Светлый человек

Виктор Попов – географ, альпинист в ранге «Снежный барс» и просто человек, говоря о котором, обязательно добавляют – «исключительной души».
11 лет назад, в Гималаях, на моих глазах скончался Виктор Иванович Попов. Памятуя о неписаном законе, что «об ушедших – либо хорошо, либо никак», благодарю Бога, что о нем можно говорить, не кривя душой.

О горовосходителях часто мыслят, как о небожителях. Забывая, что речь все же о людях, со всеми их слабостями, запазушными камнями и скелетохранящими шкафами. Посвященные-то знают, что горы (не те, с шашлыком и пивом у речки, а настоящие, экстремальные!), как ничто другое, не оставляя сил для соблюдения этикета, высвечивают истинные характеры. Потому-то в альпинизме, особенно высотном, корифеи так редко говорят при жизни друг о друге хорошее.

Попов в этом отношении стоял особняком. У тех, кто не общался с ним близко, складывалось даже впечатление чего-то неправильного и уродливого, – человек без врагов и завистников всегда подозрителен. Но, тем не менее, это было так.

С его уходом мы действительно утеряли абсолютно естественного альтруиста, который чувствовал себя комфортно лишь тогда, когда были счастливы все находящиеся в поле его зрения. Ветераны альпинизма, которым он регулярно устраивал праздники и покупал на свои деньги подарки. Студенты, коим он не только давал положенное «по программе», но и устраивал пикники, лыжные походы, конные прогулки. Большеглазые негритята в Африке, для которых его карманы всегда были оттопырены от конфет и печенья. Сотрудники, имен которых он, руководитель, не гнушался видеть на титуле выходящей книжки рядом с собой. И еще – масса всякого люда, случайно оказавшегося со своими проблемами рядом с ним.

Уже после его гибели мне рассказывали, что в бытность, когда у него появились «свободные деньги», он не побежал приобретать престижную иномарку, а поехал в Рязань, в родной детский дом, чтобы купить в каждую комнату по телевизору.
Когда я говорил об этом с вдовой Попова, Любовью Ефремовной, она искренне удивилась. Потому что, несмотря на то, что Виктор Иванович рано остался без родителей, он никогда не воспитывался в детском доме, жил у деда. Но, если даже это миф, согласитесь, как много он говорит о человеке. Как это похоже на него!

Жизнь Виктора Ивановича Попова достойна подражания и внимания. Он из тех, чьи судьбы как бы состоят из множества глав, каждая из которых – законченный рассказ с захватывающим и непохожим на другие сюжетом. Успел он побывать и заведующим сельской избой-читальней, и поработать по комсомольской путевке на казахстанской Магнитке, и послужить в армии.
Но главной ареной его жизни были горы. Еще будучи студентом, он попал в альпинистскую секцию известного Сарыма Кудерина, да и в армии служил не где-нибудь, а у самого Рацека. Так что довольно быстро стал мастером спорта, чемпионом Союза, «Снежным барсом».

Но главным для себя он считал вовсе не спортивные достижения. Попов-альпинист был лишь скромным помощником Попову-исследователю. Напомню, что, возникшая когда-то благодаря его стараниям, в Казахстане до сих пор существует дееспособная и квалифицированная снего-лавинная служба.

В эпоху, когда он непосредственно возглавлял это подразделение гидрометеорологического ведомства, и позже, когда его назначили заместителем главы всего Казгидромета, лавинщики Казахстана пользовались авторитетом и уважением во всем СССР. По нашим горам была разбросана сеть специальных станций, десятки снегомерных маршрутов протянулись на тысячи километров по ущельям и хребтам, аэровизуальные облеты в зимний период не прекращались ни на минуту. А результатами исследований тех лет диссертанты пользуются до сих пор.

…В этот период мы и познакомились с Виктором Ивановичем. Знакомство, правда, было фрагментарным и мимолетным. Но удивительно не то, что я, простой техник-лавинщик, запомнил своего шефа в ранге замминистра. Удивительно, что он запомнил меня. И когда мы встретились перед поездкой к Эвересту – на праздновании полувекового юбилея покорения Горы гор, Попов сразу протянул руку, как старому знакомцу…

Чтобы обрисовать широту интересов Попова-ученого, приведу еще два примера. Когда-то, еще молодым человеком, он участвовал в экспедиции, которая открывала (а вернее – «закрывала») «снежного человека» на Памире. А совсем недавно, когда был на Килиманджаро, в составе совсем ненаучной экспедиции, умудрился открыть «вечную мерзлоту» в центре Африки.

…Перед самым отъездом в Гималаи в родном институте «под Попова» была создана специальная лаборатория по рекреационной географии. А это значит, что и там никто не рассматривал его потенциальным пенсионером. И можно было понять растерянность сотрудников, которые неожиданно вынуждены были закрывать темы, отказываться от запланированных исследований и не знали толком, что делать с немецкой экспедицией, которая вот-вот прибудет в Алматы. Так много было замкнуто на знаниях и энергии одного человека.

…Фрагментарные мгновения незаконченной жизни Виктора Ивановича лучше всего показывают фрагменты из оставшегося от него архива. Снимки из альбомов, вырезки статей в газетах, «биографический» календарь, подаренный к юбилейным 60. Он явно не собирался умирать…
ТЕКСТ: Андрей МИХАЙЛОВ
Фото из архива семьи Поповых
Источник: http://www.uniquekazakhstan.info/ru/faces/svetlyy-chelovek

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU