Виталий Шкель о скайранинге. Интервью.

2
14 ноября 2014 в 23:29 3657 просмотров
Рекордсмен мира по скоростному восхождению на Эльбрус Виталий Шкель рассказал "СЭ" о скайраннинге, чем он отличается от альпинизма и горного бега, считается ли он в России спортом.
– Что такое скайраннинг – это горный бег или альпинизм?

– Ни то, ни другое. Горный бег – это дисциплина легкой атлетики, где условия проведения соревнований далеко не такие экстремальные и забеги не такие длинные, как в скайраннинге. Ну и забеги проводятся на высотах до 2000 метров. Скайраннинг – это и не альпинизм в его классическом понимании. Хотя, если считать альпинизмом любое восхождение на вершину, тогда да. Скорее, это нечто среднее между альпинизмом и горным бегом. Хотя в некоторых забегах возможно и применение страховочного снаряжения, "кошек". Все-таки в скайраннинге бег ведется по неподготовленным трассам. В забеге на Эльбрус, например, судьи требуют обязательное использование "кошек" на высоте 4500 м и выше.

– Но это спорт или развлечение для любителей гор?

– Лично для меня это спорт даже в том случае, когда я бегу на пик Ленина. Развлечением это язык не повернется назвать, потому что это сложнейшая дистанция даже для самых подготовленных людей.

– Есть классический альпинист. Есть классический бегун. Кому проще будет добиться успеха в скайраннинге?

– Все зависит от высоты. Если соревнования по скайраннингу будут проходить на высоте 3500 м и выше, то преимущество будет у альпиниста. Ему будет проще акклиматизироваться к таким условиям. Если высота ниже, то легкоатлет выиграет за счет своей физической подготовки и скорости. Но я повторю, скайраннинг – это не легкая атлетика, здесь совершенно другой бег, задействованы другие группы мышц. Даже если с равнины приедет очень сильный марафонец, не факт, что в горах он вообще добежит до финиша.

– Марафонцы-классики, лыжники, велосипедисты часто используют тренировочные сборы в горах, чтобы после спуска на равнину кровь была более насыщена кислородом, организм легче переносил нагрузки. А скайраннеры используют подготовку на равнинах?

– Нет, нам это не нужно. Я, например, не бегаю равнинные марафоны. Чтобы претендовать на какой-то приличный результат на плоском марафоне, мне нужно потратить на подготовку два сезона. Придется привыкать к другой механике бега, к другой работе голеностопа. Да мне это и не интересно совершенно. Скайраннеры ведут подготовку на жестком рельефе и на высоте. Чтобы добиваться серьезного результата, нужно жить на высоте, как делают почти все скайраннеры. Я к этому пришел после нескольких лет занятий. Ведь у тех же лыжников, биатлонистов соревнования проходят на равнине, а у нас то все время на высоте.

– А если использовать барокамеры, как делают некоторые итальянцы или испанцы?

– Тогда, наверное, можно готовиться и на равнине, а для рельефа использовать какой-то не самый большой овраг. Барокамера позволит создать эффект высоты, и организму не придется акклиматизироваться при подъеме в горы. Но я вам скажу, что это крайне редкое явление. В основном все живут на высоте, а на равнину спускаются в периоды отпуска.

– И как ведет себя организм после спуска?

– Два-три дня ходишь, как сонная муха. К шестому-седьмому дню начинается подъем. Когда я только начинал заниматься скайраннингом и спускался с гор, то на 18-й день вообще ощущал себя роботом, который практически не устает. Но сейчас я уже так долго времени на равнине не провожу.

– Можно сказать, что теперь вы профессиональный спортсмен?

– Да, можно. Я работаю тренером в клубе ски-альпинизма в ЦСКА. И спорт – мой главный источник дохода.

– Призовые за забеги, наверное, не слишком велики?

– У нас же не марафонский бег, и таких денег в скайраннинге никогда и близко не было, и вряд ли будут в обозримом будущем. Хорошо, что сейчас решаются вопросы с тренировочными сборами и поездками на соревнования. Более-менее приличные призовые есть на большинстве европейских забегов.

– В марафонах за элитных спортсменов идет настоящая борьба, организаторы платят звездам только ради того, чтобы они приехали на забег. Есть подобное в скайраннинге, пусть и в других масштабах?

– Я про это никогда не слышал. Что касается россиян, то этого точно нет. Просто потому, что мы пока не доросли до уровня лидеров. Иногда можем побороться, но общий рейтинг наших спортсменов невысок.

– В России есть мастера спорта международного класса? Ведь скайраннинг в 2012 году вошел в официальный реестр Минспорта.

– Нет, самое высшее звание у наших ребят и девушек на данный момент – мастер спорта. Выполнить этот норматив во внутрироссийских забегах сложно, но реально. Чтобы получить это звание, на чемпионате России – на "Вертикальном километре" на Эльбрусе, например – нужно попасть в число призеров. Либо быть на подиуме на марафонах – "Конжаке" или "Сахарной голове" в Сочи. Но мы, скайраннеры, рады тому, что теперь наш вид спорта получил официальное признание. Ассоциация, которая долго боролась за это, теперь проводит соревнования в регионах по всей России. У нас и раньше, даже в советское время, было много энтузиастов скайраннинга, но они были сами по себе. Совсем другое дело, когда на Камчатке, например, любители скайраннинга не просто бегают по горам, а именно соревнуются. Только так можно развиваться.

– Есть ощущение, что скайраннинг в России развивается?

– Да, есть. Сужу по тому, как проходит Red Fox Elbrus Race. Если в первом забеге принимали участие не более 80 человек, то в нынешнем году только тех, кто стартовал снизу, было не меньше 200.

Алексей ШИШКИН14.11.2014

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU