Зима Нанга Парбат: Битва продолжается.


Прошлой зимой, Денис Урубко, Адам Белецкий и Алекс Txikon, вместе с Артемом и Дмитрий Braun Siniew, намечали подняться на К2 с китайской стороны, но их разрешения были отозваны буквально в день перед отъездом команды. Польская Зимняя Himalaism команда планировала попытаться взойти на К2 с Пакистана стороны, в этом году. Судя по всему, их план был отложен. Так что, не будет ни одной команды на К2, этой зимой.


Наоборот, зимой Нанга Парбат стал ежегодным делом для некоторых альпинистов. Зимой на Нанга маэстро Томек Мацкевич вернется, снова. Алекс Txikon и Даниэле Нарди все готовы для еще одной попытки. Симоне Моро также ожидается, что будет на горе. Марек Klonowski уже в Пакистане с его подписью для всей экспедиции, хотя состав команды немного отличается от прежней.
Последнее, но не менее, Адам Белецкий, первопрохождение зимнего GI и Броуд Пик, также будет пытаться взойти на Нанга Парбат этой зимой. Ожидайте много действий альпинистов в ближайшие недели.

Автор: (По Raheel Аднана)


Источник: http://www.explorersweb.com/

Перевод вольный.

Комментарии (90)

Всего: 90 комментариев
  
#85 | Анатолий »» | 01.03.2016 01:39 | ответ на: #84 ( Леонид ) »»
  
1
Александр имеет ввиду календарную весну, а не астрономическую, которая начинается в день весеннего равноденствия (20 марта , а в високосный год 21)

Там на сайте надо исправить. не календарная, а астрономическая весна.
#86 | Леонид »» | 01.03.2016 10:05 | ответ на: #85 ( Анатолий ) »»
  
0
ну речь же идет именно о зимних восхождениях в Гималаях, а не вообще - и тут большинство склоняется к астрономическому календарю .
один из аргументов - восхождение это финал, которому предшествует зачастую месяц или более работы на горе - т.е. если зайти в начали декабря, то большая часть экспедиции будет проходить осенью.
на Броуд-пик зашли вообще в начале марта - но работали на горе всю зиму.

ФАР например зимой считает
- для горных районов Сибири, Крайнего Севера - с 15 октября по 15 мая;
- для остальных районов - с 1 декабря по 15 марта.

ФАиСУ - с 15 ноября по 15 мая
     
1
Да, конечно я имел ввиду календарную весну. ФАР считает 15 марта, значит они ещё ухватили за хвост зимушку.
  
#88 | Анатолий »» | 04.03.2016 19:59
  
1



"Из 13 часов восхождения я наслаждался лишь несколько секунд"



Алекс Чикон из базового лагеря Нанга Парбат назвал зимнее первовосхождение на Нанга своим "самым жестким" восхождением. Голос Алекса звучит твердо и удовлетворенно "на другом конце" спутникового телефона. Но эйфории не чувствуется. Напротив, на протяжении всего разговора ощущается спокойствие, совсем необычное для этого гиперактивного человека и его скоростной жизни. Он вынужден признать, что это было самое сложное восхождение" его жизни, которое изменило его чувство к горам, заставило
ощутить их как "живых существ, которые относятся к вам так же, как вы относитесь к ним." Поэтому сегодня он вернется, чтобы снять веревки и лагеря. Осознание, что вписал себя в историю, возможно, придет позже.

- Прежде всего, поздравляю.
- Eskerrik Asko. Да, наконец-то, пять лет прошло. С 2011 года, чего это стоило нам, да ??.
И два года здесь. Мы напряженно работали. 15 ночевок в крайне тяжелых условиях. Мы достигли цели, но только мы знаем, чего это стоило. Надо быть здесь, чтобы понять, что нам пришлось вынести.

- Физически что ты чувствуешь?
- Ну... Ноги болят, но это нормально после стольких дней в кошках, да неделю не снимать ботинки. И тело немного болит, как будто меня били... Но никаких признаков обморожений. Только чуть прихватило нос. Он немного болит и немного черный ... Это не серьезно, но это больно.

- Отсюда кажется, что все прошло идеально, хотя вы приняли рискованное решение о штурме.

- По опыту прошлого года, когда мы стартовали из штурмового лагеря в 3 часа ночи, и был ужасный холод, который я думаю, и стал причиной неудачи, в пятницу мы решили подождать с выходом до рассвета, чтобы не совершать эту ошибку еще раз, и не замерзнуть. Мы знали, что в субботу будет отличная погода, без ветра, но мы не хотели рисковать, ожидая еще 24 часа в С4, и решили идти на вершину. Мы ведь уже целый день просидели в С2 из-за ветра, и этого было достаточно.


- Из базы передавали, что ветра совсем нет...

- Нет, дуло все время, все 12 или13 часов штурма, примерно 30-40 км/час, и более сильные порывы...

- Разумеется, было холодно?

- Да, но СЛИШКОМ холодно. Мы планирвали выйти в 6 утра, поэтому в 4 часа начали собираться. Было примерно -35С, и еще ветер. У меня было 4 слоя одежды - термобелье, полар, пуховый комбез и гортекс, и все равно я задубел от холода. Флягу и камеры нужно было держать внутри, и надо было исхитриться, чтобы доставать их, чтобы попить или сфотографировать...

- Как проходило восхождение?

- Мы с Али вышли первыми, а через 10 мин Тамара с Симоне. Пересекали ледник Бажин, но двигались медленно, т.к. там было много трещин, надо было тщательно выбирать путь. В этот раз мы подошли к трапеции ниже, т.к более верхний вход технически более сложный. И вот мы добрались до скал, которые ведут к кулуару, где в прошлом году мы ошиблись. Это 7650 м. Это был ключевой момент, т.к. солнце еще не дошло до нас, и нас видели из базы. Они подумали, что мы остановились в сомнениях, но на самом деле там было крутовато, но очень удобный путь наверх. И мы должны были постоянно двигаться, согревая руки и ноги, т.к. холод был космический. Именно в тот момент я понял, что работать нам предстоит в тот день еще долго...и тяжело, т.к. не могли позволить себе снять рукавицы, чтобы попить или поесть. Но это все-таки лучше, чем обморозить руки.

- Это то самое место, где Али от вас оторвался?

- Да. Он уже два раза ходил на вершину, и знал место. Он с уверенностью сказал, что надо идти по скалам. Все было понятно. Но из базы за нами следили с биноклем, и мы решили следовать их указаниям, нам сказали повернуть влево, чтобы попасть в кулуар, ведущий к вершине. Так что я тропил первым, и попросил Симоне идити на небольшом расстоянии, чтобы видеть перспективу и получать инструкции от базового лагеря. Было очень тяжело идти там, от ветра образовались такие заструги, по полметра высотой, получилось что-то похожее на полосу препятствий. А некоторые блоки льда откалывались и падали на нас, иные до 100 кг весом... прикинь...

- Это был напряженный момент еще и из-за решения Али?

- Нет, совсем нет. Мы поддерживали связь, и он сказал, что есть два варианта пути. Если кто-то ошибется, то другой может дойти до вершины.

- И этот последний участок оаказался труднее, чем ожидали?

- Когда мы вошли в кулуар, казалось, что это глюк. Крутизна не меньше 55-60 градусов, и фирн. Пришлось идти очень аккуратно. Вытащил ледоруб. Ну, по крайней мере, путь понятен и логичен. Когда все же поднялись там, я не мог поверить, что мы там сможем и спуститься.

- Тогда Тамара повернула вниз?

- Мы продолжали подъем. Я первый и Симоне немного позади. Время от времени связывались с Томой, которая шла еще немного позади. И вот, почти поднявшись на 8000, она развернулась. А жаль. Это был грустный момент, потому что это очень сильная девушка и это была важная веха. Первая женщина могла сделать первовосхождение на восемь тысяч зимой. И она была уже у самой цели...

- А что с ней случилось?

- Ее рвало всю ночь... ну, и холод добил. Вот так... И ее решение было правильным. Когда Али спустился в С4, и спросил Тамару, она ответила: "Если бы я продолжила подъем, то не вернулась бы в базовый лагерь". Я думаю, что в этом настоящая альпинистская зрелость, и честь, и величие. Я уверен, что у Тамары большое альпинистское будущее. Она очень сильная, и сможет сделать много интересного.

- И, наконец, вы достигли вершины...

- Да, первым Али, и примерно через 20 минут мы с Симоне.

- Это было захватывающе?

- Если честно, то не очень. Просто не было времени на эмоции. Я понимал, что спуск потребует 100-процентной концентрации в тех жестких условиях, и у меня не было сил на переживание радости. Ты понимаешь? Надо было спускаться без обвязки и без ледоруба? случись что, и ты окажешься на леднике на 4000 м ниже? Короче, было не до торжественных чувств... Ну, посмотрел несколько секунд на остальные восьмитысячники - К2, Гашербрумы, на Машербрум... и подумал только "вот он, мать вашу, последний, прекрасный!..." Всего несколько секунд.... наслаждения за 13 часов штурма... Да, это было очень сложно. Реально. И холод, и рельеф, и ветер...


- Ветер дул сильно?

- Да, он не прекращался ни на минуту. Он давил нас. Жрал нашу энергию. Если мы о чем и говорили во время восхождения, то только о нем. Этот чертов ветер вовсе не собирался заключать с нами перемирие. Это был первый восьмитысячник, где я не фотографировал. Но я не хотел снимать рукавицы. Хорошо, что Симоне щелкнул на вершине.

-Вы с Симоне давно знакомы, но никогда прежде вместе не ходили. Хорошо получилось?

- Да, думаю, что мы стали отличной командой. Мы очень координированно работали. Будто были вместе во многих экспедициях. Не было ничего недосказанного. Все время старались помочь друг другу.

- Обстоятельства изменили сиуацию?

- Да, в начале экспедиции мы и не думали делать что-то вместе. Но, в конце концов, время все расставило по местам, И я чувствую, что очень горд тем, что нам четвертым удалось сделать зимнее первовосхождение. Я думаю, что мы можем и в будущем сделать что-то существенное.

- С пятницы все вокруг говорят, что вы делаете историю. Ты согласен?

- Да я пока ничего не осознал, т.к. у нас тут все кувырком. Нужно хотя бы несколько дней, чтобы понять, что к чему. Но вот я подумал, что теперь стану частью музея в Польше, там есть комната, посвященная зимним восьмитысячникам, и до сих пор были два незаполненных места - Нанга и К2. И работник этого музея сказал мне летом, что надеется видеть меня там. И, выходит, он был прав. Но я ничего такого не чувствую. Мы тут изолированы, и не знаем ничего.


- Изменилось ли теперь твое отношение к горам?

- Не знаю, но прежде я думал, что горы - это всего-навсего большие камни. Я видел в них спортивную цель, и ничего больше. Но теперь, пережив все, что пришлось пережить тут, наверху, я стал относиться к горам с бОльшим уважением. Будто они живые, и их отношение к тебе зависит от твоего уважения к ним. И я не покину это место, прежде чем не сниму веревки, я должен оставить маршрут чистым. Это ответственность перед горами, природой. Вот раньше я такого не чувствовал.


- Стратегия в этот раз была совершенной. Я полагаю , что урок , полученный в прошлом году был фундаментальным.

- Без сомнения. Если бы в прошлом году мы здесь не были, то в этом году вершины бы не достигли. Потому что, конечно, в прошлом году мы думали, что устроить базовый лагерь настолько низко, это ошибка. Но необходимо двигаться. В итоге мы 20 раз поднимались в С1. И это было одним из ключей к успеху. Опыт показал мне, что главное, поменьше ночевок на высоте. Но это трудно психологически. Мы ночевали 4 раза перед штурмом... и хотя я был тепло одет, в 4 слоя одежды, мне казалось, что пятым слоем я был покрыт льдом.

- Это восхождение что-то изменит для тебя?

- Не думаю. Но я смогу постучаться в любую дверь, например, с намеренем сделать зимний первопроход на следующий год. Но, честно тебе скажу, я сыт восьмитысячниками. И в этот раз все очень тяжело... Два месяца мы в этом морозильнике, три месяца, как уехали из дома... Это очень-очень тяжело. А про финансы вообще молчу... это просто кранты.


- А как же К2? Вот только в пятницу ты смотрел на нее с вершины, и думал: вот она, единственная непокоренная зимой....

- Ну ... если ты хочешь, чтобы я сказал правду... Единственный миг, когда я почувствовал тепло в пятницу, это когда я увидел ее с вершины ... уф, это был взрыв. Я почувствовал покалывание и подумал: "блин!, так это не последняя зима здесь..." :) Конечно, я хотел бы попробовать этот зимний восьмитысячник Пакистана. Я был здесь 5 лет подряд, и я хочу попытаться там.

- Именно зимой?

-Ну да. В нормальный сезон, я думаю, что все кончено для меня. Если что-то меня привлекает, то это то, что вы одни в базовом лагере, идете свой собственный маршрут на горе, работаете. Когда все, что сделано, сделано вашей командой.





Али и Алекс с праздничным тортом

http://blogs.elcorreo.com/basabide/2016/03/02/de-las-13-horas-del-ataque-a-cumbre-solo-disfrute-unos-segundos/

Перевод Елены Лалетиной (www.Russianclimb.com)

Источник: http://russianclimb.com




Алекс последние метры







Алекс в палатке С4 после восхождения
     
0
Забираю свои легкомысленные слова о околовесеннем восхождении этих ребят на Нангу. Жесточайшие условия. Снимаю шляпу перед их мужеством. Я всё время относился к горам так, как Алекс прочувствовал после вершины.
  
#90 | Анатолий »» | 05.03.2016 19:07
  
0
И, напоследок, рассказ о том, что случилось с Тамарой, почему она не поднялась на вершину, а повернула вниз в 100 м от цели.

В коротком интервью Тамара объяснила, что все началось еще днем раньше. Она поскользнулась, перешагивая неширокую трещину, полметра шириной, уже возле С4. И проскользила около 200 м. Повезло, что свежий снег затормозил скольжение, и Тома смогла задержаться, не получив серьезных повреждений.

Утром в день штурма ее рвало , беспокоил желудок. Но она все же начала подъем, но 45 мин спустя почувствовала, что боль и усталось берут верх. "Болело все тело, плюс небольшая травма, плюс боль в желудке и сильнейший холод - все это в сумме заставило меня прийти в себя и принять решение остановиться всего в 100 м от вершины, и не создавать дополнительный риск для жизни Симоне, Алекса и Али", - сказала Тамара

"Мало кто в мире способен на такое решение", - сказал Симоне

Источник: http://russianclimb.com
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU