1962. Эверест. Очередной авантюрист. Из истории альпинизма.



Внук президента Вудро Вильсона (28 президент США – Томас Вудро Вильсон), который был назван в честь своего деда также Вудро Вильсоном по фамилии Сэйр, вошел в историю Эвереста именно как авантюрист, во многом благодаря летописцу Гималаев Гюнтеру Диренфурту. Он очень жестоко раскритиковал американцев за их нелегальный выход. Думаю, что ему передалось возмущение его сына – Нормана Диренфурта, который занимался спасением попавшей в неприятную ситуацию группы. Ведь сам Норман в это время был в Катманду и вёл переговоры о проведении в 1963 году национальной американской экспедиции. Ему приключившийся скандал был ох как не нужен. Если бы непальцы были более сообразительными, они могли бы на этом случае, как минимум, серьезно повысить цену.

Итак, сначала покажем, как описывает всё Диренфурт, а затем попробуем защитить наших героев.

Небольшая Американская экспедиция в районе Кхумбу под руководством В.В. Сэйра получила разрешение для восхождения на вершину Гьячунг Канг (7.922 м), расположенную севернее перевала Нупла. Участниками этой экспедиции были Норм Ханзен, Рогер Харт и швейцарец Ганс Петер Дуттле.

Обращение профессора философии В.В. Сэйра к непальскому правительству с просьбой разрешить восхождение на Гьячунг Канг было просто уловкой. В действительности разрешение для восхождения на эту гору спрашивалось только из тех соображений, что она находится вблизи перевала Нупла (7.915 м), то есть перевала, через который можно пройти на западный Ронгбукский ледник. Дело в том, что Сэйр намеревался тайком подняться на Эверест с тибетской стороны, а именно – по старому классическому пути через восточный Ронгбукский ледник и перевал Чангла (или Северное седло 6.985 м).

Эта безответственная авантюра, как и следовало ожидать, также закончилась провалом.

1. Как открыто признает Сэйр, все американцы были новичками в альпинизме, прежде всего на ледово-снежном рельефе. Во время трехнедельного пребывания в Швейцарии они должны были обучиться, как пользоваться ледорубом, ледовыми крючьями и т.д., но вместо этого они предпочли кататься на лыжах.

2. Шерпы, по мнению Сэйра, являются только обузой для Гималайской экспедиции. Поэтому было нанято только два шерпа и 22 местных носильщика до базового лагеря.

3. Так называемый базовый лагерь на верхнем леднике Нгоджумба находился на расстоянии 20 км по прямой от подножия Северного седла, а, считая все необходимые обходы – вдвое дальше. И хотя четыре белых восходителя не смогли взять с собой даже самого необходимого снаряжения для восхождения на Эверест, все же набралось около 220 кг груза, для переноски которого челночным способом им потребовалось 19 дней. Таким образом, они оказались в фирновом бассейне восточного Ронгбукского ледника на высоте около 6.500 м у подножия Чангла только 26 мая – уже слишком поздно для восхождения на Эверест, принимая во внимание приближение муссона.

4. Крутой фирновый склон



к Северному седлу (6.985 м), как известно, при определенных условиях лавиноопасен, но технически нетруден, и ребро, которое с седла уходит вверх к СВ плечу, в своей нижней части примерно до 7.600 м, имеет простой рельеф, не требующий лазания. Тем не менее, это ребро оказалось не по плечу группе Сэйра. Доказательством этому могут послужить несколько (минимум 5) происшествий: недостаточное пользование веревкой, отсутствие страховки и... непонятные действия альпинистов.

5. Сэйр уверен, что 3 июня 1962 г. он поднялся примерно до 7.700 м, следовательно, выше находящейся рядом Чангцзе (7537 м). Пусть Сэйр поднялся даже до 7.500 или 7.700 м, все равно эта «команда налетчиков» никогда не имела каких-либо шансов взойти на вершину Эвереста. Ведь технические трудности концентрируются на последних 500 м перепада высоты, то есть выше 8.350 м. Здесь и первоклассный альпинист не может обойтись без кислородного аппарата, а этого «высотного дыхания» у Сэйра не было: ведь он считал его излишним.

Ожидать, что измученный новичок с недостаточным снаряжением сможет преодолеть, например, «вторую» ступень – максимально технически сложное место, является абсолютно нереальным. Это просто домыслы лишенного здравого смысла авантюриста.

6. Спуск к Северному седлу и далее к Ронгбукским фирновым полям, затем возвращение через восточный, главный и западный Ронгбукский ледник к Нупла были для тяжело травмированных и голодных людей кошмаром. Руководитель экспедиции, почти ослепший из-за потери очков, падал от крайнего изнеможения и все время твердил: «Я проклинаю горы». На западном леднике Ронгбук все четверо располагали только одним ледорубом и даже не имели веревки. Только в палатке на Нупла нашлось немного продуктов и веревка. Против обусловленного с двумя шерпами срока возвращения они уже опаздывали на 11 дней; их считали погибшими, поэтому базовый лагерь на леднике Нгоджумба был уже снят. Из последних сил полуживая незадачливая четверка тащилась вниз до Кхумдцунга. Там швейцарец Г.П. Дуттле присоединился к экспедиции немецко-австрийского Института по исследованию Непальских Гималаев. Транспортировку вертолетом остальных трех организовал мой сын Норман Г. Диренфурт, находившийся в это время в Катманду по вопросам подготовки большой Американской Эверестской экспедиции 1963 г.

Старик распекает авантюристов. А мы попробуем поспорить и немного уточнить.

Во-первых, Китай не пускал альпинистов. И это было несправедливо со всех точек зрения, обмануть их большим грехом не было. Это была смелая попытка восхождения в стиле близком к альпийскому. Кислород не использовался в принципе, как неспортивный элемент.

Сэйр и Хансен никак не могли считаться неопытными альпинистами. Еще в 50-е годы они были первыми, кто повторил маршрут Уошбёрна на Мак-Кинли. Они ходили и технические и снежно-ледовые маршруты. Сэйр был бы рад использовать шерпов, но это сразу же лишало экспедицию секретности. Из пяти происшествий, упомянутых Диренфуртом, в действительности четыре могут быть в любой, самой успешной экспедиции. И лишь один существенно сказался на ходе восхождения. Он был результатом спешки, нехватки времени ввиду приближающегося муссона. Альпинисты решили сделать еще одну ходку, в позднее время, по раскисшему снегу, на фоне усталости. Срыв и травма привели к досрочному завершению экспедиции и почти паническому отступлению.

Нет никаких оснований не верить Сэйру в том, что они достигли 7.700. И жаль, что экспедиция закончилась так нелепо. Конечно, шансов у Сэйра и компании на достижение вершины, практически, не было. Во-первых, без лестницы 2-ая ступень для них была непроходима. Да и подъем без кислорода требовал другой физической подготовки. Однако, было бы чрезвычайно интересно, что увидели бы альпинисты по свежим следам китайской экспедиции 1960 года? У них был бы шанс и натолкнуться на тело Ирвина, и найти бюст Мао где-то в районе 1-ой ступени. Выше китайцы вряд ли поднимались. А тело Ирвина они (китайцы), скорее всего, сбросили с маршрута в 1975 году, когда чистили маршрут от тел своих альпинистов, погибших в середине 60-х в ходе их неудачных попыток в повторного прохождения Северного гребня.

Кстати, известен и точный бюджет экспедиции, которая финансировалась исключительно из личных средств Сэйра. Он потратил в итоге $12.411, а в следующем году издал книгу.



Все вместе герои эпопеи 1962 года встречались в последний раз в 2001 году



После этого они начали один за другим уходить. Первым, в 2002 году умер Сэйр, ему было 82 года. Сейчас продолжает жить только швейцарец Дуттле (справа).


Источник:

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU