечты», что было довольно сложно. Помимо итальянцев Шампретави, Греко, Меральди, Брунод, в команду вошли американцы Мэтт Карпентер, Дэниэль Баленжи, Линдов Элефсон, Элен Миллер и мексиканец Рикардо Мехия. Мы были одновременно большой семьей спортсменов, исследователей, фотографов и съемочной группой, мы путешествовали по уникальным и удивительным уголкам планеты (например, Непал, Тибет..). Это было чудесное увлекательное приключение во всех смыслах – мы чувствовали себя первооткрывателями и исследователями новых земель. Счастливые дни.

Звучит очень здорово, но.. а как же снаряжение? Тогда ведь не было роскоши выбора специальной экипировки для скайраннинга! Чем вы пользовались?
Хороший вопрос! На фотографии – Монблан в 1992 году. Это было за год до начала сотрудничества с Fila, где Марино впоследствии начал работать над разработкой новой экипировки. В те годы рынок ничего не предлагал. У него был спортивный костюм для зимнего велоспорта: майка с длинным рукавом, тайтсы и пояс с карманом на спине (для еды или воды). Обувь для трейлраннинга тогда еще не была изобретена. Наш друг, один из первых высотных скайраннеров, сам делал экипировку для себя: кроссовки, кошки, палки... Это были либо облегченные лыжные ботинки, либо усовершенствованные кроссовки для бега по шоссе.
Для покрытых снегом альпийских льдов мы делали специальные кошки из алюминия, либо использовали обувь для метания копья (с 2-сантиметровыми металлическими шипами). Палки укрепляли и приделывали наконечник, бывший ледоруб.. Это был абсолютно новый вид спорта для абсолютно новой категории спортсменов. Все остальные спортсмены в горах были в тяжелых горных ботинках, с рюкзаками, веревками и т.д. Все эти годы Марино занимался разработкой новой обуви для скайраннинга совместно с Fila, создавая прототипы для элитных спортсменов (и, кстати, выиграв в них два Нью-Йоркских марафона: в 1995-м и в 1996-м годах). Первая линейка для трейлраннинга была разработана и запущена в 1998 году. Тогда же Fila запустила аутдор-линейку “Skyrunner®”. К сожалению, этот совместный проект уже завершен, но многие наработки для обуви все еще остаются актуальными.

Потрясающе. Лори, а есть сейчас совместные проекты по разработке узко специализированной линейки для скайраннинга?
У нас множество проектов. Например, недавние научные исследования выявили особенности дыхания скайраннеров на высоте с помощью «умной» футболки, оснащенной сенсорами, способными также измерять множественные психологические параметры. Тест также поможет выяснить роль и влияние различных материалов и экипировки на спортивные показатели в различных условиях, сколько энергии можно сохранить при помощи модификации материала подошвы.. это к примеру. Еще мы работаем с ткацкими фабриками с целью создания продуктов, повышающих безопасность и комфорт ультра-скайраннеров. Мы сейчас больше ориентированы на разработки аутдор-брендов и новые технологии.

А много женщин занимались скайраннингом? Когда женщины начали «втягиваться» в скайраннинг?
В Европе доля женщин среди участников составляла 5-10%, в то время как в США эта доля была существенно больше – 40-50% в отдельно взятых забегах. Результаты были схожи с результатами на марафонских дистанциях. Несколько женских имен в раннем скайраннинге: Бруна Фанетти и Жизелла Бендотти (Италия), Хелен Диамантидес (Великобритания), Алексия Зуберер (Швейцария), Хелен Миллер и Даниэль Беленжи (США). Отмечу, что и Зуберер, и Миллер, были успешными альпинистками, и их скайраннерская подготовка внесла большой вклад в улучшение их спортивных результатов. Отмечу также, что разрыв между долей мужчин и женщин в скайраннинге стремительно сократился. Сейчас мы видим женщин, финиширующих в первой десятке абсолюта.

Марино утверждает, что женщины лучше адаптируются к высоте, чем мужчины. Чем выше, тем лучше.

Почему, по твоему мнению, так различается процентное соотношение мужчин и женщин-скайраннеров в США и в Европе?
Культурные различия. Я считаю, что женщины в северной Америке и Европе более независимы и самостоятельны, чем женщины Латинской Америки. Но в Америке все же другой менталитет.

Без сомнений, в скайраннинге будет еще больше женщин. На это, в том числе, направлена наша реклама.

В 1995 была создана FSA (Federation for Sport at Altitude – Федерация высотных видов спорта, - прим.), с спорте появилось централизованное управление. Была ли компания Fila привлечена к управлению скайраннингом? Если нет – из каких источников финансированись соревнования и рекламная дейтельность?
Fila была в команде с 1993 по 2002 год. Мы получали поддержку и других спонсоров, и во время, и после Fila, это были Vibram, Sector Watches, Cellfood, Polar, Polartec, Buff и Arc’teryx. Один из источников поддержки – местные администрации и офисы туризма (это касается в основном европейских горнолыжных курортов).

В 2008 была создана ISF, это событие совпало со всемирным «бумом» трейла и горного бега. Вы это предвидели?
Так совпало. Конечно, мы не могли этого предвидеть, но.. мы ведь стремились и работали над этим целых 15 лет. Так чему же удивляться? Мы создали этот спорт и эту индустрию.
Кроме Энрико Фречи, исполнительного директора Fila, поначалу все всерьез считали нас сумасшедшими. Мы, «команда мечты», создавали и организовывали соревнования на серьезной высоте, в логистически недоступных районах, организовывали научные исследования, устраивали медиа всплески – примерно тем же самым сейчас занимается Salomon. Единственная разница – тогда, к сожалению, еще не было такого мощного инструмента, как интернет и социальные сети. Сейчас быть на связи с сообществом, мягко говоря, просто необходимо.

2012 год стал переломным для ISF, вы запустили Серию Ультра и привлекли в спорт сильнейших – и европейцев, и американцев. Скайраннинга стал мейнстримом. Какие ощущения сейчас, оглядываясь назад?
О, это было очень непросто. Этот успех - результат нашего вдохновения и полного душевного единения, мы подняли спорт на следующий уровень, создали «чистую» стратегию и слушали свое сердце. Мы вели переговоры с МОК и поняли, что этот путь не для нас. После той встречи бы долгое время были подавлены. Стать олимпийским видом спорта – это ли не предел мечтаний для спортивной федерации? Однако нам следовало быть практичными. Ведь наши «стадионы» – это горы, а не спортивные объекты и сооружения. Хорошо, что спортсмены все это понимают.

Перед самой первой Ультрой Transvulcania Ultramarathon на острове Ла Пальма мы устроили большое собрание с элитными спортсменами, чтобы донести до них наше видение скайраннинга и ISF и услышать их мнение. Спортсмены высказались не только за продолжение практики проведения гонок формата Мировой Серии, но и за полный хардкор в трассах скайраннинга. Спасибо им – они вдохновили нас и наградили своим доверием, дали нам веру в необходимость того, что мы делаем.

То есть вы отказались от олимпийских планов? Почему? Вам были предъявлены слишком высокие требования, несовместимые со скайраннингом?
Чтобы получить олимпийское признание, необходимо сделать множество предварительных шагов, например, иметь федерации по виду спорта как минимум в 50 странах мира. Самое главное: скайраннинг проходит в горах, а олимпийские виды спорта – нет. Теоретически возможно провести «Олимпийские игры в горах», эдакую летнюю версию зимних Олимпийских игр, с участием всех горных видов спорта.. звучит как утопия. Возможно, получится включить в олимпийскую программу более короткие дистанции, как SkySpeed (100м набора), или такой наш проект, как забег на небоскреб. Да даже Вертикальный Километр® можно провести на зимних Олимпийских играх.

Казалось, что американских скайраннеров как бы оттеснили от скайраннинга новыми европейскими стартами, где была возможность сравнивать мероприятия. Очевидно, европейский скайраннинг полюбился всем. В 2013 вы решили провести UROC, финальную гонку серии Ультра, в Вейле, штат Колорадо. Вы считаете подобную всзаимосвязь между континентами необходимой для развития скайраннинга?
Скайраннинг не может быть только европейским спортом. Горы есть на всех континентах, хоть и такие разные. Альпы, где зародился скайраннинг, очень «классические» горы – они соответствуют концепции скайраннинга Марино - от моря или ближайшего к горе населенного пункта до вершины. Мы по возможности придерживаемся этой концепции: Бен Невис, Пайкс Пик, Эльбрус – все это скайраннинг в «чистом» виде.
Американские спортсмены уже прочувствовали вкус европейского скайраннинга, а европейские скайраннеры уже несут этот «вкус» в Штаты. Все идет к тому, что два этих скайраннинга сольются в одну синергию.
Также скоро будет всплеск скайраннинга в Азии и Южной Африке.

Здорово.
Но все же – существует мнение, будто комерциализация скайраннинга, хорошие призовые, проведение Экспо и т.д. в некотором роде подрывает сам дух скайраннинга, убивает романтику гор, что ли. Мне кажется, вы очень ловко балансируете. Что скажешь?

Я думаю, что полная коммерциализация займет очень много времени – если она вообще когда-нибудь произойдет. Пока что передовые скайраннеры больше заинтересованы в самом процессе и в конкуренции, нежели в победе ради призовых. Могу сказать, что мы можем увидеть одинаковое количество участников на “богатых” забегах и не очень.

Безусловно, спортсмены должны быть вознаграждены за их огромный труд и достижения. Считаю, что следующий шаг промышленности (аутдор-бренды и т.д.) в направлении инвестирования в своих спортсменов, давать им возможность роста, чтобы они могли успешно выступать и при этом не должны были крутиться как белка в колесе между работой и спортом. Спорт станет более профессиональным, я в этом уверена. Но это вовсе не значит, что скайраннинг потеряет свою изюминку :)

Этот процесс уже в разгаре? Традиционно “горные” бренды вроде бы все больше и больше вовлекаются в “бег” в горах. Salomon, TNF, Mountain Hardwear, Patagonia и т.д. также предоставляют своим спортсменам больше возможностей для профессионального роста?
Да, это хороший знак, но это только начало. Дело в том, что сами гонки, места, в которых они проходят и спортсмены, которые в них участвуют – это особый стиль жизи, особая философия. Это также механизм, с помощью которого аутдор-бренды могут рекламировать себя и свою продукцию. Мы продвигаем Мировую Серию среди спортивных команд, делаем командный рейтинг, и это позволяет немного облегчить жизнь спортсменам. С этого года чемпионаты Европы и мира будут проходить в формате открытых, что позволит командам и самим спортсменам показать себя. Посмотрим, что получится.

Многие европейские гонки – чуть ли не событие года для местных жителей, которые поддерживают участников… чуть ли не на протяжении всей трассы

В одном из интервью Марино обмолвился, что скайраннинг – не очень зрелищный спорт, но благодаря уникальности мест, где проходят соревнования, он восхищает и привлекает зрителей. Выглядит, как Тур де Франс, но в горах, без велосипедов и с болельщиками! Не удивляет ли вас такая популярность?
Нет, не очень. На многих европейских забегах очень велика доля вовлеченных в них местных жителей. Они болеют, поддерживают участников. Это ведь, в конце концов, их гонка! Яркий пример – марафон Зегама в стране Басков. Тысячи зрителей на протяжении все трассы - а это 42 км по горам! – родственники, дети, родители, дедушки, бабушки, внуки, - все они болеют за участников, у каждого есть кто-то, кто бежит. Конечно, тем сложнее логистика, тем сложнее зрителям получить доступ к соревнованиям. Мы видим своей целью плотнее взаимодействовать с организаторами гонок и восхищать местное сообщество новыми захватывающими гонками.

Если бы в 1992 году ты знала, что сегодня будет представлять из себя скайраннинг, оправдались ли бы ваши ожидания?
Мы думали, все будет намного быстрее :) 20-ти летнего ожидания точно было в наших планах. И мы всегда верили, что все получится. Например, в Италии этот спорт практически сразу начал развиваться и подавал много надежд, заниматься развитием скайраннинга в Италии было удовольствием. Сейчас в Италии более 95 ассоциаций скайраннинга и 112 забегов, зарегистрированных в национальной Федерации. Вот это – успех.

Пожалуй, не буду спрашивать, какой ты видишь ISF еще через 20 лет. Это очень долго. Мы видим, какой огромный шаг вперед сделал скайраннинг в этом году – во всех сферах. Я спрошу так: каким ты видишь скайраннинг через 5 лет, чего ожидаешь?
Учитывая установленные нашему спорту рамки, связанные с географией и экологией, думаю, число участников не будет значительно расти. На многих гонках количество учатников ограничено именно из соображений безопасности.
Мы видим развитие в глобальной экспансии, в развитии национальных серий. Над этим мы работаем вместе с членами нашей федерации.

Не могу не сказать о о растущем медиа-интересе, что, несомненно, помогает популяризировать скайраннинг. Мы всегда тесно сотрудничали с различными средствами массовой информации, и они играют решающую роль в информировании сообщества о нашем спорте.

Сейчас мы разрабатываем 5-ти летний план развития, планируем вскоре обсудить его на Генеральной Ассамблее. Сейчас, когда мы начали проводить Ультру, мы начали работать над разработкой новых правил, ведь безопасность – на первом месте. Не могу предвидеть каких-либо фундаментальных изменений, но могу скахать, что мы любим бросать вызов себе и всегда прислушиваемся к мнению наших спортсменов.

Горы – сердце скайраннинга, совершенно очевидно, что эту страсть разделяют все в ISF. Лори, лучше расскажи о своих первых воспоминаниях о горах и что они значат для тебя сегодня?
Конечно, все в Федерации - выходцы из стран “с высотой”, и, собственно говоря, именно эта страсть к горам и является двигателем развития скайраннинга.
Я выросла в Шотландии, затем переехала в Лондон, начала работать и довольно часто ездить в командировки в Италию. Никогда не забуду, как в июле ехала в крошечном Фиате 500, в июне, в разгар жары, и над зелеными деревьями увидела возвышающуюся снежную вершину Монте Розы. Это был гипноз. Позже я начала кататься на лыжах, спустя пару лет я оставила Лондон ради гор.. и осталась на 15 лет.

Я каталась практически круглый год, ходила на близлежащие вершины. Моя первая встреча со скайраннингом совпала с моей первой встречей с Марино. Он приехал в мою деревню, когда в очередной раз пытался установить рекорд в скоростном восхождении на Монте Розу в 92-м году. Я помогала в организации этого мероприятия. Когда я своими глазами увидела, как эти семеро безумцев сбегали из деревни на вершину высотой 5,634м и обратно всего лишь за 4ч 24мин, я просто потеряла дар речи. Туристу для этого нужно где-то полтора дня, учитывая подъемы на канатках и ночевку в хижине. В общем, скайраннеры для меня сразу стали сверхлюдьми. Да я и сейчас так считаю.. Благодаря скайраннингу мне удалось побывать в совершенно удивительных местах.
Несмотря на все возникшие сложности, самым настоящим раем для меня стал Тибет. В Тибете и Непале я бывала 8 раз. Я видела невероятные горы Альп, Африки, Мексики, Малайзии, США, но Тибет и его люди всегда остаются для меня бесконечным источником счастья и вдохновения. Именно там я чувствую себя на вершине мира!

Источник: http://runtramp.com/skyrunning-an-interview-with-lauri-van-houten/
Перевод: Ассоциация скайраннинга России

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2024, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU