Штурм юго-восточного хребта Макалу, видео с Южной стены Лхоцзе




(по Raheel Adnan). Чрезмерное количество снега на обычном маршруте Макалу вынудило альпинистов отступить. Тем не менее, британская команда сообщает хорошие новости с юго-восточного хребта. Скорее всего, они сегодня вечером отправятся на вершину из С4. Обновлений от корейской команды не было - они собирались установить С4 на Южной стене Лхоцзе В это время оставшаяся дома команда корейцев опубликовала подборку видео экспедиции, в основном показывающие массивные лавины на этой известной стене горы.

Макалу

Британская команда продвигалась по юго-восточному хребту, ее вела группа шерпов, которые установили в понедельник С3. Вчера они работали над маршрутом к С4. Надеются, что два члена экспедиции и четверо шерпов дойдут сегодня до С4 раньше, и начнут штурм вершины ночью. Сегодня из базового лагеря глава экспедиции написал:

"Сегодня утром команда отправилась устанавливать четвертый лагерь и останется там на ночь для запланированной утренней попытки штурма вершины. Команда послала утром радиограмму, чтобы сообщить, что они находятся в хорошей форме, а погодное окно в ближайшие три дня будет хорошим, и они оптимистично надеются попасть в него.

На обычном маршруте плохие погодные условия не пропустили альпинистов выше С2. "Мы сочли неразумным двигаться с усилиями в таких трудных, опасных условиях, поэтому отменили наше восхождение. Сейчас мы собираем наш базовый лагерь и готовимся уезжать через несколько дней", - написал во вторник Гаррет Мэдисон.
.
Лхоцзе

Южная стена Лхоцзе крутая, сложная и опасная. Корейская экспедиция, которой руководит Hong Sung Taek начала работать над горой с начала сентября. Длительная плохая погода, огромное количество снега и частые лавины сделали подъем требующим более длительного времени и усилий. Сейчас команда опубликовала подборку видеосюжетов экспедиции (на корейском языке).
Посмотрите интересное кино, "Выживание в лавине", -.





Подписи к фотографиям:


До начала плохой погоды, вызванной циклоном Hudhud, корейцы установили С3 на 7500 метрах. Они планировали установить последний лагерь С4, прежде чем пойти на вершину. однако в последнее время командой не было опубликовано никаких обновлений.


Лагерь С3 во время попытки восхождения в 2010 г. Колин: "Из второго лагеря (на высоте 6800 м.) мы пойдем capsule стилем, двигаясь в долгом рывке по горе по направлению к вершине. Корейская экспедиция под руководством Hong Sung Taek начала работать над горой с начала сентября. Длительная плохая погода, огромное количество снега и частые лавины сделал подъем требующим более длительного времени и усилий.

Источник: http://www.explorersweb.com

Перевод Ольги Михайловой

Комментарии (7)

Всего: 7 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 23.10.2014 19:25
  
1
Видео конечно ПОТРЯСАЮЩЕЕ!
Ну дают корейцы!
Их спасло что лавины были - снежная пыль.
  
#2 | Анатолий »» | 23.10.2014 19:57
  
2



Макалу. 23 октября 6 часов назад.

Все команды сейчас провели непрерывно семь дней на горе, изо всех сил делая рывок к вершине. К несчастью, время, погода и изнурительное действие работы на таком бросающем вызов и проблематичном маршруте нас победило и вынудило отступить с горы. С наступлением плохой погоды и временными ограничениями экспедиции после долгих колебаний было принято решение всех безопасно забрать с горы. Четвертый юго-восточный хребет Макалу остался полностью не пройденным маршрутом. Се ля ви.

Перевод Ольги Михайловой
#3 | Владимир О. »» | 24.10.2014 13:41
  
1
одна из лучших книг о альпинизме,
Ну и из книги по-стариковски:
"Мелле, Сеньёр и я, возвращаясь от зазубрины 7750, пришли во время снегопада, сильного ветра и ужасного холода в тот же лагерь IV, окоченевшие, покрытые инеем, со льдинками в бородах; нам хотелось лишь одного-укрыться. Мы втиснулись втроем в палатку-хижину, чтобы поесть, затем разошлись на ночь: мы с Яником в одной палатке, Мелле в другой, шерпы в третьей. Я разулся, но так устал, что бросил свои покрытые льдом ботинки в угол, в кучу пушистого проникшего сквозь полотнище снега. Яник же потратил не меньше часа, оттирая с педантичным старанием свои ботинки, после чего уложил их с собой в спальный мешок, чтобы утром они были бы достаточно мягкими.

Церемония вставания протекала как обычно. Эти палатки столь узки, что каждый ждет своей очереди, чтобы двигаться. Яник одевается, обувается, снаряжается. В эту минуту я исполняю, хотя и невольно, свой маленький номер. Вытаскиваю из угла свои ботинки, полные снега, абсолютно замерзшие, твердые как сталь, и начинаю обуваться. Несмотря на адский холод, я снял рукавицы, чтобы лучше справиться со шнурками. И, стоя около палатки, меньше чем в метре от пропасти (и какой пропасти!), напрягая все свои силы, втискиваю свои ноги в ледяные тиски. Выражение лица Сеньёра заменяет любые речи. Смесь удивления, недоверия и ужаса. Но, Робер, это невозможно! Ты не сможешь это выдержать! - Да нет, выдержу. Через десять минут ногам в этом леднике станет удобно. Старик не мерзляк и во всех экспедициях ни разу не обмораживался. Пошли на спуск!

Ну как, Яник. неплохо я отомстил за тот обидный момент, когда я надрывал себе кишки, чтобы выиграть несколько метров, а ты перегнал меня, как метеор, с сигарой в зубах!"

http://www.skitalets.ru/books/makalu/
  
#4 | Анатолий »» | 24.10.2014 17:31 | ответ на: #3 ( Владимир О. ) »»
  
1
Что собой представляет Южная стена Лхоцзе можно понять прочитав фрагменты из рассказа Копейки Г.В.
То с чем толкнулись корейцы (снежная пыль лавин) и мы сталкивались в 90 году

Маршрут XXI века (Лхоцзе 1990)

фрагменты:

Маршрут по южной стене Лхоцзе, который Рейнхольд Меснер назвал «маршрутом ХХІ века» действительно был очень сложным. Восемнадцать участников спортивного состава экспедиции были разбиты на 4 группы, которые поочередно обрабатывали маршрут, провешивая веревки и устанавливая промежуточные лагеря. В итоге было провешено 140 сорокаметровых веревок и установлено 8 лагерей. Каждый спортсмен сделал по 5-6 выходов на маршрут.

+++

Таким образом, очередной (третий или четвертый) выход на маршрут я шел в очень сильной группе с Михаилом Туркевичем, Александром Погореловым и Владимиром Хитриковым. К этому времени экспедиция застопорилась на прохождении скальной стенки на высоте около 8000м. В случае прохождения стены и установки лагеря в начале вершинного гребня (8100м), можно было предпринять попытку выхода на вершину!

Прохождение скального бастиона на высоте 7500-8000м оказалось очень не простым занятием. Это были почти отвесные обледенелые скалы, по которым постоянно сходили лавины и сыпались ледышки. Часто напарник по связке исчезал из поля зрения с снежной пелене на несколько минут. Сначала мы от страха прижимались к склону, чтобы не унесло снежным потоком лавины, но потом привыкли и купались в снежных потоках, как в реке и даже получали от этого наслаждение. В верхней части скал наткнулись на 30-метровую отвесную стенку желоба, где по каске постоянно лупила «барабанная дробь» ледовых горошин диаметром 2-3см. Физика образования таких ледышек непонятна, но они сыпались непрерывно. Сначала первым лез Погорелов, но он надолго застрял на скальном карнизе. В битву вступил известный скалолаз Миша Туркевич: с помощью искусственных точек опоры и лесенок ему минут за сорок удалось пройти пять метров нависания. Ключ был пройден, путь к вершине открыт!

+++

Установив лагерь на высоте 8100м, мы могли предпринять попытку выхода на вершину. По высоте оставалось преодолеть всего 416 метров. То, что происходило следующие три дня, стало самым жутким кошмаром в моей альпинистской карьере…

Чтобы дойти до вершины и спуститься в лагерь 6 за световой день, мы решили максимально облегчиться – бивуачного снаряжения (палатки, спальники, примуса...) не брали. Еду без примуса, а значит и без горячей воды, не имело смысла брать, да и есть на такой высоте совершенно не хотелось. В рюкзаке было только снаряжение – веревки, крючья и по два баллона кислорода для «финишного рывка».

Вышли на штурм в 6.00 и сразу столкнулись с необычным рельефом: путь на вершину пролегал по очень крутому гребню, который состоял из сплошных скальных стенок, увенчанных огромными снежными карнизами. Надувы снега порой были такой толщины, что, протыкая толщу снежной отвесной стенки рукой с ледорубом, мы не доставали до скал. Для прохождения таких снежных стенок и карнизов приходилось рыть глубокие вертикальные траншеи и тоннели, при этом плыть в толще снега, не чувствуя опоры под ногами. Так продолжалось целый день. Мы поняли, что продвигаемся очень медленно, но отступать не хотелось. Вернуться сейчас с горы – это значит за следующей попыткой восхождения стать в длинную очередь из четырех групп. Причем, с высокой степенью вероятности, можно и не дождаться!

Поэтому рыли, как бульдоги, без остановки. К 17.00 вышли на высоту 8250м. Двигаемся дальше, через час стемнело. Места для ночевки нет, да и палатки нет. Решили идти «до победного», то есть всю ночь. Маршрут необычайно сложный для ночного восхождения, сильно похолодало, продвигались медленно. К 23.00 часам прошли только метров 50 по вертикали, решили, что нужно искать вариант ночевки.

С трудом вытоптали площадку размером метр на два и стали по очереди рубить в плотном снегу (практически льду) пещеру для ночевки. К двум часам ночи получилось вырубить только небольшую нишу, глубиной не более метра. Уставшие, втиснулись туда вчетвером. Ноги в огромных пластиковых ботинках не помещались, поэтому тела наши были переплетены странным образом – где чей ботинок, не разобрать. Но ощущать в тесноте теплое плечо друга было намного приятней, чем находиться снаружи на ветру при 30 градусах мороза. Только теперь вспомнили, что целый день ничего не ели. Я нашел в кармане куртки 2 конфеты. Разделили их на четверых, поужинали и попытались уснуть…

Было очень холодно, а у меня с собой даже не было пуховки. Кто-то из предыдущей группы случайно забрал её в лагере 5. Спина всю ночь примерзала к стенке ледовой пещеры, ее постоянно приходилось отрывать. В тот раз я остался жив благодаря итальянским спонсорам. Фирма «Samas» нам предоставила прекрасные высотные куртки из теплого и непродуваемого материала «Gore-Tex». Однако спать не пришлось, нужно было постоянно шевелить пальцами рук и ног, чтобы они не отморозились. Иногда я впадал в дрём, и, в короткие минуты «отключки», я видел один и тот же сон:

«Стою я под навесом троллейбусной остановки. А мой приятель Гоша выпрыгивает из подъезжающего троллейбуса и говорит мне: «Выходи, садись, поехали! На следующей остановке твой дом! Ну, чего же ты?!?» А я не могу поднять «ватные» ноги и сдвинуться с места…»

Сколько было таких троллейбусов? Не помню, но много! И каждый раз, просыпаясь, я с ужасом понимал, что выходить нельзя – там пропасть!

Наконец-то выглянуло солнце и стало сразу веселее. Собирались не долго – встали и пошли вверх. Опять целый день продирались сквозь необычайные «нависающие снега», рыли тоннели. Не шли, а плыли… А плыть вверх очень тяжело!

…Очередной сложный участок гребня на высоте 8350м решили обойти справа по крутой скальной стенке. Неожиданно наткнулись на вбитые в скалу скальные крючья и висевшие обрывки веревки. Поняли, что это место прошлогодней трагедии. До нас этой высоты по Южной стене Лхоцзе смог достичь только знаменитый альпинист поляк Ежи Кукучка – обладатель олимпийской медали 1988 года за покорение всех 14-ти восьмитысячников Планеты, который именно в этом месте сорвался и улетел в пропасть. Внизу, в начале маршрута мы видели мемориальную табличку его памяти. Это свидетельство трагедии немного охладило наш азарт «любой ценой достичь вершины».

День пролетел незаметно. К 17.00 мы прошли не более 100 метров по вертикали. Решили предпринять отчаянную попытку! Для рывка, одели кислородные маски, подключили баллоны. Высокую подачу кислорода включать было невозможно, так как баллон бы закончился через пол часа, а малая подача не помогала. Через 20 мин я неосторожно отодвинул кислородную маску на щеку, чтобы закричать напарнику по связке о готовности страховки. Маска сразу примерзла к бороде, причем так прочно, что оторвать я ее смог только в палатке на следующий день. Это был единственный случай, когда я использовал кислород на высоте.

…В сумерках мы увидели вершину, но такими темпами до нее нужно было идти минимум пол дня! Вторая «холодная ночевка» на высоте 8400м? Очень рискованно! К тому же стало понятно, что ночью преодолевать такой сложный гребень – самоубийство! Двое суток непрерывной работы без еды и питья и вторая ночевка без палатки на такой высоте – путевка в один конец! Очень обидно уходить из-под вершины, но силы были на исходе. Михаил Туркевич связался по рации с базой и сказал, что возвращаемся. Попросил группу, которая ночевала в лагере 6 выйти навстречу с палаткой – спускаться будем всю ночь!

Это был кошмарный сон! Ноги не слушались, мы валились от усталости. Хотелось быстрее в палатку, шли пренебрегая страховкой. В темноте бить крючья в скалы очень сложно, да и крючьев у нас уже не было… На очередном крутом участке гребня Миша глубоко вбивает ледоруб в снежный гребень, вешает на него веревку, спускается. Проходит по крутому склону и ныряет в отвесную горловину. Через время кричит – можно идти следующему! За перегибом скрывается Володя. Через время начинаю спуск я. Саша Погорелов наступает на рукоятку ледоруба, чтобы его не вырвало из снега под тяжестью спускающегося. Я подхожу к краю снежного склона и с трудом вглядываясь в темноту – что там, ниже горловины? Осторожно ступаю в бездну и вижу метров пять отвесных скал. Дальше нужно траверсом уходить вправо на гребень, иначе можно улететь с гребня в пропасть. На отвесе нога соскальзывает со скалы… и я лечу в темноту! Секунды кажутся вечностью. Рывок, повисаю на доли секунды и снова проваливаюсь… Понимаю, что я повис на веревке, но вбитый в снег ледоруб не выдержал нагрузки, и мы с Сашей улетаем в пропасть… Через долю секунды ударяюсь о скалу, пытаюсь задержаться, но скалы крутые и я скатываюсь все ниже и ниже. Цепляюсь, как могу за выступы и, пролетев метров пятнадцать, неожиданно повисаю на веревке. Боюсь пошевелиться, дыхание молотит на пределе, осторожно поднимаю голову и вижу на фоне звездного неба силуэт Погорелова, который расклинился в узкой скальной горловине. Его сорвало со склона вместе с ледорубом, на котором висела веревка. Проскользив по снежному склону, он чудом заклинился в горловине и задержал мое падение! Осторожно выползаю на гребень – все обошлось!

К трем часам ночи нам удалось спуститься к палатке наших товарищей. Остаток ночи просидели в восьмиром, втиснувшись в маленькую, но очень уютную палаточку. Нам было тепло, несмотря на то, что мелкая снежная пыль продувалась ветром сквозь капроновые стенки палатки. Наконец-то, впервые за третьи сутки пути выпили маленькой чашечке чая. Более вкусного и желанного чая я в жизни не пил!

…Потом был самостоятельный спуск нашей группы в базовый лагерь, но после осмотра врача Погорелова и Хитрикова сразу отправили вертолетом в Москву. У Володи обмороженные руки распухли и сплошь были покрыты волдырями, пришлось кусачками разрезать обручальное кольцо. Мы с Мишей «отделались легким испугом». Хотя, я потерял чувствительность в первых фалангах пальцев рук и ног, местами были почернения. Чувствовал себя абсолютным инвалидом, но выбывать из строя не хотелось! Удивительно, но научный сотрудник экспедиции и прекрасный альпинист Анатолий Непомнящий, с помощью им разработанных электростимуляторов, восстановил чувствительность моих пальцев за три дня. Остальные «черные дыры» мне вылечил в Харькове Андрей Степанов с помощью барокамеры.



А в это время движение на Горе не прекращалась. Чтобы закрепить наш безумный рывок к вершине, пришлось основательно потрудиться. Две недели на высоте выше лагеря 6 (8100м) работали две группы, обрабатывая маршрут. Хорошим итогом стало то, что маршрут до высоты 8400м был обработан, установлен лагерь 7 в виде полноценной снежной пещеры, в опасных местах гребень провешен перильными веревками. Но на таких высотах человек не может долго находиться, поэтому плохим итогом было то, что практически все альпинисты «вышли из строя» - Виктор Пастух чудом остался жив, с воспалением легких, многие обморозили руки и ноги, у некоторых активизировались серьезные болезни внутренних органов… Практически все, кто находился на верху, начали спуск в базовый лагерь. Смогли продолжить восхождение к вершине только Сергей Бершов и Владимир Каратаев.

Мы с Туркевичем полностью восстановились в базовом лагере, у нас была отличная акклиматизация и спортивная форма, а главное было огромное желание предпринять новую попытку восхождения. Тем более, Бершову и Каратаеву нужна была подстраховка, так как на Горе никого не оставалось.

Вечером в каюткомпании базового лагеря начальник экспедиции Александр Шевченко собрал совещание. Лучше было бы наверх нам идти не в двойке, а группой, чтобы забросить кислород, снаряжение и питание. Основной вопрос: «Кто пойдет наверх?» Если в начале экспедиции такой вопрос вызывал оживление и массу желающих, то сейчас стояла гробовая тишина. Кроме нас с Мишей никто не мог идти наверх: обморожения, воспаления легких, ангины, печень, почки, геморрой… Это не полный букет болезней, которые одолели сильнейших сборников страны после месяца предельных нагрузок на высоте. В итоге, мы с трудом уговорили Петю Казачка помочь нам, но он предупредил, что выше лагеря 5 не пойдет.

+++

Источник: http://www.alpnn.com/interesting/158-21v.html


Экспедиция "Лхоцзе-90", южная стена


  
#5 | Анатолий »» | 25.10.2014 17:47
  
2
О корейской команде, которая начала восхождение по Южной стене Лхоцзе пока ни слова.
Что они там делают, где они - неизвестно.
Только вот заставка - как дополнение:







Лидер команды - Sung Taek Hong

Участники: Kim Tae-Gon, Choi Jim-Chul, Yim Jun-Ho, Jeon Jae-Min

Их цель - пройти линию, которая внизу совпадает с югославским маршрутом 1981 г, затем поворачивает вправо, подходя вплотную к французской линии, а затем идет к вершине, сливаясь с линией Кукучки.

На гору стартовали в сентябре. Плохая погода сильно тормозит прогресс. Но команда надеется на успех.

На 24 октября сведения такие: установлены три высотных лагеря, С3 на 7500 м.







Источник: http://russianclimb.com
  
#6 | Анатолий »» | 25.10.2014 17:59
  
2
С Макалу новости.
Впрочем... экспедиция свернута.

Макалу 25 сентября 2014.

Поставлено 25 октября 2014, Колин Скотт.

Команда в безопасности сошла с горы и находится в режиме восстановления в базовом лагере, заставляя большинство кулинарных команд проявлять самые фантастические кулинарные умения. Хотя мы разочарованы тем, что не достигли вершины, мы все находимся в хорошем настроении и рады быть вместе снова. Мы немного пропустили здесь на Макалу печальные новости и только сейчас в полной мере узнали о трагических событиях, развернувшихся на Аннапурне. Мы высказываем наше уважение всем тем, кто в этом задействован, и наши мысли находятся рядом с теми семьями, которые потеряли своих любимых. Блог будет полностью обновлен завтра событиями, происходящими в команде Макалу.

Источник: http://www.explorersweb.com

Перевод Ольги Михайловой.
  
#7 | Анатолий »» | 27.10.2014 19:20
  
1
От корейцев пока тишина.
Что они там делают можно только гадать.

А вот о Макалу есть.
Я бы назвал это

Лебединная песня. Макалу.

В палатке базового лагеря медленно отогреваем пальцы рук и ног, пьем горячий чай и едим обильную пищу, и суровые условия 3 лагеря и 4 лагеря кажутся очень далеко. И все же ясное утреннее небо заставило Гарета и меня долго смотреть вверх на вершину Макалу.
Это не самый лучший сезон для попыток восхождения на самые высокие вершины мира, более холодные погодные условия и потенциально более короткий сезон ограничивает команды более легкими восьмитысячниками. С самого начала мы знали, что, будучи установленной на горе, наша стратегия, возможно, потребует длительного рывка к вершине, а не движения вверх и вниз по горе и ожидания потенциального окна позже в этом периоде. Этот план, похоже, подтверждался ежедневными прогнозами погоды и отчетами, которые мы получали.


Когда мы перебрались в лагерь 3, наши попытки были сосредоточены на подъеме достаточного количества запасов (дополнительного кислорода, оборудования, веревок, пищи и газа) в лагерь 4. Эти запасы должны были поддерживать нас во время рывка к вершине. Шерпам сообщили о плане и, как принято, двоим из них предложили возможность присоединиться к нам на пути к вершине - поэтому ожидалось, что мы будем командой из четырех человек. Погода казалась хорошей до 25 октября, уровень осадков на горе и ветры на вершине, как предполагалось по графикам, должны были уменьшиться.

Однако во время рывка к лагерю 4 двое шерпов начали страдать от затянувшегося пребывания на горе (обычно они работают на горе от 4 до 5 дней до периода отдыха в базовом лагере). Во время первого рывка к лагерю 4 грузы были либо отвязаны на полпути по перилам либо вообще не материализовались. Что оказалось критичным, это включало в себя веревку для дальнейшего пути вверх и дополнительный кислород. То же самое случилось и на следующий день, и дополнительный груз вместе с задержкой при установке лагеря 4 начали ставить наши планы относительно вершины под серьезную угрозу. Конечно же, желание шерпов сойти вниз для отдыха и потом снова взойти наверх были явно непрактичны из-за прогнозов сильных западных ветров и увеличения осадков, начиная с 26 октября. Тем не менее, они ясно дали понять, что они не хотят идти дальше, не возвращаясь для отдыха в базовый лагерь.


Для Гарета и меня возникла дилемма - идти дальше без поддержки, возможно, в течение 4 дней, или спуститься вниз, и на нее сильно повлияли наш собственный уровень усталости, отсутствие в лагере 4 достаточного количества запасов и понимание того, что мы окажемся без надежной и желательной поддержки шерпов. С колебаниями мы стали паковаться для спуска. В то время как мы спускались по более низким склонам горы, снеговые условия значительно ухудшились, что было свидетельством того, что попытка вернуться выше на гору оказалась бы крайне проблематичной так поздно в этом сезоне. Макалу 2014 завершилась.

Четырнадцать лет назад я видел картину (которую нарисовал Doug Scott), на которой был изображен Юго-восточный хребет. Изображение зацепило мое воображение альпиниста, особенно когда я узнал, что на хребет никто не всходил. В следующие 10 лет у меня была привилегия совершить 4 путешествия в отдаленную долину Makalu-Barun. Чтобы встретиться и поработать с некоторыми людьми в регионе, чтобы насладиться их безграничной и благожелательной гостеприимностью, чтобы наблюдать и пережить впечатляющий пейзаж и погодные паттерны, и чтобы восходить на одну из самых драматичных и бросающих людям вызов гор в мире. Завтра во время начала похода к взлетно-посадочной полосе в Tumlingtar, я, естественно, буду оборачиваться назад с сожалением о том, что, несмотря на наши старания, хребет остался непокоренным. Тем не менее, я буду праздновать тот фантастический опыт, который мы разделили с товарищами-альпинистами во время 4 попыток восхождения на хребет и ту прекрасную дружбу и воспоминания, которые я уношу с собой из этого красивого зрелищного региона Непала.

"До сих пор я дивлюсь относительной легкости, с которой я решил переступить через намного большую гарантию успеха ради кусочка большего вызова и риска, кусочка большей возможности неудачи - и, следовательно, ради намного более сильного чувства удовлетворения тем, что сделано, если бы мы осуществили это", - Том Хорнбейн (Западный хребет Эвереста)

Источник: http://www.explorersweb.com

Перевод Ольги Михайловой





Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2021, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU