Женщины. Альпинизм. Материнство



Моя подруга Тина Сьогрен (редактор группы сайтов ExploreresWeb.com) решила поднять тему, актуальную для многих женщин, которые совершают или готовятся совершить серьезные восхождения.
Сама Тина еще в 20 лет, когда выходила замуж за Тома Сьогрена, решила отказаться от материнства, поскольку планировала жизнь, полную экстремальных путешествий вдвоем с супругом. Пара сочла невозможным дать жизнь детям, а потом подвергать их риску остаться сиротами.

Существуют и другие точки зрения по этому вопросу.
Тина верно заметила, что сейчас все женщины, лидирующие в рейтинге гималайских восходительниц, предпочли альпинизм материнству, хотя все они далеко уж не молоденькие. И обусловлено это не только гонкой за 14 восьмитысячников, а, прежде всего, риском.
В то же время в истории советского альпинизма было немало семей, где оба родителя совершали серьезные восхождения, и это не воспринималось как нечто недопустимое.

Возможно, тема покажется интересной, и читатели поделятся своими мыслями по вопросам «Женщина. Горы, ответственность перед детьми», «Мужчина. Альпинизм и семья. Ответственность перед детьми»

ExWeb special: Гималаи – не место для матерей?

Мужчины-альпинисты часто являются отцами, а вот матерей-альпинисток не так уж много. Более того, мужчинам не возбраняется покидать семьи ради риска в горах, а вот женщины подвергаются критике ровно за то же самое. Чем вызвана такая разница в отношении? Исторические корни? Образование? Материнский инстинкт? Где справедливость?

Элисон Харгрейвз, амбициозная альпинистка и мать двоих детей, вызвала бурные дискуссии в 90-х своим восхождением на Эверест и гибелью на К2. Споры затихли, но только потому, что больше ни одна другая женщина, совершающая восхождения в Гималаях, с тех пор не решалась воспитывать детей между экспедициями. И «женский вопрос» является как бы табу…

ExplorersWeb решил «бросить гранату» и узнать мнение самих девушек-восходительниц.

Будь Элисон Харгрейвз парнем, она была бы типичным альпинистом. Полностью погруженная в свои спортивные дела, она колесила по Альпам в машине, где ее муж терпеливо ухаживал за детьми, пока мать поднималась на одну стену за другой. С ростом мастерства росли и амбиции.
В июне 1995 года ее приветствовали как первую британку, поднявшуюся на Эверест без кислорода. И в то же время энергично осуждали за то, что она оставила семью – мужа Джима Балларда, и детей - шестилетнего Тома и четырехлетнюю Кейт, рискуя жизнью ради опасной мечты – подняться за год на три самых высоких вершины планеты.
Через три месяца после успешного восхождения на Эверест, Элисон была единственной матерью среди альпинистов, погибших в страшном шторме на спуске с вершины K2.

«Много обидных слов было сказано в прессе после гибели Элисон», - сказал вдовец Джим Баллард в интервью The Guardian несколько лет спустя.- «Утверждение, что она безответственно оставила своих детей, было самым безобидным из всего наговоренного. Мне приходилось с трудом отстаивать право женщин заниматься тем, что нравилось и Элисон, но в то же время, огромное количество людей написали мне, чтобы сказать, как пример Элисон помог им достичь чего-то в повседневной жизни».

История обрастала слухами. Критики даже объявляли, что семейная жизнь Элисон непременно бы потерпела крах, поскольку Элисон была своеобразной «наркоманкой восхождений». Подобные слухи активно муссировались еще до трагедии на К2. «Одним из наиболее обидных обвинений было то, что якобы Элисон думала оставить меня, когда она отправилась на K2», - добавил Баллард. - Правда, мы с Элисон прошли через серьезные разногласия, когда она собиралась на Эверест, а когда она вернулась, мы довольно прохладно относились друг к другу, хотя ее письма с K2 были гораздо теплее. Я не знаю, каковы были бы наши шансы, но думаю, если бы все обошлось хорошо на К2, Элисон не удовлетворилась бы только с Эверестом и К2 – были бы и следующие вершины. Нет ничего порочного в том, что у человека есть страстная мечта».

Jim Ballard говорил и о сложностях воспитания детей в то время как мать занимается альпинизмом: о поддержании живых отношений во время длительных периодов разлуки, и когда у членов семьи разные интересы.
В свежем номере Scientific American Mind (Jan/Feb 2010) как раз есть статья о том, что семейные пары гораздо прочнее, если они побывали в экстремальных или опасных ситуациях (приключениях). Совместный активный образ жизни тоже большой плюс. Сильная привязанность формируется, если вам весело вдвоем, и вы пробуете нечто новое.

Примеры

Прошлой весной итальянка Нивес Мерой пожертвовала своим восхождением на Канченджангу и своим рейтингом среди сильнейших высотниц мира, чтобы помочь спуститься в базовый лагерь своему заболевшему мужу Романо Бене. “Что бы ни случилось, Романо для меня важнее всего,” сказала она ExWeb. “На все свои восьмитысячники я сходила с Романо, и не могу представить, как радость восхождения я не разделю с ним».

Выпав из женской гонки за 14 восьмитысячников, Нивес предпочла идти своим путем, и главное, с мужчиной, который является ее партнером не только в горах.
Основатели ExWeb – Тина и Том Сьогрены – тоже альпинистская пара.С тех пор, как они поженились в 20 лет, они все время неразлучны, и в путешествиях, и в работе.
Они открывали собственный бизнес в разных странах, пересекли Атлантику, поднялись на Эверест, достигли обоих полюсов на лыжах – и все только вдвоем, бок о бок.

Хотя примеры Нивес и Тины редкие, но они показывают, что совмещение роли жены и восходительницы возможно. Но вот быть восходительницей и мамой – это действительно экстраординарно. Гималайский альпинизм - это риск всем: временем, деньгами, карьерой, комфортом, здоровьем и даже своей жизнью. А женщины жертвуют также и материнством. Довольно часто женщины-альпинистки откладывают рождение ребенка или отказываются от восхождений вообще, когда они становятся матерями. Мужчины, став отцами, продолжают ходить в горы.

Корреспондент ExWeb Анжела Бенавидес узнала, что думают об этом известные альпинистки.

Кинга Барановска: никакого шанса на нормальную семейную жизнь

"Это очень трудная задача для женщин: совмещать гималайские восхождения и нормальную семью, особенно, когда маленькие дети- сказала польская восходительница Кинга Барановска, 33 года, 6 восьмитысячников в активе.

"Очень немногие женщины в Польше имели детей, когда активно занимались альпинизмом - обычно они бросали восхождения, если решали создать семью. Так поступила, например, Анна Окопиньска - первая женщина, взошедшая на Гашербрум II в 1975 году, и очень сильная альпинистка".

Кинга Барановска в базлаге Канченджанги, 2009


Badia: "Я думаю, у мужчин есть жены, чтобы заботиться о малолетних детях"

Мексиканка Бадиа Бонилья замужем за альпинистом Маурисио Лопесом. Она уверена, что не следует заводить детей, пока вы занимаетесь альпинизмом – это проявление ответственности.

"По моему мнению, мы, женщины-альпинистки не должны иметь детей, поскольку риск несчастных случаев слишком высок", сказала Бадиа. "Дети могут остаться сиротами или на попечении чужих людей. В моем случае, в 43 года, я не могу решиться на детей, пока я рискую в горах. Маурисио, мой муж, согласен со мной.

Что касается мужчин-альпинистов, у которых дома остались дети, то их родительские чувства не так сильны, и поэтому они больше рискуют. Я думаю, это потому, что у них есть жены, чтобы заботиться о детях, если что-нибудь случится. Однако, я знаю мужчин отказавшихся от восхождений из-за того, что очень сильно любят своих детей".


Бадиа Бонилья у подножия К2


О Еун Сун: "Трудно встретить мужчину, который понимает"

43-летняя альпинистка из Южной Кореи, лидер женского рейтинга (13 восьмитысячников) О Еун Сун в значительной степени согласна со своей коллегой.

"Гималайские горы беспощадны, сказала она. "Поэтому, когда я начинала свой проект, я была полностью ориентирована на альпинизм и даже не думала, чтобы создать семью".

"В гималайском альпинизме очень тонкая грань между жизнью и смертью. Кроме того, экспедиция требует длительного пребывания за границей, что чрезвычайно затрудняет заботы о семье".

Кроме того, мисс О не лелеет надежды найти подходящего партнера, пока полностью занята восхождениями. "Едва ли найдется парень, способный понять ценности моей жизни", размышляет она. "Если бы мне посчастливилось встретить такого, я бы тотчас бы вышла за него»...

"Что касается детей - я не смогла бы сосредоточиться на восхождениях из-за слишком долгих разлук", добавила мисс О. "Мои родители страдают все время, пока я в горах – и я ничего не могу поделать. Но по крайней мере, я отношусь к этой теме серьезно, и не имею мужа и детей, которые бы страдали от моего образа жизни".

"А вот после того как я завершу программу «14 восьмитысячников», я бы вышла замуж, хотя, если честно, проектом я занимаюсь до тех пор, пока я не встречу подходящего мужчину", - закончила она.


Мисс О


Эдурне: "Это просто несправедливо"

Ближайшей соперницей мисс О в гонке 14x8000ers является 36-летняя баскская альпинистка Эдурне Пасабан.
"Вполне возможно сочетать семью и альпинистскую карьеру, "Если вам повезло встретить кого-то подходящего "- это значит, что этот кто-то в состоянии вас понять и поддержать".

"Общество весьма несправедливо к женщинам-альпинисткам и матерям-восходительницам. Подобного отношения нет к мужчинам альпинистам, которые рискуют своей жизнью в горах, оставляя дома семью - а публика часто осуждает матерей, которые хотят совершать восхождения. На мой взгляд, оба родителя одинаково важны для ребенка, и поэтому я не вижу разницы, будь то отец или мать альпинисты! "

"Сейчас я не собираюсь иметь детей, - но это только потому, что нынешние обстоятельства не позволяют этого", сказала Эдурне ExWeb. "Я постоянно в разъездах, у меня нет партнера, и поэтому я не вижу возможности иметь детей, даже если бы я занималась чем-то другим".

"Что касается будущего - я бы действительно хотела когда-нибудь иметь детей, почему бы и нет?"


Эдурне Пасабан в базлаге Канченджанги, 2009


"Supermom" Моника Kalozdi: исключение

Младше или старше, замужние или одинокие – женщины-альпинистки вынуждены выбирать между восхождениями и материнством, то и другое может быть в их жизни, но не одновременно. Даже те женщины, что занимаются альпинизмом как отдыхом, чрезвычайно редко имеют маленьких детей, но есть примеры.

"Supermom" Моника Калоджи из Нового Орлеана смогла открыть свою собственную компанию, заботиться о своей семье, упорно тренироваться - и покорить Чо-Ойю и Эверест. Она проверяла домашние задания своих детяй по спутниковому телефону и посвятила свое восхождение на Эверест троим детям.

Конечно, ее муж Йена способствует этому. "Мы женаты 23 года,- сказала Моника - С самого начала Йена была моим лучшим другом, моим партнером по бизнесу, и теперь он мой самый большой сторонник и фанат. Он вдохновляет мои экспедиции. Он занимается всей материально-технической стороной, подбирает для меня все книги и видео, которые мне нужно изучить для восхождения, поддерживает и поощряет мои планы подготовки. Без него я бы этого не смогла".

"Я считаю, что мама и папа одинаково важны для развития семья", добавила Моника. "Мы делим все заботы как по бизнесу, так и по детям. Важен пример обоих родителей, как в воспитании детей, так и в повседневной жизни.

Как женщина, я считаю, что я смогла показать моей дочери, что она имеет право делать все, о чем мечтает, сказала Моника. "А своих сыновей я научила видеть женщин в качестве равных".

Редактор ExWeb Тина Сьогрен: "Мы все еще в средневековье…"

Тина участвовала во многих настоящих экстремальных приключениях: поднялась на Эверест, достигла обоих полюсов на лыжах, пересекла Атлантику на лодке. Теперь надеется полететь на Марс с мужем Томом. Она сознательно отказалась от материнства, еще в молодости. «Я с детства знала, что хочу другой жизни».

"Идти против стереотипов общества нелегко для любой женщины, особенно в глубоко традиционных взглядах на материнство; Мы все еще подобны примитивным животным, и инстинктивно отвергаем и осуждаем все, что отличается от принятого "стандарта".

"Говорят, что мы эгоистичны - это смешно в свете наших демографических проблем. Нас жалеют, осуждают, но практически никто не говорит о тех, кто отказался от возможности прожить свою жизнь интересно".

"Очень многое продиктовано нам большинством религий. Но это фактически власть большинства. Мой же собственный бог не имеет с этим ничего общего. Наш вид не так важен во Вселенной, как нам нравится думать, и смысл нашей жизни выходит за рамки кормления и размножения (спросите любого динозавра). И помимо генофонда, нам стоит подумать и о нашем наследии".

"Из приведенного выше интервью очевидно, что мы по-прежнему в средневековье, когда дело касается этого вопроса. Женщины-путешественницы подвергаются критике в любом случае. Собственно, нам откровенно указывают: оставайтесь дома!"

"Касательно того, что экстремалы (обоих полов) создают перспективу своим детям остаться сиротами, то я знаю, что родитель, который многого достиг, пусть и рискуя, может значить для развития ребенка гораздо больше, чем если бы его воспитал благопристойный, но менее увлеченный человек".

"Вокруг так много всевозможных «должен» и «нельзя», мы осуждаем матерей, которые слишком молоды, слишком стары, у которых слишком много детей, или вообще ни одного. Мы гораздо меньше беспокоимся о справедливости, свободе и прогрессе. Женщина по-настоящему расцветает только тогда, когда живет полной, свободной жизнью в согласии со своей волей. И поскольку я не отношусь к числу тех, кто хочет иметь много детей, предлагаю: родите, черт возьми, еще парочку за меня! "

"Если люди решают родить детей, когда им 15, 65 или вовсе не рожать, я надеюсь, что эти решения приняты мужчинами и женщинами, живущими в согласии со своим сердцем, а не по стандартам общества. Такое отношение к жизни, несомненно, я считаю единственно правильным, и наиболее полезным".

Источник: http://www.mounteverest.net

Все фото оттуда же.


Источник: http://www.russianclimb.com

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
  
#1 | Анатолий »» | 04.06.2014 17:35
  
1
Хотя и с большим интересом читал интервью известных альпинисток, но считаю что все они эти интервью несколько тенденциозны.

Многие альпинистки - женщины все же имеют детей и совмещают и воспитание детей и альпинизм.
Ну может быть они не такие "крутые" и не лезут на К2, но имеют не мало достижений.

Я, например, лично знал семью альпинистов у которых 4 ребенка. Отец подрабатывал на промышленном альпинизме и сорвался с крыши.
Жена осталась одна, с четырьмя детьми.
Я ее в прошлом году видел. Ее девочки тоже занимаются альпинизмом.

Хотя высказывания достаточно справедливы - риск оставить детей сиротами велик все же. Тем более если речь идет о таких горах как К2, Эверест.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU