Памяти погибших альпинисток.

В жизни бывает все – в том числе и трагедии. Жизнь усложняется, ситуации складываются невероятные – не только в горах. Складываются на городской улице, в служебном кабинете, поезде, самолете, в собственной квартире. Всюду! Как при этом, терпя поражение, оставаться человеком? Как, побеждая, оставаться человеком? Как, несмотря на скорости, сложности, противоречия и личные катаклизмы, сохранить в себе то, без чего дух человека – пустой звук? Без чего сердце – насос для перекачивания крови?

…В 1974 году погибла команда Эльвиры Шатаевой вместе с ней.

Бордашева Татьяна Сергеевна


Васильева Нина Фёдоровна


Любимцева Ирина Яковлевна



Монжарова Людмила Ивановна


Мухамедова Ильсияр Михайловна


Переходюк Галина Всеволодовна



Фатеева Валентина Ивановна


Шатаева Эльвира Сергеевна


Что же произошло с командой? Знали лишь в общих чертах. Девушки поднялись на пик Ленина – цель достигнута. Лагерь их поздравил, передал по радио добрые пожелания и советы по спуску. Советы, однако, не пригодились: почти сразу же после связи на горы обрушился ураган. Он застал команду у самой вершины. Шатаева по рации сообщила: видимость ухудшается, температура падает, ветер нарастает – ураган накрыл всю вершину.

Девушки держались, как могли. Ветер в клочья разорвал их перкалевые палатки, унес примус, теплую одежду. Они боролись за жизнь мужественно и отчаянно. Радиосвязь с Эльвирой Шатаевой была постоянная – до конца. До слов: «Мы умираем… осталось двое… прощайте, умирает последняя».

После первого сигнала бедствия наверх были направлены челябинские и новосибирские альпинисты. Из международного лагеря вышли английские и французские спортсмены. Удалось связаться с японцами – те были у вершины. Японцы установили связь с американцами – их разделяли 300-400 м высоты. Все вышли на помощь девушкам. Но ураган перекрыл пути.

Поздно вечером база передала одной из спасательных групп: «Трагедия наверху заканчивается».

Первыми, кто после урагана обнаружил погибших, были шестеро японских и трое американских альпинистов. Японцы сообщили: «Мы их видим. Что нам делать?». База ответила: «Составьте карту места драмы».

Схема-зарисовка, переданная японцами, не проясняла сути драмы. Кроме того, счет погибших – по данным японцев – не совпадал с численностью команды…

Шатаев взял себя в руки. Он сказал: «Я должен подняться к вершине. Соберу ребят, и мы поднимемся к вершине».

Маршрут девушек был ему известен лучше всех. Лишь он один знал каждую в лицо. Почти все были «за». Но некоторые выступили против – в том числе такой авторитет, как Ануфриков. «Нельзя предвидеть, – сказал он, – как Шатаев (муж Эльвиры), поведет себя на высоте. Особенно на месте драмы».

Довод серьезный: потрясение Шатаева было очевидным. И понятным. Вопрос решил Абалаков: «Идти должен – Шатаев». Из классных альпинистов оставались лишь пятеро. Все из Челябинска.

На 4.000 метров стало плохо с Томплоном. В сопровождении Тонкова его отправили вниз. Восхождение продолжали трое. Шли с набором высоты 1.100 метров в день. Альпийские луга были укрыты метровым слоем снега. Памир давно не был таким белым.

До выхода на гребень осталось совсем немного. Шатаев сказал: «Я пойду первым». Его мысли были путаны и обрывочны.

Спортивный класс Эльвиры был чрезвычайно высок. За короткое время она, по существу, стала вровень с такими признанными мастерами, как Аграновская, Насонова, Рожальская, Чередова. Она положила начало коллективному, самостоятельному женскому альпинизму в стране и мире.

Еще до этого команда Эльвиры совершила восхождение на пик Евгении Корженевской – вся четверка была удостоена медалей «За выдающиеся спортивные достижения».

Когда показался гребень, они поняли – уже рядом.

Пошли третьи сутки восхождения. Шатаев поднял голову. Перед ним открылась картина, забыть которую уже не удастся никогда: под сияющим голубым небом на огромном заснеженном склоне темнели несколько черточек – одна выше другой…

Первой лежала Эльвира



– он узнал ее…

Подошел. Остановился .



Ветер посвистывал в ивовом прутике, оставленном американцами. Воткнул в снег ледоруб. Взял за руку…

Нашли всех .



Японцы не заметили Нину Васильеву – она лежала под остатками палатки.

Работа была изнурительная. Плиты из снега выпиливали поочередно. Сделали первый контрольный тур. Сделали второй. Такой заоблачной могилы на высоте семи километров в мире еще не было. Покончив со всем, замерли над снежными плитами. В вечном молчании гор их минута молчания вряд ли была заметна.

Так закончился первый акт этой драмы. И был второй.



В начале 1975 года началась подготовка специальной экспедиции.

Из Москвы, из Спорткомитета шли письма – они ложились на столы руководителей заводов, предприятий, организаций страны. В них одна и та же просьба: в связи со специальной экспедицией освободить такого-то, настолько-то (без содержания, за свой счет), тогда-то. Речь шла, конечно, о тех, чьи кандидатуры были уже утверждены.

Ни одного отказа. Ни один из руководителей не стал в позу. Ни один не затеял бюрократической игры. Ни один не заупрямился.

К весне команда альпинистов-мужчин была укомплектована. В самый последний момент Шатаев принял неожиданное решение: в состав экспедиции включил двух женщин (желающих – то было много!) – Аню Ананьеву и Рано Сабирову. Одну назначили поварихой, другую – радисткой. Дело решила фраза в их письме: «Убеждены, что альпинизм – не только физическая сила».

Перед выездом на Памир из Москвы ушла еще одна – последняя – просьба Шатаева, на этот раз начальнику железнодорожной станции Ташкент. «10 июня, - писал он, - поездом 922 в багажном вагоне 3113 направлен груз специальной экспедиции (цель, как всегда, разъяснялась) весом 700 кг. Убедительно прошу Вас решить вопрос о скорейшем отправлении багажа до станции Андижана».

И тут реакция была моментальной: «Под контролем!».

Тренерский совет уточнил последние детали, маршрут и сроки. Альпинистов разбили на три группы.

В первую группу из десяти альпинистов вошли Соколов, Давыденко, Гракович, Машков, Кавуненко, Айзенберг, Петрашко, Байбара, Макаускас. Группу, как и всю экспедицию, возглавил Шатаев.

Наступил день: длинная цепочка людей – тридцать человек – потянулась к величайшей вершине Памира.

Операция длилась 14 суток.

…Их похоронили в мягкой, пушистой земле, на холме, усеянном эдельвейсами, на виду главных вершин. Сюда, в урочище Ачик-таш, съехались отцы и матери, родственники, друзья и товарищи.



Имена всех повторялись во всех выступлениях: Эльвира Шатаева, Нина Васильева, Валентина Фатеева, Ирина Любимцева, Галина Переходюк, Татьяна Бардашева, Людмила Манжарова, Ильсияр Мухамедова.

Похоронили здесь – у подножья гор, где всегда бывают люди. Памир поможет сохранить память о них навсегда.



P.S.

Шатаева Эльвира Сергеевна (01.12.1938–07.08.1974) – Москва. Окончила Московское художественное училище по профессии художник. Работала в артели имени 8 марта монтажником кукольной головки (1957-1958). Написала басню в журнале «Промысловая кооперация» (2 февраля1958) «Медведь в артели», после чего была уволена. Работала инструктором спорткомитета Киевского района Москвы. ДСО «Спартак». Инструктор альпинизма, судья по скалолазанию. МС СССР с 18.12.1970. С 15 лет увлеклась скоростным бегом на коньках (участвовала в соревнованиях в Петрозаводске). После травмы поехала в горы для восстановления, где отдыхала в 1962 году в альплагере «Шхельда». А далее некоторые восхождения: 1964 – Гвандра (В), 2б. 1965 – Кичкинекол (В) – 2а; Архимеда – 3а и 3б. 1969 – МНР (СВ) – 4б; 1969 – Суарык (ВЗ), траверс – 4а; п. Щуровского, 5б; Ушба, траверс – 5а. 1970 – п. Комсомола – 2а и 4б, по Ю стене, май; Сонгути. – 5б, пп; Пассоинарии, 5б; п. Вилса – 5а. 1971 – п. Коммунизма, по ребру «Буревестника» – 5а, третья женщина на вершине. 1972 – летом сформировала первую женскую альпинистскую группу для восхождения на п. Евгении Корженевской (7.105 м). В суровых метеорологических условиях группа, в состав которой входила Эльвира, поднялась на вершину (Г. Рожальская, И. Мухамедова, А. Сон). Спорткомитетом СССР участницы восхождения награждены медалью «За выдающееся спортивное достижение». 1973 – руководила первой женской группой на траверс вершины Ушба (А. Клокова, Г. Белобородова, И. Мухамедова, Л. Морозова). Зарубежные выезды: Австрия, Болгария, Швейцария (встреча женщин-альпинисток Европы). 1974 – руководила группой из 8 женщин. После достижения вершины пика Ленина (7134 м) группа погибла. Сильнейший ураган не оставил шансов на выживание. Эльвира могла сказать про себя стихами великого поэта Роберта Бернса: «В горах мое сердце». Это была даже не увлеченность, а страсть. В этой молодой, хрупкой на вид женщине жила всесильная воля покорителя гор. Однажды Эльвира сказала: «Мне кажется, что только в горах можно понять величие нашей планеты. Где-то я читала, что человек в горах ощущает себя пылинкой мироздания, зависящей от капризов стихии. Это неправда! Нигде так не проявляется ощущение собственной силы, могущества, дерзости как тогда, когда человек достигает вершины и над ним только небо – бездонное, голубое, мирное. Ну, конечно, не всегда голубое и не всегда мирное…». (Подготовил В. Шатаев).




http://www.alpklubspb.ru/ass/a665.htm

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU