Люди-легенды: «Ковчег надежды» Юрия Лишаева

25 августа в Геническ по Азовскому морю, обогнув Крым, и пройдя вдоль Арабатской Стрелки, прибыл человек-легенда – альпинист Юрий Лишаев, который совершил одиночное плавание на каяке. Юрий является инвалидом І группы, спинальником, передвигается на костылях. Это было не просто путешествие. «Ковчег надежды» – так назвал он свой заплыв, который стартовал 29 апреля от истока Днепра в деревне Бочарово Смоленской области, а завершился 25 августа на причале юных моряков Генического районного Дворца творчества.
За 120 дней плаванья пройдено почти 4 тысячи километров без сопровождения. Маршрут можно было отследить только через систему GPS-GSM связи. Короткие остановки на берегу позволяли пополнить запасы пресной воды и продуктов. В этом помогали незнакомые люди, которые встречали путешественника на пути следования в населенных пунктах России, Беларуси и Украины. Своим заплывом он призвал еще теснее объединиться славянские народы, которые всегда были братьями, оставшись ими даже после развала СССР. Но главной целью акции «Ковчег надежды» является желание подержать тех, для кого инвалидность стала трагедией, и кто потерял веру в себя. Собственным примером, уходя далеко за грани возможного, Юрий Лишаев совершает такое, что часто не под силу даже здоровому человеку.
Узнав о прибытии Юрия в Геническ, телекомпания «Визит» районной государственной администрации и редакция районной общественно-политической газеты «Приазовская правда» встретили отважного путешественника. В кепке «Геническ рулит!», которую ему вручили сразу по прибытии на причал, Юрий Михайлович принимал подарки: футболку и вымпел с гербом Геническа, капитанскую фуражку, сувенирный бокал и брелок с изображением знаменитого Генического маяка постройки конца ХІХ века. Приняв душ, Юрий одел красную футболку, подаренную оператором Колей Камневым. А Коля с удовольствием принял на память просоленную морской водой и потом рубашку путешественника. Скорее всего она окажется в краеведческом музее, где Юрий оставил свой автограф в книге отзывов. Затем гостя вкусно накормили в легендарном ресторане «Геническ», угостив красным вином. И хотя Михалыча все еще качало, как на волнах, имея любознательную и пытливую натуру, он с удовольствием ознакомился с городом, его историей и архитектурой. Побывал в районном краеведческом музее, где увидел большую коллекцию представителей флоры и фауны острова Бирючего, живопись художника Михаила Куприянова из Кукрыниксов, который работал в Геническе в 50-70 годы прошлого века, а также работы местных мастеров творчества. Поразили гостя уникальные экспонаты 4-го века до нашей эры – греческие амфоры, железный меч-акинак, пушечные ядра времён Крымской войны 1856 года, ведь в Геническе шли ожесточенные бои за дорогу на Крым. Не оставили равнодушными залы военной славы и дружбы народов, быта дореволюционных времен и истории рыболовства, ведь Геническ – город рыбаков, потому в музее среди работ местных таксидермистов есть чучела пиленгаса и осетра. Сотрудники музея провели для единственного посетителя–почетного гостя экскурсию по всей программе, подарив буклет и справочник о Геническе, а также книгу стихов «Благодарите мир за красоту» местной поэтессы Светланы Рудниковой.
Радушный прием и ночлег в местной гостинице запомнились Юрию непривычно мягкими кроватями и забытым за 120 дней комфортом. Утро следующего дня ознаменовалось встречей с уже приобретенными друзьями, которые помогли погрузить каяк и отправили путешественника домой. Долгие беседы и общение полазало, что Юрий Лишаев – необыкновенный оптимист, непревзойденный шутник и потрясающе умный, начитанный человек.

У каждого альпиниста есть свой Эверест. Для Юрия Лишаева таким Эверестом является Атлантика. Он мечтает завершить заплыв-соло и пересечь в одиночку Атлантический океан. «Заглянуть за грань своих возможностей» — вот его девиз, который может стать кредо для многих людей с ограниченными возможностями, которые потеряли смысл жизни и не чувствуют себя полноценными членами общества. Пройти на каяке бушующее море, один на один со стихией, передвигаясь по суше лишь на костылях, равносильно и подвигу, и преодолению самого себя. Юрий Лишаев своими путешествиями доказывает, что для инвалида невозможного нет.

О Юрии Лишаеве я слышала давно. Еще с детства обожала телепередачу «Клуб кинопутешественников» с Юрием Сенкевичем, где впервые увидела неповторимой красоты подводный мир и снежные просторы Арктики. Молодой тогда бунтарь, альпинист-одиночка по прозвищу Фантик надолго связал свою судьбу со знаменитым телеведущим, тесно сотрудничая и снимаясь в его фильмах. Одна из таких съемок и стала роковой для Юрия Лишаева. В четвертом дубле полета на парапанте, изобретенном французами, купол сложился, ветром его понесло прямо на скалы. Множественные переломы позвоночника, разрывы внутренних органов, и кровавый след в горах, ведущий туда – навстречу борьбе с самим собой. Приговор врачей был жестоким: «Ходить не будешь», а Валентин Дикуль обнадежил: «Ты же альпинист. Справишься».
Прошло почти 20 лет. А этот неугомонный Фантик путешествует по свету, бросая вызов всем недугам, инвалидностям и скептикам. О нем много написано. Благо, сейчас Интернет творит чудеса. Связь с друзьями и любая необходимая информация приходит как-будто «ниоткуда», стоит лишь набрать в поисковике «Юрий Лишаев». Не поленись, читатель, при возможности обязательно сделай это. И ты, словно воочию, увидишь этого человека так, как увидела его я. Вот как это произошло.

«Азов заставил себя уважать»

Словно добрая фея, в редакции появилась милая девушка (я даже не запомнила ее имени). Она и сообщила, что Юрий в ближайшие дни должен прибыть по морю в Геническ, где завершит свою акцию «Ковчег надежды». И исчезла, оставив мобильные координаты путешественника и его товарищей, отслеживающих движение и поддерживающих отважного друга. Конечно, на эту информацию тут же откликнулся директор нашей местной телерадиокомпании «Визит» Валентин Зинченко. Затем он два дня поддерживал связь с Юрием Михайловичем, который и рассказал, что коварное Азовское море три дня заставило его пережидать неожиданно бурные волны. До Геническа оставалось 80 километров. Хотя задумывая акцию, Юрий планировал закончить ее гораздо раньше, в Херсонесе. Но пристав к берегу понял, что есть еще силы и желание двигаться дальше, а потому решил обойти еще и Крым. Почему хотел финишировать именно в Геническе, и сам не знает. «Просто сказал себе: конечный пункт акции – Геническ, хоть и ни разу не был в этом городе. Но почему-то причислял его к Крыму», — ответил на наш вопрос мореплаватель.

Наше теплое и мелкое по сравнению с Черным море удивило его своим непредсказуемым нравом. «Азов заставил себя уважать» — много раз в разговоре повторял эту фразу Юрий. Тем не менее, 24 августа путешественник причалил к «дикому» побережью между Счастливцево и Стрелковым. Уже стемнело, когда съемочная группа «Визита» подъехала к примерному месту нахождения Юрия, где разыскать его было практически нереально, ведь он не знал местности и не мог объяснить, где находится. Наверное, сам Бог помог нам встретиться и привел прямо к нужному повороту. По телефону Юрий сказал: «Смотрите на дорогу. Я с костылями» Это и был наш ориентир. И вскоре мы с Валентином Зинченко и оператором Николаем Камневым приветствовали гостя на земле нашего района.

Приволакивая ноги между костылями, веселый бородатый человек сразу попросил называть его на «ты». Уже давно привычный к теле- и фотокамерам, он позировал для, сыпал шутками о женщинах, рассказывал о дальних странствиях и поразил нас удивительной начитанностью и памятью, цитируя великих людей, писателей, а еще читал свои стихи, смею утверждать, довольно высокого уровня.

Присвечивая фонариком, мы с интересом рассматривали устройство его каяка четырех с половиной метров и мелкой осадки, который он гордо именовал «мой пароход». Герметичное отделение впереди хранит от воды документы и фотовидеокамеру «Олимпус». Сзади хранятся продукты: консервы, крупы, макароны, которые, сберегая пресную воду, он зачастую с помощью газового примуса варит на морской: «И солить не надо!»

Плаванье начинается с восходом солнца, и завершается с его закатом. Необычайный романтик, любящий жизнь и ценящий любые ее проявления, он с восторгом описывал нам поэтапно, как с рассветом розовеет горизонт, наполняя утро солнечными лучами. Практически недвижные ноги зафиксированы в специальном углублении, а руки сливаются с веслом, которое поочередно слева и справа касается воды – и так весь световой день, один раз позволяя себе подкрепиться. Второй прием пищи – уже на берегу, под звездами при лунном свете.
«Значит, вашим инвалидам повезло…»

Кого только не встречал на своем пути наш герой! Но больше, конечно, попадалось людей хороших, которые делились своими запасами еды, приносили воду, общались, всячески помогали. Хотя, случалось, что и отказывали. Но Юрий Михайлович не обижается. Он ко всему относится философски: ничего не просит, никого не стесняет. Когда мы спрашивали, что привезти, он скромно сказал: «Ну, разве «Черниговского» светлого немного…»

Вот об инвалидах говорил с болью, мол, вспоминают о них лишь 3 декабря перед Международным днем инвалида, поэтому и решил своей акцией привлечь внимание общественности к проблемам людей с ограниченными возможностями, а тем в свою очередь доказать, что для инвалидов невозможного нет. Останавливаясь в крупных городах, Юрий Михайлович встречался с такими людьми, беседовал, рассказывал о себе, своих достижениях и планах, чтобы не падали духом его товарищи по несчастью, а ставили перед собой цели и стремились их достичь.

Я не смогла смолчать и, зная изнутри работу с инвалидами в нашем районе, конечно, рассказала о том, что благодаря энтузиастам своего дела, специалистам соответствующих служб, их инициативе, у нас как дети, так и взрослые с ограниченными возможностями активно участвуют в общественной жизни при поддержке районных и городских властей. Это и творческие фестивали, спортивные соревнования, в том числе всеукраинского уровня, и встречи с творческими людьми, и различные акции, «круглые столы» – и все это не только в декабре, а круглогодично. Да и районное Общество инвалидов не оставляет без внимания своих членов, помогая им материально. «Значит, вашим инвалидам повезло», — сказал Юрий Лишаев, и, честное слово, я была горда тем, что услышала это из его уст.
На свет фонаря летели комары, по спальнику, любезно предложенному мне Юрием, ползали какие-то страшные сороконожки, но мы не замечали ни укусов, ни течения времени. В беседе пролетел час, потом пошел другой. Время приближалось к полуночи, а расставаться не хотелось. Впереди у морехода оставались более 20 километров до прибытия в конечную точку акции «Ковчег надежды» в Геническе, и мы понимали, что путешественнику нужно отдохнуть и набраться сил для финишного рывка. Поэтому, сфотографировавшись на память и договорившись о планах на завтра, уехали, чтобы подготовить достойную встречу капитану «парохода».

Светлана Рудникова

(Продолжение следует)»

Источник: "Ковчег Надежды" Фото предоставлены Светланой Рудниковой
Ещё по теме:
1. Альтернативные способы реабилитации инвалидов придумал крымский альпинист Юрий Лишаев.
2. Инвалид первой группы, бывший скалолаз и альпинист, а ныне каякер, Юрий Лишаев (Фантик) в этом году стал достопримечательностью Балаклавы
3. Юрий Лишаев(Фантик) и Юрий Круглов.
4. Новости каякинга.
5. Эрих Вейхенмайер готовится сплавиться по Гранд Каньону
6. Whitewater Troubleshooter (обучающие видео)
7. Экстремальный водный туризм: инструкция по применению. Каякинг, рафтинг, катамараны, байдарки

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
#1 | Андрей Бузик »» | 05.09.2012 08:45
  
2
57-летний симферополец, передвигающийся на костылях, преодолел на маленькой лодке-каяке четыре тысячи километров по Днепру, Черному и Азовскому морям
Юрий признался, что за четыре месяца плавания ни разу не стригся и не брился
— В начале плавания мне пришлось провести ночь в лесу, затопленном водами разлившегося Днепра, — рассказал «ФАКТАМ» по телефону инвалид из Симферополя 57-летний Юрий Лишаев. Преодолев более четырех тысяч километров на небольшой весельной лодке-каяке, он на днях финишировал в городе Геническе на побережье Азовского моря. — Я стартовал четыре месяца назад в месте, где начинается Днепр — в Смоленской области России. Была весна, речка сильно разлилась — настоящее море. В один из вечеров заплыл в затопленный лес. До берега добраться не удалось, да и непонятно было, где он: куда ни посмотришь — вода. Стемнело. За день намахался веслом, проголодался, как волк. Хотелось выбраться на сушу, сварить на походной газовой горелке суп, чай заварить и забраться в спальный мешок. Вместо этого пришлось провести ночь в лодке, ежась от холода, чувствуя боль во всем теле и время от времени проваливаясь в дремоту. Вообще, первые недели плавания приходилось принимать обезболивающие таблетки — я ведь инвалид-спинальник, хожу на костылях. Через месяц походной жизни на природе организм до того оздоровился, что боль исчезла.

«Бывало, засыпал в мокрой до нитки одежде»
— Отправляясь 29 апреля в плавание, я не учел, что мне могут понадобиться теплые перчатки, — говорит Юрий Лишаев. — Помните, весна в этом году выдалась ранней, в конце апреля в Украине наступило лето. А вот на Смоленщине под утро все покрывалось коркой льда, я просыпался от холода. Старался побыстрее позавтракать, чтобы сесть в лодку и немного согреться, работая веслами. Руки были красными от мороза, я мечтал о перчатках.

К месту старта меня привезли друзья. В тех местах, на Валдайской возвышенности, проселочные дороги экстремальные: наш джип дважды заваливался набок. Мы добрались к самым истокам Днепра, где ширина реки всего лишь в две ладони. Одной ногой я стоял на обоих берегах: носком на правом, пяткой на левом. Понятно, что даже для моего маленького каяка Днепр в том месте узковат. Пришлось спуститься на 50 километров по течению и стартовать оттуда. Местные люди открытые, душевные, но, к сожалению, слишком много пьют. Потрясло увиденное в одной покосившейся избе, куда я зашел попросить разрешения набрать воды в колодце: на полу валяются бутылки из-под водки и стоит пустой гроб.

Видел там много живности — лосей, кабанов, даже волков. В первый раз, натолкнувшись на плотину бобра, перевернулся вместе с лодкой. Дело в том, что эти плотины находятся под водой.
— Тогда намокли все припасы съестного и вещи?
— Нет. Ведь в каяке есть так называемый сухой трюм — он герметичен. Переворачиваться, вымокать под проливными дождями и в штормы мне приходилось за четыре месяца плавания много раз. Герметичный трюм неизменно выручал — соль, сахар, печенье, крупы, макароны, сигареты, мобильный телефон, навигатор, спальный мешок и запасная одежда оставались сухими.
— Сколько раз в день ели?
— Я только завтракал и ужинал. Весь день греб. У ног лежал термос с чаем. Пил его экономно, чтобы 700 граммов напитка хватило до вечера.

Днем съедал пару штук печенья, немного изюма и кураги. Причем не сходил с дистанции, даже когда поднимались волны, дул сильный ветер, лило как из ведра. Только уж очень сильный шторм заставлял меня пережидать непогоду на берегу.
Конечно, в дождь на мне сухой нитки не было. Внутрь каяка набиралась вода (я это называл «сидением в болоте»), но все равно продолжал плыть. Со временем привык к подобным невзгодам и перестал мерзнуть, даже засыпая на берегу в мокрой одежде, завернувшись в тент. Еще в прошлогодней экспедиции (Юрий тогда прошел на каяке вдоль берега Крыма от Керчи до Севастополя. — Авт.) я выработал график: час непрерывно работаю веслом, затем десять минут отдыхаю, выкуриваю сигаретку. В шторм, конечно, подымить не удавалось. Кстати, мне посчастливилось сохранить мобильный телефон работоспособным почти все четыре месяца плавания. Только перед финишем в него попала морская вода, и аппарат сломался.

К берегу я приставал около восьми часов вечера. Натягивал тент (обходился без палатки), варил что-нибудь на ужин и завтрак. Стоило закрыть глаза, как мгновенно проваливался в сон. Однажды меня разбудили туристы, когда я крепко спал сидя. Поблагодарил ребят и забрался в спальный мешок.

Одним из последствий полученной 19 лет назад травмы позвоночника стало то, что у меня возникли проблемы с кишечником — страдаю запорами. Чтобы не глотать порошки, в плавании ел на ночь пару ложек скисшего сливового варенья. К утру это «средство» срабатывало, и весь день я чувствовал себя комфортно.
— Знаю, что прежде вы были скалолазом. Травму позвоночника получили во время восхождения?
— Я разбился, летая на параплане (нечто среднее между парашютом и дельтапланом). Я тогда участвовал в съемках фильма для передачи Юрия Сенкевича «Клуб путешественников». В полете попал в мощный воздушный поток, бросивший меня на скалу. Чудом остался жив. Врачи удалили мне несколько межпозвонковых дисков и установили металлические скобы. Я не мог ни ходить, ни даже сидеть. Долгие месяцы провел в реабилитационном центре в Саках для больных-спинальников. Столько перенес, что злейшему врагу не пожелаешь. Думаю, не покончил с собой, потому что эта травма была у меня пятой и я уже переживал подобные ситуации.

На занятия по восстановительной гимнастике приезжал на коляске первым, покидал зал последним. После выписки просил жену и дочь ставить меня дома спиной к стене и так, держась за мебель, смотрел по вечерам телевизор. Руки немели от перенапряжения, я настолько уставал, что в конце почти не воспринимал содержание фильма. И все же полностью так и не восстановился — не чувствую поясницу и ног от коленей до ступней. До сих пор пользуюсь подаренными некогда Сенкевичем двумя парами канадских костылей. Хотя одну пару порядком повредил — попал под камнепад. Ведь как только научился ходить, вновь начал взбираться по скалам, а затем еще и в пещеры спускаться. Правда, на ноги уже рассчитывать не приходится — карабкался вверх только за счет силы рук. Костыли в это время находились за спиной.
А водными путешествиями увлекся случайно — когда три года назад попробовал походить по морю на каяке. Такая лодка стоит тысячу евро — я бы не смог ее купить. Получил каяк в подарок от членов одного автоклуба. Эти ребята продолжают мне помогать — доставили к месту старта нынешней экспедиции, организовали подвоз на маршруте питьевой воды и продуктов. В качестве лакомства передавали персики и виноград — мои самые любимые фрукты.

«Теперь начну подготовку к плаванию через Атлантический океан»
— За какими блюдами соскучились?
— За домашними — жареной картошкой, курицей, борщом, — говорит Юрий Лишаев. — Впрочем, в Крыму один владелец ресторана, пригласивший меня на ужин, угостил целой кастрюлей борща. Я тогда наелся от пуза.
Когда я финишировал в Геническе, местные журналисты тоже пригласили в ресторан. Сидя за праздничным столом, я почувствовал дискомфорт. Вначале не сообразил, в чем причина, но вскоре понял: за 120 дней экспедиции я так привык к спартанскому быту, что за столом мне некомфортно — хотелось пересесть на пол. Уже несколько дней живу обычной жизнью, а к столу еще не привык.
— В экспедиции рыбачили?
— На это не было ни сил, ни времени. Но первоклассной ухи отведать довелось — на Днепре, когда остановился возле стана рыболовной артели. Удивило, что никто из ее работников не матерится. При этом у всех на теле наколки. Познакомились. Бригадир рассказал, что он родом из Одессы. «Ты здесь больше зарабатываешь, чем дома?» — поинтересовался я. «Знаешь, Юра, надоело в тюрьме сидеть, поэтому я здесь», — откровенно объяснил он. Эти рыбаки — бывшие заключенные. Они угостили настоящей ухой. Готовится блюдо так: отваривают рыбу, вынимают из кастрюли и засыпают в бульон картошку. На стол подают рыбу на подносе (ее едят руками) и рыбный суп. Парни угостили меня и жареным сомом, которого до этого ни разу не пробовал.
— Питьевую воду приходилось экономить?
— Конечно. Ограничил ее потребление двумя литрами в сутки. Макароны варил в воде из реки, а когда дошел до Черного моря — нередко использовал для этих целей морскую. Морской водой рот полоскал, когда зубы чистил. К слову, за четыре месяца я лишь несколько раз принимал душ — когда делал остановки в больших городах. А так дважды в день купался в реке или море. Ни разу за это время не стригся и не брился. Только подстригал усы, чтобы не мешали есть. Теперь нужно привести прическу и бороду в порядок, а то двухлетняя внучка испугается, когда я приду ее навестить.
— Как выдержали руки четырехмесячную греблю?
— Я в шутку говорю, что мои ладони превратились в «копыта»: одни мозоли лопались, нарастали вторые, затем — третьи... Сейчас кожа там очень грубая и толстая. Признаться, я смотрю на нее не без гордости.
— Каяк прошел маршрут без поломок?
— И лодка, и весло выдержали. Я их всячески берег. Скажем, прежде чем вытащить лодку на каменистый берег, стелил тент и спальный мешок — чтобы каяк не потерся о камни. Спать в таких случаях приходилось под открытым небом.
— Как вам удавалось перетаскивать лодку, ведь вы ходите на костылях?
— Я их откладывал в сторону. Становился на колени и тянул.
— Мимо правительственных дач в Форосе проплыли без приключений?
— В прошлом году там меня задержали, хотя я специально шел аж в пяти километрах от берега. На этот раз тоже проскочить незамеченным не удалось: вначале надо мной завис вертолет, затем подошел катер с военными. Офицеры попались хорошие — на берег не отвезли. Просто проверили документы и отпустили.

Плывя на каяке, я представлял себе, что делал бы в это время, если бы остался дома в Симферополе — читал бы газеты, сидя на лавочке у подъезда. А так я столько всего увидел, со столькими людьми повстречался! Хочется, чтобы мой пример вдохновил других инвалидов. Все мы должны твердо усвоить: жизнь прекрасна и интересна, главное — не бояться жить. Это мой девиз.

Теперь начну искать меценатов для следующей экспедиции — в будущем году хочу переплыть Атлантический океан. Для этого нужен другой каяк — океанского класса — стоимостью 14 тысяч евро.
#2 | Андрей Бузик »» | 05.09.2012 08:47
  
3
Юрий Лишаев на реке Днепр
#3 | Андрей Бузик »» | 07.09.2012 07:45
  
2
«Ковчег надежды» Юрия Лишаева
Продолжение

«Пресная вода – это так прекрасно!»
Утро следующего дня – 25 августа ознаменовалось звонком от Юрия: «Ребята, я на входе в пролив, вижу портовый кран!»
Ещё вчера, поздно вечером мы связались с директором районного Дворца творчества Зинаидой Васильевной Николаевой. Услыхав, кого мы ждём, она, конечно, предложила встретить знаменитого путешественника на причале клуба юных моряков Дворца творчества, подчеркнув, что это очень символично для воспитанников клуба.

Вместе с дежурящим на причале Михаилом Орловым мы смотрели на кромку горизонта и узкий проход между берегами, где к полудню показался каяк. Сняв белую футболку, оператор Николай Камнев размахивал ею, подавая сигнал мореплавателю. Погода стояла ясная, солнечная, и мы отчётливо видели, как гребки весла приближали к нам судно. Юрий аккуратно обошёл мель, на мгновение скрывшись за катером рыбоохраны, и вскоре каяк вошёл в акваторию порта, а затем пристал к причалу клуба.

Словно старые товарищи, мы обнялись с нашим гостем, на которого тут же обрушился шквал звонков. Друзья и единомышленники поздравляли его по мобильному телефону с окончанием путешествия. Как только Юрий ступил на геническую землю, мы поспешили обрадовать его подарками, о которых успели позаботиться с утра. Капитану «парохода» полагается капитанская фуражка. Её мы и вручили нашему мореплавателю. Правда, через минуту он сменил её на другую, красного цвета, с надписью «Геническ рулит!», в которой и остался на целый день. «Рулевой Геническа» с удовольствием принял футболку и вымпел с гербом Геническа, сувенирный бокал и брелок с изображением знаменитого Генического маяка.

День выдался жаркий, и мы понимали, что душ в эту минуту освежит уставшего путника. Правда, откуда ни возьмись, на причале появилась вездесущая пограничная служба, обязанная следить за прибытием к нам судов. Расспросив о мореплавателе и зафиксировав это в документах, пограничник доложил начальству. Формальности были соблюдены, и Юрий Михайлович отправился в летний душ на соседнем причале. Через 15 минут, стоя на пороге душевой, он изрёк: «Никогда не думал, что пресная вода – это так прекрасно!» А мы, глядя на его жилистый торс, не могли себе представить, что этот человек, опирающийся на костыли, совершил такое путешествие.

Конечно, за 120 дней плавания рубашка «капитана» имела, если можно так выразиться, бледный вид. Поэтому красная футболка, подаренная ему Колей Камневым, пришлась очень кстати, тем более, красный цвет – его любимый цвет, признался нам Юра. А Николай с радостью принял на память закалённую в ветрах, просоленную морской водой и потом рубашку путешественника. Скорее всего, она окажется в краеведческом музее, где Юрий оставил свой автограф в книге отзывов.

Затем гостя и нас заодно угостили красным вином и вкусно накормили в легендарном ресторане «Геническ», за что мы благодарны Нане и Игорю Черновым. И хотя Михалыча все еще качало, как на волнах, имея любознательную и пытливую натуру, он с удовольствием ознакомился с городом, его историей и архитектурой. Произвели на него впечатление здания медучилища дореволюционной постройки, бывшей городской управы (с недавних пор там располагается прокуратура, которая поменялась местами с управлением АПР райгосадминистрации). Он расспрашивал нас, а мы, удивляясь, сколько же сил в этом человеке, рассказывали о Геническе и слушали удивительные истории легендарного Фантика.

«Вершина – ничто, движение к вершине – всё»
Любимый писатель альпиниста – Антуан де-Сент Экзюпери, а сам он – невероятный романтик, побывавший во множестве стран Европы, в США, покоривший непокорённые раннее вершины. Смысл подъема для него – не самоцель. Главное – движение к вершине. «Жизнь – это короткий промежуток времени, который нужно наполнить движением, эмоциями, делами. Люблю, когда жизнь идет на пределе, — говорит альпинист. —

Жизнь яркая и красочная. Главное – не бояться жить». Он цитирует нам Александра Грина: «Жить – значит путешествовать» и, отвечая на наши расспросы, подсчитывает, что дома он отсутствует по полгода.

Юрий и сейчас занимается скалолазаньем. Подчёркивает, что для него Его величество Альпинизм – это скорее покорение скал именно зимой. Совершая в одиночку зимние восхождения на вершины Аляски, когда мороз на отметке -30, вспоминает, как не мог откусить яблоко или съесть обыкновенное варёное яйцо – они превращались в кусок льда, а ресницы мгновенно смерзались «Главное – не моргать», — смеётся неугомонный Фантик.

Когда он, сидя в сквере на лавочке возле аиста, сказал: «Не знаю, как у меня это получается» и заложил ногу за шею, мы поняли, что Юрий Михайлович поскромничал. «Я не йог – я просто занимаюсь собой. Если бы не занимался, и на ноги не встал бы. Мои домашние смотрели телевизор, а меня приставляли к стене и подпирали креслом, чтобы не упал. Проходил час, другой, а я стоял, обливаясь потом и слезами. Так мышцы ног постепенно «вспоминали» свои функции, — рассказывал Юрий. – Ведь когда я был здоров, бегал марафонские дистанции».

«Во мне отражаются облака»
Мы не уставали удивляться безграничным силам этого человека. Несмотря на многодневное напряжение и усталость, Юрий Михайлович был рад побывать в Геническом краеведческом музее. Он останавливался возле каждого экспоната, внимательно выслушивая все пояснения. Сотрудники музея Тамара Давыдова и Наталья Конашевич провели для единственного посетителя – почетного гостя экскурсию по всей программе, подарив буклет и справочник о Геническе, а также книгу стихов «Благодарите мир за красоту» автора этих строк, что мне было очень приятно. Все, кто с ним общался, отметили ещё одно редкое качество для человека, довольно знаменитого: он умеет не только рассказывать, но и слушать – слушать внимательно, заинтересованно и с большим уважением к собеседнику.

Поразили гостя уникальные экспонаты IV века до нашей эры – греческие амфоры, железный меч-акинак, пушечные ядра времён Крымской войны. Не оставили равнодушными залы военной славы и дружбы народов, быта дореволюционных времен и истории рыболовства. Долго стоял он возле экспозиции с личными вещами Николая Писанко, приятно был удивлён многочисленными работами местных художников. Юрий сам в душе художник и поэт. Когда мы спросили, чем ему запомнилась Арабатская Стрелка, он ответил, что только здесь он обратил внимание на такую особенность горизонта: ты вроде бы его видишь, ты к нему приближаешься, а он вновь отдаляется. «Горизонт — это шаг в неизвестность, в неизвестность самого себя, — отметил путешественник. — Я видел, как в море отражаются облака. Я думаю, что во мне тоже отражаются облака. Ведь чем больше вы любите природу, тем ближе она вас к себе подпускает». И процитировал Максимилиана Волошина: «Не несите мне цветы не могилу, принесите мне камень с моря», продолжив: «Я привез ему и положил на могилу камень с вершины Кавказа. Не с моря, а Бог знает откуда».
Я подумала, что такой человек не может не писать стихи. И вскоре мне представилась возможность услышать одно из них:

Мой ветр, приди ко мне,
И нежною рукой
Закрой мои усталые глаза,
Я – дерево с опавшею листвой…
Но знаю я: придёт весна,
И где распустится моя листва?..

В этих коротких шести строчках заключена философия целой жизни, борьбы, неуспокоенности мятежного духа, а долгие беседы и общение показало, что Юрий Лишаев – необыкновенный оптимист, непревзойденный шутник и потрясающе умный, начитанный человек. В этом, я думаю, вы уже убедились сами.

Светлана Рудникова
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU