Отчет о восхождении на Эверест 2014.

Краткий отчет о восхождении. Для тех, кто ищет конкретную информацию – отчет разбит на именованные параграфы, если кому-то нужны уточненные данные – обращайтесь (контактные данные приведены). Сразу оговорюсь, что вел подробный дневник экспедиции, но не буду нагружать читателя рассказами о Непале, о Тибете, о религии и культуре, о кухне и о природе этих мест. Безусловно, это интересно, познавательно, но этой информации в интернете много. Если кто-то все же хочет почитать, могу посоветовать книгу «Восхождение Мира на Эверест» (автор Горбенко М.) – рассказ о международной экспедиции (СССР, США, Китай) на Эверест в 1990 г., (когда ходила наша землячка Екатерина Иванова). Познавателен и интересен отчет о восхождении иркутянина Дульского Андрея. В своем же отчете приведу только то, что касается лично моего восхождения.

Подготовка моральная и теоретическая

На подходах к Эвересту (5000 м)

Это, наверное, был для меня самый сложный этап подготовки. Я прочитал все (какие смог найти) книги про Эверест, пересмотрел все фильмы (и документальные и художественные). Встречался с восходителями из разных стран: Великобритания, Индия, Украина, Россия (в том числе и нашими земляками), слушал, запоминал, задавал глупые вопросы, делал себе акцентные пометки. Отдельную благодарность хочу выразить Федерации альпинизма Иркутской области в лице Финкельштейн Александры. Все годы моей подготовки она терпеливо готовила меня к разным восхождениям.

Так как 2 месяца – большой период для быстроменяющейся деловой среды России – не взял на себя ответственность оставлять возглавляемое мною предприятие без руководителя. Провел переговоры с акционерами и загодя начал готовить дела для передачи приемнику. Более 6-ти лет я отдал машиностроительному заводу, и вот пришла пора собираться на встречу с Мечтой – должность пришлось оставить, что тоже далось мне нелегко. Я изучил истории всех экспедиций и причины гибели альпинистов (сильно выручило в критический момент на штурме). Понимая степень риска, нужно осознавать самому и аккуратно подготовить близких к разным сценариям развития событий. Привел в порядок все дела, нотариально заверил завещание, составил распорядительные письма.

Подготовка физическая и техническая
Этот раздел, я надеюсь, прочтут те, кто пишет на форумах язвительные комментарии: «бабла заплатил – его шерпы и занесли» и тому подобное. Акцент в физической подготовке я сделал на тренировке выносливости. Почти 6 лет я ходил в спортзал 5-6 (!) раз в неделю: пт-ср-пт у меня были силовые тренировки (заслуженный тренер России, мастер спорта СССР международного класса по тяжелой атлетике Горбаческий С.В.), по вт-чт анаэробные тренировки (тренер высшей категории России, мастер спорта СССР по боксу Белоус В.Н.), по субботам я бегал кросс с утяжелителями на ногах (8-10 км в пульсовом режиме 160-170 уд./мин.), а по воскресеньям уже без тренеров «занимался в свое удовольствие». Плаваю, к сожалению, плохо, а то бы еще плавал. Для выработки быстрой реакции организма на гипоксию, для получения минимальных технических навыков я ходил на тренировочные восхождения. Может это звучит кощунственно, так как все горы нужно уважать, все восхождения – яркие события в жизни, но для меня горы были просто «ступенькой к Эвересту», «выездной тренировкой». За это я часто получал нагоняи от гидов, которые говорили мне: «Нельзя так, настройся на то, что любое восхождение – отдельное сложное испытание». За годы подготовки я сходил на Орисабу (5700 м. – высочайший вулкан Северной Америки), на Мера Пик (6476 м. – Гималаи со стороны Непала), на Мунку-Сардык (3491 м. ☺ Саяны), «крест Эльбруса» (5641 м. и 5621 м. Кавказ), на Аконкагуа (6962 м. – высочайшая точка Южной Америки), Монблан (4810 м. – Альпы со стороны Франции), на вулкан Сан-Франциско (6016 м. Аргентина), Охос дель Саладо (6893 м. – Чили, высочайший вулкан на Земле). Навыки выживания в условиях холода освоил во время лыжного перехода с полярной базы Барнео на Северный Полюс («последний градус»), технике лазания учился на скалодроме ИрГТУ.

Подготовка медицинская
Так как в условиях высокогорья могут вылезти «скрытые болячки», прошел полное медицинское обследование, чтобы знать заранее свои слабые места и быть готовым к экстренным ситуациям на восхождении. Сначала – у спортивного доктора В.Л.Сивохова («Центр медико-биологических исследований»). Вердикт: «физическая работоспособность в субмаксимальной зоне интенсивности выше средней. Адаптация к нагрузке на выносливость по пульсу хорошая. Тип реакции по АД нормотонический с неполным восстановлением систологического АД». Если говорить простыми словами: сердце сильное (тренировки не прошли даром), а вот давление пошаливает (нервная работа дала о себе знать). Далее пошел по специализированным врачам. Сдал коагулограмму, липидограмму, анализы на калий, натрий, магний, кальций, провел полный гематологический анализ крови, общий анализ мочи, билирубин, креатинин, глюкоза, мочевая кислота, амилаза, щелочная фосфатоза и пр. и пр. Под наблюдением кардиолога Сиразитдиновой Н.С. (ЖД-поликлиника) прошел холтеровское мониторирование ЭКГ и АД. К сожалению, диагноз «гипертензия» подтвердился – повышенное давление: максимальное за сутки доходило до 195/108, среднее же 140/84. Прокапал курс сосудоукрепляющих лекарств («кортенксин», «актовегин», «мексидол»), попил «нолипрел», «пантогам», «фенибут», «предуктал». Взял под наблюдение АД, изменил режим тренировок. Потом сделал ФГС, УЗИ органов брюшной полости, триплексную доплерографию экстракраниальных артерий. Чтобы зарубцевались язвочки (обнаружили гастрит) пропил «нексиум». Еще меня расстроил ЛОР-хирург Фатейчев А.Н.: правая норка не дышит, но без операции дело не подправить. На сентопластику я не решился, так как реабилитационный период довольно долгий – не стал рисковать перед поездкой, тем более что вазомоторный ренит временно можно погасить «ксимелином» или гормональным «назонексом» (взял с собой).

Экспедиционный врач «вооружен» крайне серьезно: в базовом лагере (5200 м) и передовом базовом лагере (6400 м) стоят медицинские палатки с кислородом, с тоннами медикаментов и так дадее. Но все же, рекомендую иметь с собой индивидуальную аптечку с теми препаратами, действие которых уже испытано на себе.
Состав моей аптечки: Медикамент Симптомы / Направленность Комментарий
Трентал Периферическое кровообр., О2-питание мозга. 1 т. 2-3 раза в день во время еды.
Глицин + Милдронат Переносимость гипоксии клетками мозга + энергетик для сердечной деятельности. 1-2 табл. под язык 2-3 раза в день. 1 капс. 3 раза в день. Милдронат начать До горы.
Мексидол
(Кальция пангамат. В15) Антигипоксическое действие. 2-3 раза в день.
Аскорбинка с глюкозой Разжижает кровь. 4 шт. в день или на стоянках.
Карсил, Ливолин Гепатопротектор («печень). 2-3 раза в день по 1-2 т. до еды.
Донармил («Сонат») Снотворное. ½ таблетки за 15 минут до сна.
Мезим, Фестал Панкреатические ферменты. 1 т. до еды или во время.
Биофарм, Линекс Эубиотик. Соотношение анаэробов и аэробов. 2-3 раза в день с пищей.
Диакарб (Фонурит, Радикарб, Диамокс) Мочегонное от горной болезни. Если нет отека – не принимать. 1 т. (при первых ночевках от 4500)
ЛактоФильтрум Аналог активированного угля. 2-3 т. 3 раза в день.
Имодиум От поноса. По ситуации.
Поливитамины Общее укрепление. В горах можно дозировку *2.
Сосательные таблетки Снятие раздражения горла. По ситуации.
Шипучий аспирин с С Разжижает кровь, снимает головную боль. По ситуации.
Терафлю, Колдрекс Жаропонижающее, обезболивающее. По ситуации.
ОксиСилвер, Акваген 8-15 капель 3 р. в день с водой (стакан) за 30 минут до еды. Дезинфекция воды – 5 капель на 1 л. (3-5 мин.).
Беталок ЗОК 1 табл. утром или в критич.сит. Снижение сердечного пульса.


Больше всего пригодилось: «гипоксен» (жаль, что я раньше не знал этих таблеток – значительно увеличивает ресурсы организма в условиях гипоксии), вместо «аспирина» перед сном гораздо лучше показал себя «тромбопол 75», «оксисилвер» – плацебо какое-то – уходит из моей аптечки вместе с «беталок» (побоялся пробовать его, так как не известно какое давление и какой пульс можно считать «правильным» при акклиматизации). Также пригодился «мексидол» с «милдронатом». Пульс в спокойном состоянии все время был 105-110, давление 130-140, содержание кислорода в крови – 85-90. Столько сложных непонятных терминов в этом разделе я употребил для того, чтобы у читателей сформировалось четкое понимание, что нельзя «спустя рукава» относиться к своему медицинскому состоянию перед таким сложным восхождением. Любое скрытое хроническое заболевание в условиях высокогорья может привести к печальным последствиям. Это не шутки – несколько участников нашей команды отсеялись именно потому, что не прошли этот этап подготовки у себя дома, а понадеялись на «я здоров».

Подготовка финансовая
Это, пожалуй, самый легкий этап подготовки. Заработать/собрать деньги – гораздо проще, чем набрать спортивную форму «сжатой пружины». Общая стоимость экспедиции (без учета тренировочных поездок) составила ≈2,5 млн.руб.: ≈2,1 млн.руб. – непосредственно участие (зависит от курса рубль/доллар), ≈0,1 млн.руб. – авиаперелеты и транзитные гостиницы, ≈0,1 млн.руб. – недостающее снаряжение (большая часть снаряжения у меня уже была), ≈0,1 млн.руб. – разные страховки, ≈0,1 млн.руб. – доп.расходы (чаевые шерпам, сувениры, доп.питание и пр.). На чем-то, наверное, можно было бы и сэкономить, но во время подготовки я старался сосредоточиться на важных, критических моментах, и не было времени/желания отвлекаться.

Команда

Сбор команды в Катманду
отель «Yak&Yeti»

Несмотря на то, что провайдер экспедиции (клуб «7Вершин») – русская компания, традиционно состав команды интернационален: ирландцы, поляки, украинец, канадец, житель Шанхая (русский), россияне (Москва, Н.Новгород, Ростов, Самара, Иркутск). Надо отметить, что все участники (15 человек + 4 гида) были достаточно сильные: 3 снежных барса, полярники, опыт 8-ми тысячников и так далее. Для кого-то это уже была вторая попытка восхождения, для кого-то третья. Первое время я чувствовал себя довольно неловко в этой когорте, словно по ошибке с нижней палубы зашел в каюту первого класса. Но постепенно, на акклиматизационных выходах понял, что не являюсь «слабым звеном». Когда было деление на две группы, руководитель экспедиции (Абрамов А.В.) определил меня в первую группу (более быструю), что, безусловно одновременно и настораживало меня (придется держать уровень) и вызывало надежду, что моя подготовка не самая худшая и шансы на восхождение есть. С самого начала товарищи по команде локализовали меня: «сибиряк». И даже иностранцы были уверены, что я не просто русский, а представитель некой дремучей лесной расы, которая ходит с рогатиной на медведя и ловит омуля голыми руками. Тем самым я был не просто «россиянином», но представителем славного края Байкальского моря, что также было одновременно и гордостью и ответственностью, и придавало силы и настораживало что нужно соответствовать ожидаемому от меня уровню «iron man».

Понятно, что в таких экспедициях случайных людей не бывает: все хорошо подготовлены, все в прекрасной альпинистической форме, на такой высоте редко встречаются «морально гнилые» и мелкие душой, все чего-то добились в жизни. Поэтому общение было довольно комфортным, интересным, познавательным по разным предметным областям. Кто-то рассказывал про золотодобычу, кто-то про промышленность, говорили о вершинах, о путешествиях в разные страны, о парусном спорте, о мотоциклах и прочем. Голодными вечерами (еда хоть и приличная, но быстро надоедает однообразием) мечтали о вкусной еде и травили душу друг другу сочными описаниями аргентинских стейков и чилийского вина. Я так красиво травил про загудай, бузы и блины с икрой, что в конце августа 2014 ко мне в гости прилетают трое совосходителей с семьями – хотят и Байкал посмотреть и отведать деликатесов, рассказами о которых я вызывал тоскливое слюноотделение членов команды.

Маршрут восхождения
Базовый лагерь Эвереста – 5200 м

Клуб «7 Вершин» традиционно организовывает восхождения с Севера – со стороны Тибета. Базовый лагерь (BC – Base Camp) находится на высоте 5200 м. Достаточно комфортный лагерь (насколько это возможно на такой высоте): по вечерам запускают генератор – можно зарядить ноутбуки, посмотреть dvd, иногда организовывается «баня» – палатка с баком воды и газовой горелкой, в отдельной огромной палатке стоит теннисный и бильярдный столы, работает GSM связь и бывает интернет. У каждого своя палатка, в предбанники мы постелили коврики (типа домашний уют). По дороге купили себе подушки и одеяла (прекрасное дополнение к спальнику). Утром у нас был wake-up tea – шерпа будили участников и запихивали в палатку чай или кофе. BC – это крайняя точка, до которой добирается автотранспорт, поэтому перебоев со снабжением почти не было.


Средний лагерь Эвереста – 5800 м

Передовой базовый лагерь Эвереста – 6400 м

Следующий лагерь – «средний» (MC – Middle Camp) находится на высоте примерно 5800 м. Так как лагерь перевалочный, тут с удобствами особо не заморачивались, спали по двое в палатке, место крайне неудобное, ну хоть от ветра защищено и то хорошо.

Следующий хорошо устроенный лагерь – передовой базовый (ABC – Advanced Base Camp) находится на высоте 6400 м. Тут индивидуальные палатки, туалет, докторская палатка, кухня. По вечерам запускали генератор. Связь только спутниковая (Thuraya и Iridium). Переход из BC через MC в ABC довольно долгий и первые разы давался непросто.

Только мы начали привыкать к тяжелому угнетенному дыханию в ABC, как наступила пора выходить в лагерь Северное седло (NC – north col) на высоту 7000 м. Здесь заканчивается трекинговая часть маршрута (оставили палки в сугробах) и начинается «жумарная» часть: везде провешены перила, кошки больше не снимаются. Счастливчики, поднявшиеся на NC, уже видят маршрут восхождения – виден лагерь 7700, примерно понятны ориентиры тропы. В NC суровая погода – ночной ветер сумасшедшей силы. Во время второй ночевки на NC я проснулся в третьем часу ночи от сотрясания палатки и с ужасом обнаружил, что ветер порвал предбанник. Я думал, что палатку вообще сорвет и сбросит со стены вместе со мной. Такого ветра я не видел даже в Арктике, было не по себе. Кое-как связав обрывки узлом, я залез с головой в спальник и прикрылся от снега рюкзаком как щитом. Понятно, что уснуть в таких условиях невозможно – так и дождался рассвета, когда стих ветер, потеплело, и я смог немного поспать.



Лагерь 7700 м.
Внизу на гребне лагерь Северное седло
На штурме (а не во время акклиматизационных выходов), кислородные маски мы одели в NC. Также, начиная с 7000 м, поменяли ботинки (перешли на трехслойный пластик), одели комбинезоны и пошли в лагерь Camp 2 (7700 м). Переход довольно комфортный, я бы даже сказал проще, чем из ABC в NC. Во-первых, потому что идешь с кислородом, а, во-вторых, потому что полого и нет технических сложностей. Лишь в конце перехода – полчасика поднимались по неприятным каменным участкам. Спать в кислороде, конечно, неудобно. И дышать тяжело и конденсат, скапливаясь в маске, стекает холодным ручейком под воротник внутрь термобелья. Ветер порвал одну палатку на склоне, поэтому пришлось потесниться и ютиться втроем (в соседней палатке было вообще 4 человека). Мы даже не спали, а просто сидели, согнувшись в полудреме, гоняли кипяток и ждали утра. В 5:00 у меня закончился кислород, а с ним и сон-забытье.


Штурмовой лагерь 8300 м

Морально собравшись, вышли в 11:00 в лагерь Camp 3 (8300 м). Подъем достаточно сложный, местами даже опасный. На одной из перестежек, из скалы вырвало клин – хорошо, что я был в устойчивой позиции, а вообще, холодок по спине прошел недетский. Дошли мы достаточно быстро – за 4 часа, хотя гид настраивал нас на 6-7 часов. Расползлись по палаткам на откосах. Спать и есть на этой высоте уже невозможно – решили просто отдохнуть от ветра и от переходов. Очередная критическая перетряска вещей, берем все по самому минимуму: кислород, варежки, носки, запасной фонарик, крайне необходимые медикаменты, запасные планки к кошкам, запасные маски и так далее. Ветер к ночи стих, и мы вышли в 23:30. Когда-то ночные восхождения на Эверест считались мировым рекордами, а сейчас это просто погодная практика. Первый переход наша легкая быстрая группа шла три часа без остановки. Сами удивляясь своей дерзости, обгоняя на тропе тех, кто вышел на час-два раньше нас, мы добежали до скалы-гриба (mash-rooms). После смены баллона я начал уставать и шлось все тяжелее и тяжелее. До второй ступени я дошел уже на злости и на силе воли. В глазах зеленело, изрядно штормило, но отставать от группы я не хотел, так как мы шли строгим порядком, который определил наш гид (ирландец Ноэл Ханна). Вторая ступень забрала остаток моих сил и после 8600 я уже не шел, а жалко тащился лилипутскими шажками. После очередной стоянки группа пошла вперед, а я остался стоять в полнейшем непонимании: почему я так резко сдал позиции? Печень жгло так сильно, как будто было открытое ножевое ранение, сердце барабанило в дичайшем пульсе (думаю за 200), зеленая пелена смыкала глаза, ноги были как ватные. Начал вспоминать описание Р.Месснера из «Хрустального горизонта». Потом мысленно перешел к настояниям тренера: «самолюбие – мать воли и отец характера», сделал еще несколько шагов и увидел на тропе… своего сына. Он встал на носочки и тянул ко мне левую руку. Встряхнув головой я вспомнил, что обещал близким: «когда пойму что критическая точка – развернусь вниз». Постояв немного (или много), я все же решил сделать еще несколько шагов под неодобрительное бормотание сопровождающего шерпа. Я шел и думал: «Сделать последний шаг вперед или первый назад? Есть ли у меня еще силы идти или лучше развернуться?». Через 40-50 метров зрение отключилось и я увидел на тропе… младшую дочь, она кружилась в красивом платье с цветочками сакуры, в белых гольфиках и сандаликах – как на утреннике в детском саду: кружилась, смеялась и что-то напевала. Дома это было бы приятной картиной, но на гребне, где на тропе сидят замороженные трупы, эта картина производит неизгладимо жутчайшее давление на психику. Понимая, что дальше так идти нельзя, я начал давить шерпа: «что у меня с кислородом, какого черта, что происходит?!». Шерпа уверял, что все хорошо, что индикатор баррелей показывает нормальную работу. Поняв, что от него никакой помощи не добьешься, я решил сойти с тропы. Нашел более-менее удобное место, сел и начал думать (насколько хватало сил). Перебирая в голове все, что я изучил, вспомнил, что был случай, когда альпинист погиб из-за обидного 20-ти долларового пустяка – из-за замершего кислородного редуктора. Снял с себя рюкзак и решил последовательно посмотреть все кислородное оборудование. Сначала убедился, что в баллоне есть кислород, потом проверил работоспособность редуктора (заменил его накануне штурма в лагере 8300 м, так как прошлый редуктор начал неприятно щелкать). После этого проверить шланг (бывали случаи, когда шланги рвались об острые камни второй ступени). Так постепенно я дошел до маски. Отогнув клапан атмосферного воздуха (in) я с ужасом обнаружил там ледовую сантиметровую корку. Какая же злость меня охватила! Я был в бешенстве от того, что уже несколько часов иду, фактически без кислорода. И никто ведь не помог бы мне: ни гид, ни шерпа, если бы я сам не решился все проанализировать. Сколько же сил я потратил зря, сколько характера и злости сжег, стремясь не отставать от товарищей, хотя мы были явно в разных весовых категориях – я без кислорода, гнался за мощной группой. Вот почему я задыхался до потери сознания, вот почему у меня начались такие сильные галлюцинации, вот почему я начал отставать! Складным ножичком я почистил клапан от ледовой корки, снова одел маску, подал кислород и увидел мир в новом цвете. Как будто у меня выросли крылья, буквально открылось второе дыхание, и я резко прибавил скорость. Психуя о потерянном времени, старался нагнать отставание. Но на опасных участках не рисковал – ступал аккуратно, взвешивая каждый шаг. Первые участники команды зашли на Вершину примерно в 6:00 по непальскому времени. Я в это время был уже на подходе. Увидев, как мне машут с Крыши мира, я впервые за всю экспедицию начал осторожно надеяться, что «неужели я зайду на Джомолунгму?. Неужели у меня получится? Неужели я дойду до своей мечты?». И вот, примерно в 6:20, я заползаю на площадку, фотографируюсь с флагами, потом на несколько секунд выправляюсь в полный рост – постоять в максимальной точке в своей жизни.




И тут же в голове меняется управляющая программа. Слова гида: «кто спустится до 8300 – тот останется живой» я повторяю как мантру и иду и иду и иду. Шатает от усталости, уже вышло слепящее солнце, уже попадаются навстречу участники других групп, которые подходят к Вершине, а мы изо всех сил ломимся вниз. При свете дня идти страшнее – видны все опасные места, на которые не обращал внимания при фонарике. Об осторожности напоминают замерзшие альпинисты. Думаешь: «а ведь это чьи-то отцы, чьи-то мужья и дети, у них тоже были мечты, их тоже ждали». Много чего философского приходит в голову, когда идешь выше неба, почти в космосе. Наша группа «совершила подвиг» и на спуске: то, что раньше считалось спортивным достижением, гид нам поставил просто как текущую задачу: скинуть высоту до ABC, то есть спуститься в передовой лагерь до 6400 м. Хотя обычно восходители остаются на ночь в лагере 7700 м. или на 7000 м. Через 12 часов спуска – примерно в 18 часов я занес свои остатки в лагерь.


На следующий день мы со страхом отслеживали судьбу участников второй группы – они вышли раньше, шли дольше, на спуске попали в снег, одна участница (полячка) вообще решила остаться на вершине, спускали ее обессиленную 16 шерпов.

Наши товарищи вместо суток спускались трое и мы все это время не понимали толком что происходит, из-за того, что батареи в рациях сели, и мы получали только обрывочные данные. Непринято покидать лагерь пока не спустились товарищи, и это ожидание было мне на руку – я не мог ходить, так как одновременно обморозил, стер и побил ноги на спуске. Дополнительно к этому пришел муссон и завалил наши палатки примерно метровым снегом. Я откапывался лишь чтобы попить, вставать на распухшие коричнево-желто-белые ноги было мучительно больно. Лечились все: кто капал глаза от снежной слепоты (трое участников первые сутки ничего не видели, ходили на ощупь), кто-то побил ноги, кто-то не останавливаясь надрывал легкие. Но все равно, несмотря на тревогу за товарищей, в воздухе уже начинал витать воздух победы. Когда мы выяснили, что все наши живы и спускаются (вместо суток спускались трое суток) начали мысленно настраиваться на переход в BC. Прорывая снежную блокаду, под «муссонной крупой», покалеченные, но счастливые, что Гора отпускает нас – добрались до 5200 м. Там еще 2-3 дня лежали под снегом и дождались всех участников. Когда поняли, что из-за погодных условий джипы не могут к нам проехать, решились и дальше скидывать высоту пешком. Снова собрали остатки сил и воли в кулак (рано расслабились) и пошли, снаряжение же погрузили на мулов. Дошли до какой-то деревушки, а туда уже пробрались джипы. Переехали в Джангму, а это уже, можно сказать, цивилизация. Через пару дней добрались до границы с Непалом, потом доехали до Катманду. В Катманду долечивались, кому надо – ходил в больницу. Потом была радость получения сертификатов и грусть расставания с участниками.


До базового лагеря из Лхасы (столица Тибета) можно доехать на машине, останавливаясь в разных городках для постепенной акклиматизации. Монастырь Потала (резиденция Далай-Ламы) и монастырь Таши Лумпо производят удручающе грязное впечатление, все-таки православные храмы несравнимо красивее. После BC – только пешком, основной груз – перевозится на яках. Собственно говоря, в этих акклиматизационных переходах (6-8 часов в день) и проходит основное время экспедиции. Посидели в BC – пошли в средний лагерь, переночевали там – спустились обратно, отдохнули. Потом снова в MC, переночевали – подняли планку – пошли в передовой базовый лагерь, там всех «накрыло», переночевали, побрели неспешно вниз на пару дней отдыха и так по кругу. Между BC и ABC – почти 25 км. неприятной тропы, поэтому находились все вдоволь.

Акклиматизация, конечно, великая вещь. Сидишь в ABC на 6400 м, грустишь, читаешь книжку и думаешь: «Мы же выше Эльбруса сидим и не считаем это восхождением – просто сидим, акклиматизируемся, а где-то далеко сейчас кто-то пытается зайти на эту высоту…». Становится понятно, почему восхождение на 8-и тысячники занимает так много времени – надо найти баланс – чем больше ходишь на акклиматизационные выходы – тем лучше твой организм подстраивается/перестраивается под высоту: эритроциты вырабатываются, кровь сгущается, ферменты выбрасываются. Но, с другой стороны, растет общая угнетенность и усталость – надо не пересидеть, иначе сил идти вообще не будет.

После ABC, как я уже упоминал, непростым испытанием оказался первый подъем на Северное седло. Если первый раз из ABC до NC доходили за 6-8 часов, то в третий раз уже «добегали» за 4-5. Без кислорода дошли до 7400-7500 м. После продолжительного отдыха в BC, сильно нервничая из-за плохой погоды, анализируя изменения ветра и давления, предположили, что погодное окно откроется 24-25 мая. Поэтому 18.05.14 вышли на штурм и 24-го в 6:00 (по непальскому времени) первая группа зашла на вершину. Как хорошо что гиды не ошиблись с прогнозом…


Впечатления и выводы
Товарищи спрашивают меня: «И в чем смысл этого нерационального поступка, какой результат, чего ты добился?» Да, я потратил много времени, сил и средств на подготовку, да, я на 2 месяца оставил дела, заставил переживать своих близких, да, я потерял 15 кг мышечной массы и кучу здоровья, да, мне пришлось оставить должность и вернуться безработным. Но я добился того, о чем мечтал много лет, что было для меня наваждением, навязчивой маниакальной идеей. Я вернулся окрыленным свободным человеком с огромной внутренней силой, страстно жаждущим полной насыщенной жизни. Теперь надо мною не висит метроном, каждую секунду нервирующий монотонным «подготовка к восхождению – подготовка к восхождению». Теперь я могу спокойно работать и развиваться, проводить время с близкими, ходить в горы в свое удовольствие: захочу – пойду на Мак-Кинли, захочу – на Килиманджаро, а захочу – вообще предамся «свинячьему» (пляжному) отдыху или прокачусь по европейским музеям.

Восхождение на Эверест, безусловно, серьезное испытание на прочность и яркое достижение (если не для проф.альпинистов, то для меня) и не может пройти бесследно. В чем именно проявятся последствия – сейчас сложно сказать. Но одно я могу сказать с уверенностью – я счастлив, что смог зайти и вернуться домой и знаю, что последствия будут добрые...


Владислав Лачкарев
http://angara.net/text/14/0629/

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
     
1
Молодец, Владислав! А сколько тебе лет было на восхождении? Впечатляющая подготовка, особенно фармакологическое обеспечение (ты, случайно не фармконцерном руководил?), медицинское обслуживание...ну и комфорт при восхождении (быт, безопасность...). Я так понимаю, был высший уровень сервиса. Всё же 35 714 евро говорят сами за себя. Олигархический поход в Гималаи на крышу. Впечатлил случай с клапаном...молодец, что хладнокровно определил ...а вот шерп странно себя повёл: он же видел твоё ненормальное состояние... Теперь тебе чёрт не брат в горах - на Эльбрус можно бегом, как Килиан Жорнет!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2016, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU