Нелепая смерть или подвиг ради прогресса? Памяти Виталия Горелика.


Всякий раз, когда при восхождении гибнет человек, человечество неизменно задается вопросом: зачем? Оправданны ли эти жертвы? Кто они, эти люди: самоубийцы или герои? Безумные фанатики или неисправимые романтики. Журналисты бесконечно спорят на тему неоправданной гибели людей в горах, напрочь забывая, что в городах ежедневно гибнут десятки и сотни людей. По глупости, по неосторожности. Но эти человеческие потери в суете огромных городов проходят незамеченными для широкого круга обывателей. А вот гибель альпинистов – у всех на виду. Ведь эти люди выше всех, выше облаков.

6 февраля 2012 года на склоне горы К-2 в базовом лагере альпинистской экспедиции России скончался восходитель из Новосибирска Виталий Горелик.




И снова возник извечный вопрос: зачем? Разве нельзя было избежать этой жертвы? Наверное, можно, если, например, совсем не ходить в горы. Но такие возможности даже не обсуждаются.

На штурм вершины Чогори вышли не какие-нибудь любители-экстремалы, не новички-разрядники, для которых вопрос «зачем» был бы правомерен. В состав сборной России вошли, как говорится, «мастера с кружевами», и это – лучшая команда мира. Состав участников: Алексей Болотов, Евгений Виноградский, Владимир Белоус, Николай Тотмянин, Виталий Горелик, Валерий Шамало, Ильяс Тахватулин, Андрей Мариев, Вадим Попович. Руководил командой Виктор Козлов. Таким людям не нужно объяснять, что они могут не вернуться с восхождения. Они прекрасно знают это сами. И, если они шли наверх, то, наверное, тысячу раз взвесели степень риска и важность идеи, ради которой им предстояло рискнуть. Идея на чаше жизненных весов в данном случае перевесила. И удивляться тут нечему. На К-2 зимой ещё никто не бывал.

Знаменитый покоритель Аннапурны Ляшеналь говорил: «Я готов ползти на гору на коленях!». А его напарник и руководитель, Морис Эрцог в своей книге «Аннапурна» написал такие строки: «Каждый из нас знает, что ему ничего не принадлежит и по возвращении он ничего не получит. Бескорыстная страсть влечет нас… Для каждого из нас гора – достигнутый идеал. В юности нас не волновали ни фантастические рассказы, ни кровавые битвы современных войн… Горы для нас были природной ареной, где, на границе между жизнью и смертью мы обрели свободу, которой добивались и которая была нам нужна, как хлеб».

Если можешь не ходить в горы – не ходи. А если пришел, тебя постоянно будет тянуть вперед и вверх. Потому что горы – часть мира, в котором живет человечество. Потому что этот мир еще до конца не изучен. Потому что стремление узнавать мир и покорять его – заложено в сути человеческой натуры. Просто потому что люди – это люди. Прогресс не стоит на месте. Иначе мы до сих пор поддерживали бы огонь у входа в пещеры. Христофор Колумб, который предложил испанской королеве снарядить корабли для кругосветного путешествия, провел немало ночей и дней, раздумывая о предстоящем плавании. Напрасно кричали священники и призывали на его голову проклятия лжеученые. Жажда покорения и познания мира оказалась сильнее их. Именно благодаря таким вот Колумбам, Магелланам , Кукам, Берингам, Марко Поло и многим тысячам менее известных первопроходцев, мы знаем сейчас, как устроена планета Земля.

У альпинистов свои пути. Не прямо, а вверх. На вертикальные пределы возможностей. Где ветер срывает со склонов, где в воздухе почти нет кислорода, где в любой момент ты можешь сорваться в бездонную пропасть. Тут свои трудности, опасности, победы и поражения. Кто-то и когда-то должен быть первым. И этот кто-то должен «убрать камни» с дороги тех, кто пойдет следом, проверить и испытать все на себе. Труд первопроходца всегда очень тяжел, но потому и более почетен. И именно туда, где трудно, тянутся люди определенного характера: люди – соколы, люди – берсерки, сознательно приводящие себя в ярость перед боем. Они иногда гибнут. Но именно они расширяют границы нашего мира и возможностей человека.

Из таких бесстрашных, сильных, знающих людей состояла сборная команда России по альпинизму 2011 г. Цель экспедиции – зимнее восхождение на К-2. Такое никому еще не удавалась. Команде предстояло выяснить: возможно ли такое в принципе? Для проверки в декабре 2011 года команда отправилась в Пакистан. Сразу по прибытии почувствовалась огромная разница между летними и зимними восхождениями. Начать с того, что добраться до базового лагеря можно только на вертолетах. Портеры, переносящие грузы, не ходят по горам зимой. У них для этого просто нет одежды. Да и температура в районе восхождения доходит до -53 градусов по Цельсию. Такой воздух обжигает даже просто при вдохе. А как жить и работать при физических нагрузках в таких условиях – трудно представить. Тем не менее, ни один участник экспедиции даже не подумал о том, чтобы повернуть обратно. Они пришли победить гору и были готовы переносить любые трудности. А мысль, что они первые только придавала упорства. Команда разбила базовый лагерь и начала обработку маршрута.

3 января. Первая группа: Болотов, Белоус, Виноградский провесила первые 6 верёвок до высоты 5.900 метров. Температура около 30 градусов мороза. Из-за низкой температуры и сильного ветра пришлось сокращать переходы. Практически весь маршрут нужно было провешивать новые веревки. Старые были вморожены в лед. Вообще, на маршруте было мало снега, что уменьшает лавинную опасность. Маршрут представлял собой чередование камня и льда. А по льду идти физически тяжелее, чем по снегу. Команда работала без искусственного кислорода: рекорд есть рекорд.

4 января на обработку вышла вторая группа: Тотмянин, Шамало, Горелик. И так поочерёдно тройками команда обрабатывала маршрут. Работу приходится подстраивать под силу ветра. При сильном ветре работать просто невозможно. В случае налетевшего урагана необходимо быстро спускаться в лагерь, примерно один час пути. Если – ветер был не настолько угрожающий, можно было укрыться и переждать в палатке.

К 11 января обработали маршрут до 6.150 метров и все спустились в базовый лагерь.

15 января днём был ураган. В базовом лагере взлетели палатки. В это время в лагере 1 тройка Болотова из-за невозможности работать укрылась в палатке. Палатка стояла на узком скальном уступе. К вечеру ветер усилился и начал рвать палатку. Белоус потом рассказал, что «шарахнуло» в 2 часа ночи. У палатки оторвало дно и стало тянуть к обрыву. Он отморозил пальцы рук, когда надевал систему и кошки. Болотов вспоминает: «Я, единственный из всех, оказался к тому моменту без ботинок. Первым понял, в чем дело, Женя Виноградский. Он быстренько оделся, потом оделся и Владимир Белоус. Я продолжал лежать в спальнике. Все вместе мы держали дуги палатки, а я еще и одевал ботинки. Практически, я только сунул ноги в ботинки, не успев их зашнуровать, как палатку разорвало и порывами ветра почти все наши вещи унесло. Улетело очень много вещей. Улетели мои кошки. К счастью, я сумел не упустить рукавицы, висевшие в палатке. Спускался уже без кошек». Тройка Болотова спустилась в базовый лагерь. Лагерь 2 потрепало, но не унесло, потому что палатка была завалена, прижата к опоре и не парусила. Людей там не было. 23 января лагери 1 и 2 были восстановлены.

28 января из базового лагеря наверх вышла тройка: Николай Тотмянин, Валерий Шамало, Виталий Горелик. Они совершили грузовую ходку до высоты 7.000 метров. В лагерь тройка вернулась 31-го. 2 февраля погода начала ухудшаться. Появилось сообщение на сайте экспедиции: «У Виталия Горелика обморожены пальцы правой и левой кисти. Доктор экспедиции Сергей Бычковский оказывает Виталию медицинскую помощь. Для эвакуации Виталия из базового лагеря заказали вертолет. Сегодня погода нелетная!».

3 февраля Ильяс Тухватуллин, Андрей Мариев и Вадим Попович по перилам поднялись до высоты 7.050, навесили ещё 3 верёвки до высоты 7.200 м





и хотели поставить палатку лагеря 3, но из-за ухудшения погоды вернулись в базовый лагерь.

Вертолет не мог прилететь в базовый лагерь для эвакуации больного. А тем временем состояние Виталия ухудшилось. У него началась пневмония, а это одно из самых опасных заболеваний на высоте в условиях кислородного голодания – аппарата искусственной вентиляции легких там нет. Врач Сергей Бычковский трое суток «вручную» подкачивал Виталия кислородом, но у того, ко всему прочему, началось заражение крови от обморожения. 6 февраля он умер от гангрены.

Команда решила прекратить экспедицию. Только 9 февраля удалось вывезти всю экспедицию к людям.

Кто виноват в несчастье? Спонсор солидный. Команда сильная, сам погибший – настоящий мастер. В секцию горного туризма Виталий Горелик пришел в 1989 году, когда учился на третьем курсе университета в Новосибирске. С тех пор он поочередно покорял вершины – то научные, то горные. Со временем из горного туризма перешел в альпинизм. Виталий поднялся все семитысячники бывшего СССР. Он уже стоял однажды на вершине К-2, поднявшись туда с командой по сверхсложному стенному маршруту в 2007-м году. Весь мир тогда содрогнулся от рукоплесканий. Но это было летом. В 2009-м он с другом Глебом Соколовым покорил пик Победы на Тянь-Шане по новому «сумасшедшему» маршруту. И снова весь мир задыхался от зависти к русским альпинистам, которые сделали то, что никому не удавалось. За то восхождение Соколов и Горелик были номинированы на «Золотой ледоруб» – высшую премию среди альпинистов на планете.

Значит, дело не в человеческом факторе и не в финансировании. Люди делали все, что могли, что было в их силах. Стихия в этот раз оказалась сильнее. Главное, чего не было, – опыта восхождения в зимних условиях на К-2. Другие восьмитысячники не в счёт, потому что К-2 – самый северный, а значит самый холодный. И Горелик вместе с товарищами был там впервые. Володя Белоус, рассказывая о страшном урагане, унесшим палатку, обронил фразу: «Если бы не опыт, во время урагана была бы паника. А так, орали только». В следующий раз, если случится, возможно, и криков никаких не будет. Это и есть самое ценное во всех восхождениях – приобретенный опыт.

Значит, для зимнего восхождения на Чогори есть ещё задачи, которые надо решить. Создателям снаряжения надо создать палатки с не отрывающимся дном, и рукавицы, позволяющие работать, не обмораживая руки. Спортсменам надо научиться выбирать места для лагерей, с которых не сдувает в пропасть. Ну и, конечно, повышать свою устойчивость к грозным ударам стихии. Всё же достигнутые 7.200 м не дотягивают даже до пика Победы, самого северного семитысячника, и к тому же «нашего», пригодного для «домашних» тренировок. Возможно, руководителям ФАР, было бы полезно ввести, если они могут повлиять на решение, конкурсный отбор в команду по результатам каких-нибудь зимних забегов на ту же Победу. Не исключено, что и возрастной ценз помог бы повысить вероятность успеха. Например, в экспедицию Эверест-1982 сорокалетних спортсменов брали только в порядке исключения. Но всё это – сослагательное наклонение, которого не знает история.

Альпинисты российской сборной 2011 пришли на гору рисковать своими жизнями, чтобы другие, которые когда-то пойдут по их пути, знали некоторые дополнительные нюансы зимних восхождений. Пусть даже эти знания будут получены ценой собственной жизни. И конечно, разбушевавшаяся стихия была одной из основных причин несчастья. От плохой погоды никто не застрахован. Если бы погода была иной, если бы в Пакистане были такие ассы, как наш Валерий Чкалов, способные летать при любой погоде, альпиниста можно было бы вывезти, и тогда его бы спасли. Но это опять сослагательное наклонение.

Хочется привести цитату из повести «Горы зовут» А.Молотова. «Люди гибнут не только в горах, но и в городах. А трагедии получаются, когда недоработки, незнания накладываются на критические обстоятельства. Теория рождается из практики. А практика – из ошибок. Из страшных ошибок. И цена им – чья-то жизнь. Весь альпинизм хороший инструктор преподает, разбирая чьи-то ошибки, приводя конкретные фамилии… А на первопрохождениях люди гибнут потому, что им не хватает самого главного – опыта. Сколькими жизнями «замощена» дорога к вершине Эвереста? Но люди взошли, имея на вооружении опыт предыдущих восходителей. В альпинизме гибли и будут гибнуть – тут уже ничего не поделаешь: опыт человечество всегда приобретало ценой жизни лучших…» своих представителей. Виталий Горелик останется в истории среди других героев, отдавших жизнь в неравной борьбе со стихией таких, как Джордж Мэллори, Эндрю Ирвин, Герман Буль.

Когда-то французский врач Кабарру выдвинул теорию, согласно которой человек не может погружаться под воду без акваланга более чем на 50 метров. Однако уже в 1976 году Жак Майоль сумел опуститься более чем на 100 метров в глубину. Безногий скалолаз Урко Кармона, безногий альпинист Марк Инглис, в одиночку переплывший океан Федор Конюхов… Список людей, бросивших вызов стихиям можно продолжать долго. Кто-то когда-то и что-то делает впервые. Но на место выбывшего из строя приходят другие. С тем же желанием идти вперед, с той же готовностью жертвовать для достижения прогресса. Это имел в виду В. Высоцкий:

Другие придут, сменив уют

На риск и непомерный труд,

Пройдут тобой не пройденный маршрут.

В этом нет сомнения. Как и нет сомнений в том, что недалеко то время, когда будет организована новая экспедиция для зимнего восхождения на К-2, с учетом опыта, приобретенного на восхождении 2011-2012 годов. А нам остается ждать и помнить о тех, кто ценой своей жизни прорубил еще одну ступень на пути к вершине.

Ицкович Ю.С. – к.т.н., 1 разряд по альпинизму, МС СССР по горному туризму .

Морозова Елена – журналист .



По многочисленным статьям Интернета.

И пусть говорят,

Да, пусть говорят,

Но нет, никто не гибнет зря…

В. Высоцкий

Источник:

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Анатолий »» | 30.06.2014 18:43
  
0
Тяжело обсуждать смерть Виталия Горелика.
Тяжело по нескольким причинам.
Обсуждать в сослагательном наклонении, "если бы" весьма дурно. Дурно потому что никаких "если бы" Было так и только так!
Тяжело и потому что смерть в общем то нелепая. Такая же нелепая как Дарьи Яшиной, Алексея Болотова.
Среди множества смертей в альпинизме, многие - есть следствие тех условий, которые приходится преодолевать Это и камнепады и лавины, и снежные бури, и вообще весь арсенал, который предлагают горы восходителям.
Здесь же не было подобного.
Просто надо было остановится. Причем не самому Виталию Горелику (хотя и ему тоже), а команде, которая видела состояние Горелика.
Обсуждать это еще тяжелей. Потому что обсуждать асов, это неблагодарная задача.
Дело не в том что всегда можно получить по ушам от не новичков и тех кто хлебанули по полной программе, а потому что внутренние запреты не позволяют.
Поэтому то что я написал "НАДО БЫЛО" это все относится к тому же пресловутому "ЕСЛИ БЫ"

Не только в альпинизме, но и вообще в жизни нельзя подходить с такими жесткими мерками к людям. Люди многогранны, сложны, противоречивы, мысли скачут "ДА -НЕТ" и перевеса порой не достигают, и вся жизнь идет по этому тонкому лезвию. А в альпинизме, как и в других экстримах еще более заточено это лезвие.

Поэтому статья только БЕРЕДИТ те раны которые остались у тех кому не равнодушен был Виталий.
Нужно ли так бередить?
Думаю да!
Это ПАМЯТЬ. И только она сейчас на этом свете жива.

Так что спасибо Елене Морозовой за статью!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU