Михаилу Семеновичу Левину нужна поддержка


Сейчас с ним родная сестра и внучка, которым помогают врачи. Удается вставать, но с посторонней помощью. Нужно разрабатывать руку и ногу.

Именинник шутит, помнит высоты всех вершин, все ваши емейлы, беспрерывно отвечает по телефону - спасибо всем за поздравления!

Нужна материальная помощь. Вот реквизиты счета:

Получатель: Левина Евгения Семеновна

Расчетный счет: 42301810213000000001

Банк получателя: ОАО "СКБ-Банк", БИК 046577756, к/с 30101800000000756,
если потребуется - ИНН 6608003052,

Обязательно в назначении платежа:
Перечисление на счет №42301810722101663977, Левина Евгения Семеновна.

Скорейшего выздоровления, Михаил Семенович!

Источник:

Комментарии (7)

Всего: 7 комментариев
#1 | Владимир О. »» | 06.08.2014 14:26
  
0
Выздоровления Михаил Семенович! Интереснейший человек, как то мне в а/л "Джайлык" целый вечер рассказывал про потрясающего Лионеля Террая (книга о котором, на французском, лежала под подушкой Михаила Семеновича и вызвала мой живейший интерес). В юности , вместе с Визбором (по-моему в альплагере Адыл-Су), сочинили знаменитую в альплагерях песенку: "мама я хочу домой". "Непробиваемый" энтузиаст скалолазанья именно на реальном рельефе, на "живых" скалах - организатор и судья многих-многих соревнований именно на них. Замечательный расказчик, бард и просто хороший Человек.
  
#2 | Анатолий »» | 06.08.2014 14:32 | ответ на: #1 ( Владимир О. ) »»
  
0
Ты знал Михаил Семеновича?
Ну скажи пожалуйста. А среди ребят - альпинистов ты был таким скромным.

Спасибо что рассказал.
Я искал материалы, чтобы больше рассказать о Михаил Семеновиче , но ничего не нашел. Просто поразительно! Всякая муть в интернете - да пожалуйста, навалом.
  
#3 | Анатолий »» | 06.08.2014 15:14 | ответ на: #1 ( Владимир О. ) »»
  
0
Нет, это у меня интернет заторможенный , деревенский МТС (я же сейчас в России в деревне живу)

Нашел кое что!

Мастер спорта СССР по альпинизму с 1964 года.

Старший инструктор с 1967 г.

Тренер школы инструкторов альпинизма в 1965, 1967, 1974, 1983 гг.

Начальник учебной части (Варзоб-1967, Ала-Арча-1973, Актру-2004).

В чемпионатах СССР: гл.судья 1979, 1980, зам.гл.судьи 1977, 1984, 1985.

Организатор 36 безаварийных экспедиций и одной, увы, испорченной (недисциплинированным чужаком).

Организатор первовосхождений и первопроходов в Караколе-57, Фанах-67, Талгар-64, ледн. Федченко-68, Дугоба-69, Куйлю-73, Кызылогын-75, Ягноб-76, Кичик-Алай-77/80/81/83/84/92, Ушба-78, Угам-95/96/98/99/2000/2001.

Скалолазание

Участвовал в городских и областных соревнованиях с 1954 по 1972 года.

Организатор и главный судья с 1956 г и по ...

Судья чемпионатов СССР 1965/67/69/71/73/75/77 гг.

Зам. гл. судьи чемп. ВЦСПС 1980/82/84 гг.

Судья всесоюзной категории (первый на Урале) с 1982 года.

Главный секретарь шести первых Чемпионатов России.

Организатор и главный судья первых в мире чисто юношеских стартов - Кубок Надежд 1971 г. (открытое молодежное первенствоЧелябинской области на Таганае)

Организатор семинаров для тренеров юных ( отец всех детей Советского Союза ).

Сейчас проводит соревнования связок на скалах - по своей методике-1982 г. и альпмногоборье!

+++

А о песне "Мама я хочу домой" поставил в рубрику:

http://www.climbing.ru/forum/all_1/topic_1718_7_5247/#c43


М.С. Левин. "Полвека бардства"

...песни, текстовки, дневники...
Всеми нами любимый М.С. Левин порадовал выходом своей книги "Полвека бардства". Мы счастливые обладатели этого издания. Приятное оформление и гениальное содержание. Спасибо Михаилу Семеновичу за столь дорогой и памятный подарок.



Михаил Семенович не только графомен со стажем, как он пишет о себе, но и имеет массу заслуг в альпинизме и прочих измах.
  
#4 | Анатолий »» | 06.08.2014 15:23
  
0
И еще нашел:

"Челябинский рабочий" остался, а "Большая блондинка" - нет



Мы отыскали альпинистов, 30 лет назад открывших пик-тезку нашей газеты

“Пик “Челябинский рабочий” на Памире" – так называлась небольшая заметка на внутренней полосе номера за 11 января 1978 года. В ней мастер спорта Михаил Левин, организатор областных курсов высшего альпинистского мастерства, брал интервью у руководителя первопрохождения, огранщика Челябинской художественной фабрики Сергея Белькова. Четверо курсантов под руководством Сергея взошли на вершину высотой 4400 метров в верховьях ущелья Джолджилга. Эту вершину назвали “Челябинский рабочий”, в честь нашей газеты.

Тогда это не было сенсацией. Первовосхождения совершались одно за другим, альпинизм жил активной жизнью и развивался благодаря поддержке со стороны государства. Несколько строк из “блокнота альпиниста” – все, чего в то время была достойна новая вершина. 30 лет спустя мы впервые публикуем воспоминания, которыми поделились те самые Михаил Левин и Сергей Бельков.

+++

Легко сказать: найти участников события сорокалетней давности. Подобные изыскания опасны разочарованием. Но встреча с “альпинистами 30 лет спустя” принесла только позитив.

Набираю номера телефонов организаций, что приходят на ум. Спорткомитет, федерация альпинизма, городской альпклуб: Автоматически повторяю одно и то же: “Нашей газете 100 лет, есть одноименный пик, мы решили вспомнить, может быть, вы слышали”. Не слышали. По инерции набираю еще пару номеров. “Да, это я назвал гору так”, – немолодой голос в трубке. И вот передо мной сидит Михаил Семенович Левин в очках, с мягким голосом и неповторимым чувством юмора.

— Я послал инструктора, магнитогорца Виктора Миронова найти перевал, ведущий в ущелье Джолджилга, – рассказывает Михаил Левин. – Он с курсантами прошел его и назвал перевалом Уральцев. А над ним увидел красивую мощную гору, которую решил назвать “Легендарная Магнитка”. “Твое право”, – ответил я и послал его на вершину с самыми сильными курсантами. К концу третьего часа лазанья по восточному гребню Миронов обнаружил, что гребень выводит не на “Легендарную Магнитку”. Путь ему преградила другая вершина: два скальных треугольника на ледовом пьедестале. С перевала он ее не заметил. Обойти было нельзя, пришлось подниматься, а затем спускаться, чтобы выйти на плоскость, ведущую к “Легендарной Магнитке”. Вернувшись, Миронов отрапортовал: “Мы сделали две горы”. "Нет, вы сделали одну гору, – ответил я. – Ту, “внеплановую”, поручу другой команде". Отправляясь на восхождение по новому пути, Серега Бельков уже знал, что гору нужно назвать “Челябинский рабочий”.

— Михаил Семенович, почему вы решили назвать ее так?

— Я понимал, что название должно быть связано с Челябинском, поскольку гора соседствует с перевалом Уральцев и “Легендарной Магниткой”. Пик “Челябинск” к тому времени уже был официально утвержден. А что еще так тесно связано с городом и областью, как газета “Челябинский рабочий”?

+++

Поиск Сергея Алексеевича Белькова занял два дня. Левин визуально помнил двухэтажный дом на улице Героев Танкограда. Мы терпеливо стучимся в каждый подъезд с вопросом: “Где Серега Бельков?” К счастью, это двор, где все про всех знают. Сергей ушел гулять с собакой, и это надолго. Утром следующего дня я приехала снова. В альпинистское прошлое Белькова верится без труда. Борода, длинные волосы, густые брови. Он, как и Левин, на пенсии. Ходит по горам, находит там камни и занимается их огранкой в маленькой мастерской. Разглядываю белые и с дымчатым оттенком хрустальные многогранники, пью чай с вареньем.

— Это был конец альпинист-ских сборов, – говорит Сергей Бельков. – Фактически внеплановое восхождение. В шесть утра мы отправились в путь: я, шофер Саша Хандюк, электрик Толя Володько, детский врач Саша Шерстобитов. Помню, была непогода. Выглядывало солнышко, и тут же его за-крывали тучи. Дождь со снегом, туман, ничего не видно. Но мы четко представляли, куда идти.

Из заметки 1978 года: “Маленькая победа: первая связка уже на гребне. Она поджидает нас. Ух, какой здесь ветер! Идем строго по гребню. Когда скалы остаются позади, видимость не более 15 метров. Движемся, как в молоке: Тут стихший было ветер разрывает нависшее перед нами облако, и я вижу: вершина совсем рядом. Скорее фотографировать! А пальцы не слушаются: Через несколько минут сплошной стеной начинает валить снег. Выкапываем камни, строим вершинный тур. Хлопья снега ложатся на бланк записки, и я закрываюсь штормовкой:”

+++

Слушая рассказы Михаила Левина и Сергея Белькова, замечаю, что район в Южной Киргизии, о котором идет речь, полон южноуральских названий. Кроме упомянутых выше это “Челябинская поляна” на высоте 3000 метров, где располагался базовый лагерь, пик “Ирбис” в честь магнитогорского военно-патриотического клуба и многие другие.

— Вы верно подметили, – замечает Михаил Левин. – Мне нужно было, чтобы у челябинцев был свой учебный район. Это лучше, чем они по путевкам мотались бы по разным лагерям Союза и привозили мне характеристики. Я нашел этот район в 1975 году – малоосвоенное ущелье Киргиз-Ата, сердце Южной Киргизии. Там горы, словно животные на прогулке, выходят из хребтов тебе навстречу. За Кичик-Алайским хребтом лежит Памир. В долине растет трава с большим количеством сахаристых веществ, ее щиплет самое что ни на есть интернациональное стадо. Восемь лет я осваивал этот район, возил туда челябинцев. Там живет компания скотоводов и очень обаятельных киргизок с детьми. Голодающих альпинистов они подкармливали баурсаками (кусками теста, жаренными в кипящем масле) и давали попить кумыса. Я пытался кумыс запретить: все-таки хмельной напиток. Но как запретишь, если 15 минут ходу – и женское общество. Однажды мы имели неосторожность вывезти в летний лагерь армейцев, проходивших подготовку перед службой на границе. Они обрезали хвосты у всех киргизских лошадей своим подружкам на шиньоны. Больше мы их летом не возили.

Самая высокая гора в Киргиз-Ате – Джолджилга (“джол” – приятный, радостный, “джилга” – место, где можно жить и пасти скотину), она главенствует над всеми остальными вершинами.

— Мы долго бились с этой красоткой, сложенной из мраморизованных известняков, – рассказывает Михаил Левин. – Я предложил назвать ее “Большая блондинка”. Конечно, Москва не одобрила, но между собой мы ее так называем до сих пор.

В Киргиз-Ате 40 маршрутов, пройденных южноуральцами. Некоторые названия вершин (пик Цвиллинга, пик Васенко и другие) в Москве “зарубили” и переименовали. Но на “Легендарную Магнитку” и “Челябинский рабочий” ни у кого рука не поднялась.

Олеся ГОРЮК

Михаил Левин мастер спорта по альпинизму. Педагог по складу характера и призванию, со второго класса проверял тетради маминых учеников. Окончил школу инструкторов. Альпинизм подарил ему общение с лауреатом Нобелевской премии физиком Игорем Таммом, композитором Львом Книппером, концертмейстером Игорем Солодуевым и другими замечательными людьми. С 1958 по 2006 год работал инструктором в альпинистских лагерях. Михаил Семенович гордится не взятыми вершинами, а огромным количеством организованных сборов и соревнований. В федерации альпинизма с 1966 года отвечал за круглогодичную подготовку. Первым в стране стал развивать детско-юношеское скалолазание, за что получил прозвище “отец всех детей Советского Союза”. По основной работе занимался подготовкой литейного производства на заводе ЧТЗ.

Сергей Бельков большую часть жизни отдал альпинизму. Геолог и ювелир, он прекрасно разбирается в камнях и знает, где их искать. Занимался в альпклубе ЧТЗ. Клуб не выдержал испытания капитализмом, однако те, кто состоял в нем до перестройки, до сих пор встречаются и ходят в походы, в основном по Уральским горам.

Источник: http://mediazavod.ru/articles/37272
  
#5 | Анатолий »» | 06.08.2014 15:31
  
0
Олесю Горюк с рассказом и о Михаиле Семеновиче Левине я нашел.
Правда фрагмент.


Продолжаем публикацию дневника экспедиции на пик "Челябинский рабочий" в Киргизии
Начало занятий

Когда мы перетаскали все продукты, стояла уже глубокая ночь. С утра, согласно нашему жесткому графику, нужно было приступать к занятиям в горах.

Еще в Челябинске, рассказывая о Киргизате, Михаил Семенович Левин сравнивал горы с белыми медведями, вышедшими на прогулку. Мне так и представлялось: выглядываешь из палатки, а там - белоснежные горы-медведи. Помню, меня сбил с толку заголовок в нашей газете от 1977 года: "Челябинский рабочий" на Памире". Это не совсем так: мы приехали не на Памир, а к подножию Кичик-Алай-ского хребта. Алай, как объяснил мне впоследствии геофизик Сергей Соловьев, - переходная горная цепь, связующее звено между Тянь-Шанем и Памиром. Снежники и ледники начинались дальше, за восемь километров от нашего лагеря. Там, где стояли мы, не было "белых медведей". Были арчовые леса (арча - южное дерево, похожее на тую или кипарис) и травянистые склоны.

Еще в Челябинске вставал вопрос об инструкторе. Нужен был человек, который ходил бы вместе с новичками, объяснял им элементарные правила поведения в горах. Михаил Семенович, в силу своего возраста и состояния здоровья, выполнять эту роль не мог. Спортсмены-разрядники преследовали свои цели: пока позволяет здоровье, сделать как можно больше сложных восхождений. С нами им было не по пути. Наконец, инструктор нашелся - кандидат в мастера спорта озерчанин Вячеслав Петрович Бастриков.

Утром мы вышли на построение.

- Называть меня по имени-отчеству и на вы, - объявил наш инструктор первое правило.

Он повел нашу группу за перевал, по травянистым склонам, все выше и выше. Погода испытывала нас на прочность. Шарип говорил, что до нашего приезда почти месяц стояла сухая погода. Как только мы приехали, начались дожди. Полностью дождливых дней в Киргизате не бывает. С утра светило яркое солнце, потом лил дождь, сменяясь снегом и градом, затем погода налаживалась, чтобы вновь испортиться. Вячеслав Петрович повел нас на осыпные склоны. Объяснил, что по ним не ходят, а просто перебирают ногами.

- Встали и посыпались, посыпались, - через секунду он уже стремительно ехал вниз вместе с кучей мелких камней и песка.


Безрезультатные поиски озера

К вечеру мы вернулись в лагерь, уставшие, но довольные.

Наутро снова пошли на занятия. Михаил Семенович определил нашу цель: отыскать два красивых озера. От места, где стоит лагерь, отходят три ущелья, разделенные горными хребтами: Курган, Джолджилга и Суйчикты. Наш путь лежит по ущелью Суйчикты, что в переводе на русский означает "вода побежала", "вода через край". С двух сторон речка Суйчикты зажата в тиски каменных осыпей - морен. Вячеслав Петрович объяснил нам, что морены бывают старыми и молодыми. На старых камни укрепились, уплощились и стоят неподвижно. На молодых моренах камни острые и под весом тела шевелятся. Мы шли по грудам камней, то поднимаясь, то спускаясь, но все время набирая высоту. Морены имели вид небольших горок. Казалось: вот за этой горкой уж точно будет озеро. Но мы поднимались и видели только камни, в углублениях не было ни капли воды. Когда, наконец, мы встретили небольшую водную ванночку, радости не было предела. Вот оно, долгожданное озеро!

- Это лужа, из которой пьет воду заблудшая овца, - умерил наш пыл Вячеслав Петрович и указал острием ледоруба на возвышающуюся впереди морену. - Поднимемся туда и сверху увидим, есть ли озера дальше.

Силы кончились. Я смотрела на нашего инструктора, уверенно идущего вверх, и не верила своим глазам.

- А Вячеслав Петрович-то у нас шутник, - сказала Настя Черных.

Кое-как я залезла на гребень морены, посмотрела вниз: озер снова не было! Мы остались сидеть, а Вячеслав Петрович пошел дальше - на разведку. Вернулся в недоумении: и за следующей мореной не было никаких озер. Сфотографировали мы лужу в качестве доказательства для Михаила Семеновича и пошли обратно. Инструктор наш держался молодцом, все остальные страшно устали.

- Доживете до моего возраста (65 лет. - О.Г.) и будете так же легко бегать по камням, - наставлял нас Вячеслав Петрович и уточнял: - Если доживете.

Помню, как, запнувшись на шевелящемся камне, я горько заплакала.

- Ушиблась или обидел кто? - подошел ко мне Вячеслав Петрович.

Я не могла объяснить причину своих слез: скорее всего, это были слезы бессилия. С тех пор он стал обо мне заботиться: "Вот камушек помягче, присядь, отдохни".


Меняющаяся кровь

К вечеру мне стало худо: поднялась температура и началась лихорадка. У остальных состояние тоже было не ахти. Тренерский совет это несколько обескуражило. Стало понятно, что к тренировкам в намеченном режиме мы не готовы. Михаил Семенович и Вячеслав Петрович подумывали о том, не нанять ли лошадь для восхождения на "ЧР".

Ночью совершенно не спалось. К утру температура не опустилась, несмотря на выпитый парацетамол. По графику нужно было вновь выходить на занятия. Пришлось пропустить. К полудню я вышла из своей палатки. Наши разрядники ушли в разведку на "Челябинский рабочий", в лагере остались только Михаил Семенович и я.

О причине моего невыхода на занятия Михаил Семенович спрашивать не стал. Он снова, как и в поезде, стал рассказывать истории из практики альпиниста. Михаил Семенович обладал способностью говорить на протяжении многих часов без перерыва, заполняя монологом неловкие паузы.

Воспользовавшись случаем, я рассказала о своем плохом самочувствии. Михаил Семенович потрогал мое запястье - температура действительно была повышенной. Я выпила парацетамол, через три часа еще одну таблетку.

Оказывается, когда мы попадаем в горы, по нашим жилам начинает течь другая кровь. Не в переносном, а в буквальном смысле. Происходит бешеный выброс эритроцитов, организм требует кислорода, а в воздухе его не хватает. Болезненный процесс занимает около десяти дней, после чего организм полностью акклиматизируется. Михаил Семенович считает, что в период акклиматизации нужно активно двигаться.

- Бастриков просит у меня выходной день для вас, - сообщил он по секрету. - Я дам, но вы должны его заслужить! Сходить на "Челябинский рабочий"!

К вечеру возвращаются с занятий наши ребята с Вячеславом Петровичем. Все утомлены до крайности, ложатся и не выходят из палаток. Это при том, что занятие прошло не в полном объеме. Нашим тренерам приходится признать, что организмы их подопечных оказались совершенно не готовы к интенсивным тренировкам.

К вечеру возвращаются разрядники. Они побывали на "Челябинском рабочем". То, что для нас пока далекая и недостижимая цель, для них всего лишь разминка. Еще в Челябинске Михаил Семенович предупредил, что первыми на "ЧР" взойдут разрядники. Исследуют маршрут, чтобы у нас потом не было неожиданностей. Володя Горшков, Саша Джура, Катя Медвинская и Олег Шанаурин прошли по пути первопроходцев, а Дима Маслов и Наташа Иваницкая - с другой стороны гребня, по более сложному пути. Они сфотографировали гору, посмотрели записку, но снимать ее не стали - оставили это почетное право новичкам. Впрочем, они сомневаются, что мы взойдем на "ЧР" в полном составе, и не без оснований. 30 лет назад, в 1977 году, маршрут проходил по снегу. Сейчас снег стаял и обнажился ледник, значительно усложнив восхождение. Заберемся ли? Большой вопрос. Но у нас есть козырь: льет дождь. Это значит, что в горах в это время идет снег, ложась на ледник пушистым покрывалом. Мы вспоминаем слова водителя "уазика" Шарип-бека: почти месяц стояла сухая и солнечная погода. Может быть, поэтому ледник обнажился?

Тренерский совет принимает решение: дать день отдыха и для новичков, и для разрядников.

Олеся ГОРЮК

Источник: http://city.live174.ru/content/print/?id=1611

Оригинал находится по адресу: http://city.live174.ru/content/travel/istorija_gornoj_bolezni.htm?id=1611
#6 | Владимир О »» | 06.08.2014 16:48 | ответ на: #2 ( Анатолий ) »»
  
0
"Ты знал Михаил Семеновича?"
- мир такой маленький, а мир альпинизма - еще меньше! С теми кто постарше - встречался, пересекался в горах или есть общие знакомые.
  
#7 | Анатолий »» | 06.08.2014 16:54 | ответ на: #6 ( Владимир О ) »»
  
0
Да, вообще то...
Тем более в СССР. Не было замкнутой раздробленности. Точек соприкосновения - несколько. (и их не так много)
Все варились в одном котле. А такие личности, как Михаил Семенович аккумулировали вокруг себя целые поколения альпинистов и скалолазов.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU