Сергей Богомолов: Альпинизм - это образ моей жизни.

Пик Победы, который находится на границе Киргизии и Китая и является самой высокой точкой Тянь-Шаня (7439 метров), альпинист Сергей Богомолов покорял уже четыре раза.
Сергей Богомолов родился в 1951 году в Саратове. Окончил физический факультет СГУ им. Н. Г. Чернышевского. Мастер спорта СССР.
Накануне очередного восхождения на эту вершину «снежный барс» рассказал «АиФ - Саратов» о том, что побуждает людей отказываться от привычного комфорта и рисковать самым дорогим - своей жизнью - ради лишней порции адреналина.
Опыт - в приоритетеТатьяна Волченко: Сергей Георгиевич, за вашими плечами уже более 350 восхождений, в том числе на самые высокие вершины мира. Что побуждает вновь и вновь идти в горы?
Сергей Богомолов: Альпинизм - это образ моей жизни, к спорту в целом отношусь с большим уважением.

В юности пробовал силы во многих видах: занимался футболом, хоккеем, позже появились велосипед и лыжи, благодаря чему я натренировал выносливость. В студенческие годы хотел записаться в волейбольную секцию, но там не было мест, по направлению от спорткафедры отправился «мерить глубину бассейна» (смеётся), пловец из меня получился неважный.

Когда однажды на глаза попалось объявление о наборе в секцию альпинизма, рванул туда, не раздумывая. Долгое время восхождение в горы было сродни хобби, как у многих учителей, врачей, инженеров и других специалистов с тягой к путешествиям в крови. Позже я понял, что прикипел к своему увлечению душой и начал работать на результат.

Если человеку нравится выходить победителем из трудных ситуаций, проверять на прочность свой характер, то ему путь в альпинизм. Этот вид спорта, как никакой другой, дисциплинирует и приучает не потакать своим слабостям.

- В вашу секцию обычно приходят новички или уже имеющие некоторый опыт? Были случаи, когда восхождение на вершину кардинально меняло картину мира и приоритеты человека?

- Если в советское время раньше 18 лет в горы не пускали, то сейчас планку понизили до 14. Я считаю, это плохо. Альпинизм не терпит беспечности - это вроде полувоенной организации.


Если у человека нет аналитического мышления, если он не любит брать на себя ответственность и просчитывать несколько вариантов вперед, то об экспедициях не стоит даже думать. Вот говорят: «Умный в горы не пойдет, умный горы обойдет». В корне с этим не согласен! Статистика показывает, что туристов гибнет в разы больше, чем альпинистов - это потому, что далеко не все относятся к правилам безопасности всерьез. Особенно сложно приходится в подготовке с молодыми, у которых авантюризма и максимализма хоть отбавляй; привычная бесшабашность зачастую мешает им сосредоточиться, в форс-мажорных ситуациях они беспомощны, склонны к неоправданному риску. Но с возрастом это проходит. Набираешься опыта, а вместе с ним - трезвого отношения к опасностям.

Альпинизм - это все-таки экзотический вид спорта. Он способен менять мировосприятие. В 1989 году на Хан Тенгри был такой случай. Я подходил к вершине с большой группой восходителей. Уровень подготовки у всех был разный. На самом верху один швейцарец говорит: «Оставь меня здесь, я свое главное дело в жизни уже сделал!» Ситуация складывалась нестандартная. Думая, как заставить его спускаться, я привязал его небольшим репшнуром к себе и ткнул ледорубом в филейную часть. Он сделал шаг, потом другой.... Так потихоньку добрались до перемычки, а дальше он полез сам. Когда оказались в базовом лагере, он признался: «Спасибо тебе за то, что не дал мне совершить большую глупость!» У человека произошла переоценка жизненных ценностей.

Дорогое удовольствие- Путешествия по миру - удовольствие не из дешевых. И все же многие любители новых ощущений жертвуют ради этого карьерой, домом, комфортом. Насколько уместны романтизм и авантюризм в наше время? Как изменился альпинизм за два десятилетия?

- Романтизм всегда уместен. Он придает жизни смысл, цементирует его. А комфорт можно создать в любых условиях (правда, за свой счет, если говорить об альпинизме). Раньше государство финансировало этот вид спорта, поддержка ощущалась и по линии профсоюза. Теперь этого нет. Но желающих пойти в горы меньше не стало, нередко люди это делают в одиночку, совершенно не думая о том, что при несчастном случае прийти на помощь будет некому.

Я считаю неправильной позицию поддерживающей такую практику Федерации альпинизма России. Тем более в наши дни, когда год от года растет число природных аномалий: тающие ледники делают привычные маршруты очень опасными.

- На днях вы отправляетесь в новую экспедицию. Расскажите о ней подробнее. Как долго готовились? Кто пойдет в связке? Какова цель похода?

- Цель у нас одна - благополучно подняться на вершину и затем так же благополучно спуститься с нее. Группа восходителей на этот раз небольшая - всего пять человек. В прошлом году они пытались реализовать задумку самостоятельно, однако не получилось. Этим летом решили повторить попытку, но теперь под моим руководством. Приглашать опытных инструкторов для организации экспедиций стало привычной практикой - так надежнее и безопаснее. А для меня еще раз испытать себя в спортивном восхождении на суровом пике Победы - большая честь. Эта вершина входит в число пяти семитысячников СНГ, покорение её даёт право на получение почётного звания «Снежный барс». Думаю, у нас всё получится.

Невзирая на возраст- Вам уже за 60, и вы - в отличной форме! Как удается ее поддерживать, если учесть, что многомесячные экспедиции - это колоссальная нагрузка на организм, неполноценное питание, постоянное психическое напряжение?

- Я живу в 12-этажном доме. После зарядки на растяжку совершаю пять подъемов на верхний этаж. Всем рекомендую такое упражнение - дешево и сердито. Очень здорово держит в тонусе! (смеётся). Кроме этого продолжаю заниматься лыжами и велосипедом.

Для профессиональных спортсменов ежедневные тренировки - обычное дело: пока занимаешься систематически, паспортного возраста не ощущаешь. Сложно тем, кто не умеет правильно распределять нагрузки.

Всех альпинистов условно можно разделить на высотников и технарей. Если одним привычнее технические восхождения на вершины не более 5 тысяч метров, то другие легко одолевают 6 и 7 тысяч. Хотя сегодня при наличии кислородных баллонов возможности стали гораздо шире. Без кислорода на тот же Эверест смогли бы взойти не 5 тысяч альпинистов, а от силы две сотни.

- За многолетний стаж тренерской работы вы покорили практически все супервершины. Не пора ли на заслуженный отдых?

- Я исповедую три программы: «Снежный барс», «14 восьмитысячников» и «7 вершин». Первая выполнена полностью, две другие - на стадии завершения.

Камнем преткновения для меня остается опаснейшая и непредсказуемая гора К-2 (Чогори) в Пакистане. Её давно окрестили «убийцей» за сложное сочетание факторов. Вершина крутая и высокая, к тому же дают о себе знать изменчивые метеоусловия. Многие опытные альпинисты убеждены, что Чогори не одолеть без толики везения. Я уже четыре раза пытался ее одолеть, но, увы, безуспешно. Как бы ни было, от цели покорить К-2 я не могу отказаться. Да и с денежным вопросом тоже не все ладно. Я не так давно стал пенсионером, государство определило мне мизерное содержание. Надбавок за звания и медали не предусмотрено. Как на эти деньги жить? Если иностранцы с легкостью выкладывают (в переводе на рубли) по 80-100 тысяч за одну путевку и при этом с такой же легкостью могут свернуть с полпути, если, например, устали, то для меня даже 50 тысяч - солидная сумма, за которую пойду до конца. Вот так и зарабатываю своим мастерством. Однако всякий раз, когда подхожу к подошве той или иной горы, о деньгах думаю меньше всего.


http://www.saratov.aif.ru/sport/persona/1210930

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU