Книга. "В помощь инструктору альпинизма".


Подготовка данного варианта пособия основана на издании книги «Инструктору
альпинизма», которая в 2001 г. получила рекомендацию Государственного комитета
Российской Федерации по физической культуре, спорту и туризму в качестве учебного
пособия для студентов высших профессиональных учебных заведений физической
культуры.

В работе использованы разработки ведущих инструкторов-методистов и тренеров по
альпинизму; тезисы докладов участников 1-й Международной конференции «Актуальные
проблемы и вопросы подготовки специалистов по горным видам спорта» (Москва),
выдержки из выступлений ведущих спортсменов и тренеров по альпинизму в
периодической печати. Учитывалось мнение руководителей альпинистских коллективов,
АМ и ветеранов отечественного альпинизма.



В ПОМОЩЬ ИНСТРУКТОРУ АЛЬПИНИЗМА

Серия «Школа альпинизма»
Москва
2008

Под общей редакцией Захарова П.П.
Технический редактор Серафимов К.Б.


Перечень авторов:
- Бабанов В.П. (Россия-Канада), профессиональный гид ENSA, МСМК, дважды
лауреат «Золотого ледоруба», инструктор-методист 2 категории по альпинизму.
- Волков М.Е. (Москва), КМС, инструктор-методист 2 категории по альпинизму,
директор альпинистского клуба МАИ, который с 1992 года ежегодно организует и
проводит около 10 различных выездных АМ в разные горные районы.
- Гарбер Владимир (Германия, Розенхайм, Фирма Techkom-Alpin GmbH), Немецкий
Союз Альпинистов - DAV, инструктор. (Dr.-Ing. W.Garber, DAV, Fachubungsleiter,
Germany, Rosenheim, Techkom-Alpin GmbH).
- Герасимов А.А. (Москва), доктор физ-мат.наук, профессор, МСМК, «Снежный
барс», инструктор-методист 2 категории, имеющий опыт работы на протяжении
последних 15 лет в различных лагерях, центрах системы МАЛ и коммерческих «бизнес-
проектах». В сезонах 2005 - 2008 гг. - начальник МАЛ «Альп-Машков» (Бизнес-проект
«Азия Тревел Груп»), ст. гид этого АМ, руководитель филиала.
- Герасимов Е.В. (Москва), шеф сайта «Fany.ru», 1-й спортивный разряд, заместитель
руководителя альпинистского центра «Алаудин-Вертикаль», технический директор
чемпионата СНГ скального класса.
- Дьяченко Я.В. (Санкт-Петербург-Финляндия), МС, инструктор-методист 2
категории по альпинизму, ветеран отечественного альпинизма, член команды «Эверест-
59».
- Емельяненко Ю.С. (Москва), ландшафтный дизайнер, МС, инструктор-методист 1
категории по альпинизму, отв. секретарь Ассоциации гидов Союза альпинистов России
(1990-1992).
- Ильинский Е.Т. (Республика Казахстан, Алматы), ст. тренер ЦСКА, ЗМС и ЗТ
СССР, инструктор-методист 1 категории по альпинизму.
- Кавер И.К. (Украина, Киев), Директор НИИ экономики. Докторант МАУП, КМС
по альпинизму и скалолазанию, инструктор-методист I категории по альпинизму.
Председатель комиссии по подготовке кадров ФАиС Украины. Руководитель Крымской
горной школы.
- Кузнецова Е.В. (Королев, МО), тренер альпинистского клуба им. А.С. Демченко,
КМС, инструктор-методист 2 категории.
- Мартынов А.И. (Москва, доктор психологических наук, ст. преподаватель кафедры
экстремальных видов спорта РГУФК, МС, инструктор-методист 1 категории по
альпинизму.
- Одинцов А. Н. (Санкт-Петербург), руководитель программы «Стены мира –
русский путь», МСМК, инструктор-методист 1 категории по альпинизму, лауреат
«Золотого ледоруба».
- Погорелов А.Г. (Ростов-на-Дону, клуб «Планета»), гл. редактор журнала
«Восхождение», МСМК, инструктор-методист 1 категории по альпинизму.
- Рукодельников Б.Л. – МС, инструктор-методист 1 категории по альпинизму,
ветеран отечественного альпинизма.
- Фарберов Ф.А. (Петропавловск-Камчатский), независимый гид, выпускник (2002)
"Tompson River Universitey" (Университет Реки Томпсон), где проводится вся подготовка
горных гидов в Канаде.. КМС по альпинизму и горным лыжам, стаж инструкторской
работы с 1987 г.
- Шибаев С.А. (Санкт-Петербург), гл. редактор журнала «Экс», КМС, инструктор-
методист 2 категории по альпинизму.

Отрывки из книги:

Умение судить задним умом - точная наука.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Сходящий сегодня на нет «запас» инструкторов старой школы, только
зарождающаяся общероссийская система подготовки инструкторов альпинизма и даже
появляющиеся одноразовые курсы никоим образом не утоляют кадровый инструкторский
голод. В этой ситуации новое переиздание книги ставит целью дать учебно-
методический инструмент в руки руководителей и курсантов курсов по подготовке
инструкторов альпинизма, тренерам коллективов, всем тем, кто занимается начальной
подготовкой альпинистов.
Принимаясь за подготовку к переизданию книги «Инструктору альпинизма» (М.,
СпортАкадемПресс., 2001), авторы убедились в том, что без проведения экспресс
анализа состояния дел в сегодняшнем российском альпинизме просто не обойтись.
Сложность состоит в том, что привычный уклад всего, что раньше имело отношение к
альпинизму советского периода, за последние почти 20 лет претерпевает очень серьезные
изменения. Внезапно свалившаяся свобода (всего чего угодно), при отсутствии серьезной
ответственности, вызвала ситуацию очень похожую на принцип домино. Но со
значительной разницей – в классическом варианте, все заканчивается с падением
последней фишки, а здесь его окончание покрыто туманом и полностью зависит от
желания/нежелания спортивных чиновников сделать, что либо полезное для
отечественного альпинизма и в первую очередь – для альпинизма учебного.
В ряду рассуждений на эту тему, часто раздаются голоса, осуждающие отрешенное
настроение общественности. Но! В новых условиях и особенно для того, чтобы сдвинуть
что-то с места, усилий, когда-то мощной альпинистской общественности, явно не
достаточно. Условия не те. Общественность не та.
Для подготовки материала для переиздания книги были привлечены инструкторы-
методисты, руководители альпинистских секций, клубов, «гиды» коммерческих АМ
(почему это понятие взято в кавычки – будет объяснено далее) - всех тех, кто сегодня
имеет конкретное отношение к организации и проведению АМ и могут быть полезны
своими советами и предложениями. Зная, что для решения большинства вопросов
должен иметься запас времени, вполне допустимо, что наряду с новыми разделами,
можно оставить в книге и большую часть ранее написанного, в частности «Роль
инструктора в обучении альпиниста» (как образец состояния этого вопроса в не так уж
далекие времена и, как подручный материал, для тех, кто хочет следовать не худшей
методике инструкторской работы).
Любезно предоставленные авторами и использованные материалы, нашли свое место
в текстах книги без внесения в них существенных изменений. Конечно, не все можно
принимать за абсолют, но в то же время, следует внимательным образом рассматривать
основную их посылку – каким должен быть новый российский альпинизм. И в первую
очередь – учебный альпинизм, со всеми прилагательными дисциплинами и
организационными проблемами.
Все кто принимал участие в переработке этой книги, четко представляют
определенную дискуссионность и спорность отдельных разделов, предложений и
предположений. Предложением дискуссионных спорных мыслей, предложений. и
предположений ставится лишь одна задача - даже если среди их множества хоть что-то
окажется полезным - не дать этому полезному утонуть в рутине ничего неделания.

5
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Прогресс - это замена одного неудобства на другое

УЧЕБНЫЙ АЛЬПИНИЗМ

Массовость советского альпинизма во все времена, в основном опираясь на
количество профсоюзных путевок выделявшихся различным спортивным обществам и
ведомствам, все же отставала от массовости предвоенных лет. Массовость нынешних
времен вообще нельзя считать массовостью – исчезла ее основа: альпинистские лагеря с
отлаженным учебным процессом; практически сертифицированный инструкторский
состав. Массовость прежних лет была надежной основой для создания крепкой
спортивной базы нашего альпинизма (так оно и было). В связи с ликвидацией
Госкомспорта и профсоюзов – основных держателей альпинистского движения, сегодня
не осталось предпосылок для возврата к подобной системе. Да и основная часть
деятельности ФАР (большой спорт) подвергается серьезным испытаниям – отсутствие
массовой платформы серьезно сократит возможности подготовки спортсменов высших
разрядов. Это будет серьезным ударом по системе организации альпинизма через
федерации любого уровня.
Уже совсем не за горами время, когда нынешние корифеи В.Бабанов, А.Одинцов,
Ю.Кошеленко, А.Кленов и многие, многие другие подойдут к рубежу, за которым
начнется новый для них альпинизм – прогулочный. (Думается, что никто из названных и
подразумеваемых очень уважаемых людей не сильно обидится за эти слова – П.З.). А
принимая во внимание, что они появились на альпинистский свет, как дети той самой
системы, которую мы называли профсоюзным альпинизмом (иногда – учебным
альпинизмом), когда она давала основу (платформу) для появления выдающихся
альпинистов, зарабатывающих нелегким трудом честь и славу для отечественного
альпинизма, то чем сегодня заменить полное отсутствие такой базы? На какой основе
через несколько лет появятся новые Деви-Шабалины-Тимофеевы-Тухватуллины и те, чьи
фамилии пока нам не известны?
Сегодня принцип учебного альпинизма устарел настолько, что требовать
возобновления прежней системы просто не серьезно – старое растеряно, нового нет.
Неужели блеск достижений сегодняшнего дня так ослепляет альпинистских
руководителей, что не видно того обрыва, за которым лежит яма? Отсутствие
планомерной подготовки и обучения, отсутствие инструкторских кадров, на плечах
которых всегда лежала эта работа приведет к тому, что не за горами время, когда этой
основы не будет вообще. Как ни странно, но люди, к сожалению, стареют, и даже уходят.
Вот пока они совсем не ушли и следует воспользоваться тем, что они имеют/умеют и
могут поделиться.
Нет ничего странного или подлежащего критике или осуждению, если к обучению
будут привлекаться те, кто сегодня уже не может лично продемонстрировать технический
образец (прием). Но наряду с подобными преподавателями должны быть и те, кто на
высоком техническом уровне может показать прием любой сложности (причем: грамотно
и красиво). Подобное соединение двух направлений в обучении является основным
принципом педагогики.
Существующее положение уверенно сдвигает весь альпинизм на коммерческую
основу. Веяние времени – никуда от этого не деться. Так есть и так будет. Но почему-то,
никто не задумывается о судьбе того, без чего не может существовать альпинистское
движение вообще – обучение. Пусть это будет клубная система, основанная на опыте
ведущих и успешных альпинистских клубов страны (примеров тому не мало). Вполне
возможна организация созданная на успешных вариантах западной клубной системы и

6
работы Союзов альпинистов (на примере Немецкого Альпийского Союза (DAV). Здесь
следует помнить, что даже с полным исчезновением государственного подчинения,
альпинизм не остановится и все равно надо будет учить новых его поклонников тому, как
ходить в горах и как это делать безопасно для своего здоровья.
В этом же ряду стоит вопрос модернизации (если так угодно) прежней Программы
обучения: внести уточнения и необходимые изменения (там, где это диктуется новыми
условиями развития альпинизма - технические приемы, тактика, снаряжение). Требуется
увязка Программы с новыми условиями совершения восхождений, в том числе и
социальными (не обязательно сохраняя слова «Правила восхождений»), чем плохо, к
примеру, звучит понятие «Кодекс восходителя»?
Здесь позволительно будет привести пример осени 2004 года, когда автору
понадобилось провести ремонт наружных стен квартиры и поскольку он сам уже не в
состоянии «выползти» на стену, то решил пригласить ремонтера из строителей. По
стечению обстоятельств молодой мастер оказался еще и альпинистом, имеющим в активе
весьма серьезные современные восхождения. Когда выяснилось, что «заказчик»
альпинист, да в недалеком прошлом заведовал учебной частью «Узункола», этот
молодой человек обратился к нему с совсем уж неожиданной просьбой:
- «Не могли бы Вы меня пристроить (именно так было сказано) в какой либо
альплагерь, где есть старые (прежние) инструктора (Ваши знакомые или друзья) хорошо
умеющие учить альпинизму? Хочется поучиться у старой школы, желательно в «Безенги».
- «Зачем?»
Ответ был ошеломляющим:
- «Хоть я прошел стену Троллей и у меня уже есть набор серьезных восхождений, но
чувствую, что альпинистских знаний у меня недостаточно, а быть в команде на роли
просто сильного парня, который может пролезть все, что стоит впереди – этого для меня
мало».
Как говорится, комментарии излишни.
Очень хочется задать провокационный вопрос – кто в такой ситуации впредь будет
проводить начальную подготовку альпинистов, чтобы они смогли выполнить нормы на
значок «Альпинист России»?
Ответ лежит в «Положении о значке «Альпинист России», пункт 2:
«3начком «Альпинист России» награждаются лица, не моложе 14 лет, прошедшие
под руководством инструктора-методиста по альпинизму «Программу начальной
подготовки альпинистов» и совершившие восхождение на вершину по маршруту 1Б
категории сложности». (Выделено – П.З.).
Но! Не будет инструктора, некому будет водить новичков на вершину, в таком
случае будет не нужно и само понятие «Альпинист России».
Сюда же хорошо корреспондируются следующие построения.
Реалии современной жизни диктуют свои правила. Без рекламы и того, что
называется «PR», очень непросто проникнуть в сознание людей, захлебывающихся в
информационных потоках. У нас практически нет системы, которая бы зазывала молодых
людей в наши ряды, формировала привлекательный образ и имидж занятий альпинизмом.
Другой нюанс: не секрет, что у молодежи сейчас отбита тяга к чтению, как к
процессу. Выросло поколение, воспринимающее информацию с картинки (ТV и
Интернет). Но и те, кто хотел бы приобщиться к тайнам теории и практики
горовосходительского искусства, не могут найти нужной литературы. Ее просто нет, а та,
что выходит, появляется в небольших количествах и растворяется без следа. За последние
7 лет вышло всего 4 книги учебно-методической направленности (без какого бы то ни
было участия в этом процессе Федерации).

7
В итоге имеем: народ приобретает книгу инструкторов британской школы
альпинизма Пита Хилла и Стюарта Джонстона «Навыки альпинизма. Курс тренировок»
(М., «Фаир-Пресс»., 2005). Книга действительно интересная, но написанная в западной
ментальности, на реалиях западной школы и западных стереотипов. Этой книге явно не
хватает грамотного предисловия или комментария, который дал бы ей правильную
оценку. А так получился выпуск книги, подобной мине замедленного действия. Сами
авторы в своем предисловии пишут, что: «При попытке воспользоваться полученными
знаниями в реальной обстановке нередко оказывается, что не все так ясно и очевидно, как
казалось при чтении».
Многолетний и небезуспешный опыт руководства питерскими альпинистскими
мероприятиями самого различного характера, позволяют выстроить ряд опасений
касающихся качества нынешней подготовки и обучения альпинистов:
- Одним из факторов потери качества стала т.н. ускоренная подготовка новичков
вплоть до 3-го разряда. Эта система в старые времена была разработана и вошла в
«Учебную программу обучения альпинистов» (далее – «Программа»), как один из
способов дифференциации подготовки альпинистов. (Правда, уже тогда становились
видными ее отрицательные стороны). Одним из стимулов для этого являлся более или
менее быстрый рост по разрядной лестнице. Это явление получило в то время несколько
презрительное, но точное по своей сути, название – «бройлерство».
- Сегодня стало модным завершать выполнение норм 3-го спортивного разряда за
одну учебную смену (17 - 18 рабочих дней), а в отдельных случаях и за 12 - 14 дней. В
условиях обучения по 20-дневной путевке эта схема была выполнима (что греха таить –
за счет определенного сокращения учебных часов, сверх того, что разрешала
«Программа» и сокращения времени на отдых между походами), то, что из себя
представляет этот «бройлер» при практическом отсутствии подготовки до выезда в горы,
сокращении срока пребывания в горах до двух недель, можно легко представить. Если и
раньше было ясным, что даже физически крепкий «бройлер» с достаточной легкостью
выполнявший практическую часть программы, усиленно хромал на обе ноги в вопросах
теории - КПД обучения был весьма низок.
- Предыдущее рассуждение в большей мере относилось к группам постоянного
состава, собранным в альпинистском коллективе задолго до выезда в горы, когда с ними
велась направленная работа, когда инструктор именно тот, который вел их подготовку,
чаще всего и ехал с ними в горы. Что же говорить сегодня об этом способе подготовки,
если группу формируют по прибытии участников в лагерь, когда они даже в лицо друг
друга не знают, а инструктор им может попасться любого «калибра».
- Такая система подготовки ведет к тому, что на «недопонятое» и «недополученное»
в первый год подготовки, наслаиваются следующие «недо» – из «бройлерного» 2-го
разряда. Сейчас норовят получить 2-й разряд за трехнедельную смену. В итоге через два
года мы имеем второразрядника с уровнем знаний и навыков, дай бог НП-2.
- А вот тут-то мы подошли к самому главному – сегодняшней ущербности всей
системы обучения: По правилам ФАР этот «альпинист» - второразрядник, имеет право
поступить в школу инструкторов (!). И поступает (если захочет). Такого еще самого бы
учить, учить да, учить, а он уже пришел в «гуру». (Но в целях оказания помощи малым
альпинистским регионам, принято оказывать им «помощь», и в школу инструкторов в
порядке исключения (исключения - чего?) принимаются альпинисты низкого разряда.
- Дальше рассуждать не о чем.
Сегодня даже обычные АМ стали похожи на коммерческие предприятия: оплата
проживания и питания, прокат снаряжения, и «прокат» инструктора (что активно
приближает его к якобы понятию гид) и целый ряд других услуг, включая плату за клочок
земли, на которой ставит вблизи лагеря свою палатку дикая группа – это чистая

8
коммерция. В этих условиях отпадает практически все то, что было присуще лагерному
альпинизму в старые времена. Более того, быстрыми темпами забываются традиции и
нормы обучения.
И конечно под уничтожение попадает даже такой постулат, как инструкторская
обязанность заботиться о здоровье и жизни своих учеников. Здесь было и должно
оставаться лишь одно правило – получил инструктор (взял в свою группу) учеников
живыми и здоровыми, такими же после курса обучения в горах он должен их отправить
домой к родителям. Не сумел, оплошал или сработала безалаберность – отвечай! Но
сегодня бывают случаи, когда родителя сына, попавшего в беду по вине инструктора,
выпроваживают из федерации со словами – «Это коммерческое мероприятие, а мы ими не
занимаемся!»
Сегодня кто-либо может показать хоть одно не коммерческое мероприятие? А
восхождение, совершенное на деньги одной из руководящих партий – это что,
общественно полезное мероприятие, направленное на оздоровление его участников, так?
Мы уже говорили и еще раз отметим – гид в редких случаях занимается обучением,
только там, где исторически это сложилась (в частности в DAV), но он несет полную
ответственность за своего клиента. Если на страховке гида с клиентом случилось ЧП, то
гиду грозит немалая кара, вплоть до пожизненного лишения права («волчий» или «белый»
билет) заниматься работой гидом на всем альпинистском пространстве Европы, как
минимум. Но отвергать ответственность инструктора – это уже нонсенс в рассуждениях
тех «новых», которые настойчиво требуют перехода на систему гидов.
Появляется вариант ответа на подобные вопросы - следует создать такую систему,
при которой, каждый человек желающий обучиться альпинизму имел бы возможность
выбора учиться: у инструктора-общественника; гида-профессионала или брать уроки у
супер-мастера. Подобный выбор будет регулироваться финансовыми возможностями или
другими причинами, но выбор должен быть.

9
Если несешь ответственность, взвесь и обдумай.

Закон Борена

РОЛЬ ИНСТРУКТОРА В ОБУЧЕНИИ АЛЬПИНИСТОВ

Часто задаваемые вопросы: «Чему учить в альпинизме?», «Как учить альпинизму?» и
«Кто будет учить альпинизму?» при всей сложности содержания имеют ответы,
заложенные в «Программе». Если «Программу» представить в виде дерева, а его ствол
принять за главную цель (направление), то крепкие сучья и ветви будут первым уровнем
подчинения главенствующей цели. Но пробираясь через ветки-сучья, можно легко
заблудиться в раскидистой кроне и не увидеть ствола. Это построение имеет отношение,
как к отдельному человеку, так и к альпинистскому коллективу. Начиная осваивать этот
путь, следует более или менее четко представлять дерево: Программа - это средство для
достижения или всего лишь описание самой цели. Какой выбрать путь и направление в
достижении цели - прежде всего личная задача индивидуума. Таким образом, можно
подойти к вопросу - "Чему учить в альпинизме?"
В этой части построения лежит скрытая опасность давления на личность - один
хочет учиться ходить в горах, а другому по душе большие стены.
Более подходящей является постановка вопроса - «Как учить альпинизму?»
Ответ лежит в плоскости осмысленности каждого своего шага в обучении и
активной личностной позиции. Не дожидаясь итогов принципа - «пусть меня научат», и не
подчиняясь ему, применять позицию - «я обучаюсь тому, что мне интересно и полезно».
Вот тут-то и лежит ответ на вопрос «Как учить?». Учить дифференцированно, учить
через сознание и понимание всего учебного процесса. Другие пути часто ведут к
ошибкам.
«Кто будет учить?» Проводником этих идей в отечественном альпинизме всегда
являлся инструктор альпинизма и тренер спортивного коллектива.
Так повелось в отечественном альпинизме, что фигура инструктора одновременно
является как учителем, педагогом, так и воспитателем. В не меньшей степени, инструктор
является и психологом. Инструктор - учитель обучает разнообразию технических приемов
для преодоления горных препятствий, оказанию помощи (когда возникнет такая
необходимость); инструктор - воспитатель воспитывает в своих учениках принципы
безаварийного и правильного поведения в горах и пониманию особенностей горной
природы; инструктор-психолог должен знать и уметь претворять в жизнь принципы
взаимоотношений в группе (даже в связке), умению быть полезным в коллективе. И еще
многому тому, без чего невозможно сказать, что - «Я альпинист».
Умелое сочетание трех направлений способствует правильному обучению
альпинизму. Даже если задаться целью анализа любого занятия по любой технической
дисциплине, то можно легко увидеть тесное переплетение этих направлений
инструкторского образования. Не вдаваясь в особые подробности (у каждого свой подход
и свой взгляд на общепринятые правила проведения занятий) и лишь ограничиваясь
простым перечислением вопросов на которые инструктор обязан ответить себе перед
проведением любого занятия по любой теме, подтвердят следующие слова и понятия:
- Где (место) и какие (уровень) приемы следует показать ученикам?
- На какие особенности горного рельефа следует в первую очередь обратить
внимание учеников?
- Сколько времени займет подход к месту занятий и что можно отработать по пути?
- Сколько времени должна занять отработка различных приемов, и какие из них
являются главными?

10
- Какие меры безопасности обеспечат максимальную безопасность учеников на
данных занятиях?
- Как правильно расставить акценты и соблюсти необходимую последовательность
обучения?
- Как чередовать психологическую и физическую нагрузку и отдых учеников?
- Где находится инструктору во время передвижения группы/связок по учебному
маршруту и как организовать при этом собственную самостраховку?
- Как должно быть подготовлено (его необходимое количество) учебное снаряжение?
- Как должно быть подготовлено место учебных занятий, что следует проверить и
устранить в районе занятий?
- О чем следует побеседовать с учениками, чтобы повысить их интерес к занятиям?
- Как личная подготовка (внешний вид, качество личного снаряжения, его
размещение) будет способствовать образцу для подражания со стороны учеников?
- Насколько соответствует его методическая подготовка тем задачам, которые будут
решаться на протяжении рабочего дня?
- Если занятия проводятся парными отделениями, не осталось ли не согласованных
вопросов взаимодействия и подаваемых команд во время урока?
Вполне понятно, что приведенные вопросы далеко не полностью раскрывают объем
проблем, с которыми инструктор ежедневно сталкивается в своей работе.
Если можно так сказать, одной из особенностей инструкторской работы является его
умение «достучаться» до каждого своего ученика, - невзирая ни на симпатии/антипатии,
он должен сделать свою работу так, чтобы все ученики совершили зачетное восхождение.
Но помня, что из 10 новичков семеро больше не приедут в горы. Но и они должны
надолго сохранить самые приятные и радужные воспоминания об этом периоде своей
жизни. Недопустимо забвение познавательной стороны альпинизма - все без исключения
начинающие альпинисты едут в горы, чтобы увидеть красоту гор, научиться ходить в них
и, если понравится, то продолжить это знакомство (до спорта еще очень далеко).
Зачетное восхождение. Это самое значительное событие для человека, впервые
поднявшегося на горную вершину и впервые увидевшего все очарование открывшейся его
взору картины бескрайних гор. Нельзя упускать из виду, что для кого-то из них - это
процесс самоутверждения, а другим для достижения вершины пришлось и перебороть
что-то в себе.
Во время любого восхождения (кроме критических ситуаций) недопустимо
взвинчивание темпа движения (отдельные инструктора любят блеснуть скоростью
спуска). На вершине для всей группы/отряда следует провести обзорную беседу, дать
время на фотографирование, завтрака. Записку из тура пусть снимет самый молодой
участник группы и громко ее прочтет для всех. Потом инструктора отряда оставят свои
автографы на этой записке и подарят ее виновнику торжества.
Возвращение с восхождения в базовый лагерь - этот процесс тоже может стать
праздником. Сколько бы не находилось на территории лагеря свободных альпинистов, их
следует организовать и провести торжественную, веселую, запоминающуюся встречу
бывших новичков. Сделать посвящение в альпинисты, прочитать и принять с юмором
написанную клятву молодых альпинистов, поднести по стакану компота или киселя. Все
это запоминающееся действо будет храниться в памяти еще долгое время.
И еще одна особенность работы инструктором альпинизма: никогда не допускать
менторского тона в общении с учениками, помнить, что инструктор и ученики - это
равноправные соучастники процесса общения, который обогащает и учителя и учеников.

11
Педагогические задачи обучения альпинистов складываются из квалификационных
требований по всем этапам обучения. Пожалуй, самой сложной задачей в этом ряду стоит
обучение начинающих альпинистов. У них, кроме желания начать обучение, нет
практически никакой базы. Кроме представления о том, что в горах красиво, вряд ли кто
из них достаточно серьезно подготовлен к восприятию всего остального: строгому
соблюдению мер безопасности и правильного поведения в горах, нет представлений о
способах и приемах передвижения по горному рельефу и т.п. Исходя из этого, на
инструктора ложится ряд серьезных задач:
- его ученики должны осознать необходимость правильного исполнения
двигательных навыков;
- помочь им сформулировать образ изучаемого действия (словесный, зрительный и
двигательный);
- и как ни странно выглядело - научить учеников правильному изложению своих
ощущений при правильном выполнении приемов;
- ибо на этой основе они смогут все более качественно выполнять те двигательные
задачи, которые лежат в основе квалификационного уровня или этапа обучения.
В этой части работы следует знать пути исправления ошибок, которые скрыты от
учеников, но всегда видны инструктору:
- применение ненужных движений (это происходит от желания обезопасить себя на
рельефе);
- искажение сути движений (по своему воспринимаемые задачи и решаемые в силу
своей общефизической подготовки);
- общее закрепощение и малая скорость движений (это является суммой выше
сказанного и не понимания личной безопасности при разучивании того или иного приема
и как следствие - получение травмы).
Понятие «борьба мотивов» должно быть абсолютно понятно инструктору, ибо без
этого он не сможет понять, чем же регулируется процесс обучения каждого ученика.
Мотив достижения успеха - сам по себе очень сильный фактор для достижения
конкретных успехов. Этот мотив постоянно подкрепляется промежуточными
достижениями: очередной разряд, выход на восхождения более высокой категории
сложности, диплом, медали, почет в своем коллективе. Но если ему не противостоит
система безопасности, то преобладающее стремление к успеху и его развитию может
привести к поражению, краху.
Мотив безопасности. Во все времена советского периода отечественного
альпинизма - было принято считать, что этот мотив считается само собой разумеющейся
нормой. К огромному сожалению, мотив безопасности во времена перестройки перестал
(или - активно перестает) быть такой нормой, Извращенные догматы, что при демократии
все позволено и все допустимо, привели к тому, что стали не редки те поступки, о
которых раньше и не было слышно. К сожалению, мотив безопасности сегодня терпит
поражение от мотива достижения успеха.
Мотив избавления от неудачи (попросту - трусость). Альпинисты (любого уровня
подготовки), в действиях которых активно проявляется мотив неудач, требуют к себе
повышенного внимания. Положительные примеры, незамедлительная помощь, когда она
необходима, похвала инструктора по поводу самого маленького достигнутого успеха - все
это может помочь человеку по другому взглянуть на себя со стороны. При появлении
подобного синдрома в отделении следует создать соответствующую обстановку
поддержки. Порой сами инструктора и старшие разрядники своими «жуткими»

12
рассказами (чтобы повысить свой авторитет «бывалых») содействуют укреплению мотива
неудачи. В Домбае был случай, когда приехавший начальник Пятигорского ТЭУ (лагеря
Домбая подчинялись ему), выступая перед инструкторами всех альплагерей района,
позволил высказаться в духе того, что «...ходите, выполняйте свои 4, 5, 6 разряды (какова
компетентность!), но чтобы не было ни одного трупика-гробика». Или числившийся
большим знатоком статистики НС среди альпинистов, альпинист старшего поколения,
перед большим строем разрядников как-то заявил: «Один из вас в этом сезоне должен
погибнуть!» Более чем психологически не грамотно и по-человечески бессовестно. Когда
же ему сказали об этом, ответ был не менее ошеломляющ: «Но я же это сказал в благих
целях!»
В работе инструктора есть особенности, без выполнения которых невозможно ни
организовать учебный процесс, ни добиться безопасности на занятиях и учебных вос-
хождениях, ни получить положительных достижений в учебном процессе. Постараемся
сформулировать эти особенности, тем более что они могут быть полезны не только во
время конкретной работы в горах, но и пригодиться в обычной учебно-тренировочной ра-
боте в городе в подготовительном периоде:
1. К любому занятию следует заранее подобрать необходимое по теме снаряжение,
подготовить конспект занятий, продумать организационные формы урока.
2. Применительно к теме занятий продумать вопросы безопасности, наметить на
объекте точки страховки, следить за постоянным наличием собственной самостраховки -
нигде и никогда не оставаться без нее. Прямо скажем - дурной пример заразителен - «ему
(инструктору) можно идти на зачетном восхождении вне связки, значит, и я могу так
действовать!» - именно так всегда думает и старается поступить не очень организованный
участник группы.
3. Подготовить учебное отделение к выходу на занятия (поход, восхождение),
убедиться в полном соответствии необходимого общественного и личного снаряжения и
экипировки, исходя из принципа - ничего не забыто, в том числе и аптечка! В практике
учебной работы отмечаются случаи, когда участники сами ранят себя от неумелого
применения специального снаряжения. Предупреждение подобного должно произойти во
время вводной беседы и личной демонстрации его безопасного использования.
4. На учебном объекте наметить варианты исполнения приемов, если необходимо -
провести ситуационную игру.
5. Самому продемонстрировать (показать, пролезть, исполнить) все отрабатываемые
приемы, объяснить их особенности и наглядно показать/доказать их безопасность для
участников группы. Ни в коем случае не допускать работы «на зрителя», забывая при
этом, что ученики должны усвоить и понять, в какой мере тот или иной прием/группа
приемов могут обеспечить ему безопасное передвижение по рельефу, будь то скалы, снег,
лед или травянистые склоны с осыпями.
6. Подготовить с помощью стажера (наиболее технически подготовленного ученика)
учебные объекты: набить крючья, навесить перила, организовать пункты страховки и
самостраховки, объясняя при этом участникам отделения необходимость своих действий.
7. Наметить (для себя) возможные варианты уплотнения (но не сокращения) времени
проведения урока (занятия), для высвобождения времени для демонстрации «заданий на
завтра».
8. После разучивания, предложить самостоятельное исполнение приемов по
организации пунктов страховки, взаимодействия на учебном объекте, обеспечения
необходимых мер безопасности. Конечно, все это под внимательным наблюдением и с
вмешательством (когда надо) со стороны инструктора.
9. Все допущенные ошибки подвергнуть совместному с участниками обсуждению,
предложив им самостоятельно провести разбор увиденных ошибок и определения пути их
исправления.

13
10. Проводить занятия, заботясь о полноценной отработке каждой учебной темы,
предоставлении своевременного отдыха, снятии нагрузок, переориентации внимания и
т.п.
11. Вводить в учебный процесс элементы игровой ситуации, например: кто быстрее
завяжет узел в какой-либо не характерной ситуации, организовать точку страховки в
сложном (неудобном) месте учебного объекта (левой рукой) и т.п.
12. Ставить задачи для учеников четко и реально для их исполнения, чтобы они
всегда были им по силам.
13. Своевременно менять учебные объекты и маршруты, избегая монотонности в
занятиях. В первую очередь это относится к проведению занятий на ледово-снежном
рельефе, особенно в жаркую солнечную погоду, когда инструктор «привязывает»
отделение к «пятачку», вместо активного движения вперед (вверх) по рельефу.
14. Постоянно поддерживать в учебном отделении (группе) атмосферу
доброжелательности, активности и внимания друг к другу.
15. Разборы занятий и учебных восхождений проводить корректно по отношению к
ученикам, не допускать грубых и обидных сравнений, не унижать их, даже если они по
каким-либо причинам не сумели полностью выполнить очередной этап обучения. В
случаях несогласия с данной оценкой или рекомендацией, высказанной самим учеником,
обосновывать свои замечания или предложения «Квалификационными уровнями
подготовленности альпиниста». В отдельных случаях можно составить комиссию из
старших разрядников, инструкторов для практической проверки соответствия под-
готовленности к данному или следующему этапу обучения.
Работая с учебным отделением (группой), инструктор не может (и не должен)
ограничивать свою деятельность лишь рамками Программы, даже при очень широком
рассмотрении вопросов техники и тактики. Полнота инструкторской квалификации
немыслима без сознательного и направленного знакомства с прикладными дисциплинами.
Альпинизм обладает удивительными гранями, в которых сочетается «учебное» и «не
учебное», «спортивное» и «не спортивное». Инструктору руководящему учебным
подразделением постоянно приходится сталкиваться с самыми разнообразными
вопросами и проблемами. Он должен быть на уровне запросов современной молодежи
(но не потакать), уметь быть на равных (но не переходить в панибратство), быть старшим
товарищем, к которому идут за любой помощью (но не допускать зазнайства и
высокомерия). Инструктор - это и организатор спортивных соревнований и досуга своих
учеников, он должен знать географию района и характерные привычки местного
населения; инструктор обязан знать, как отремонтировать снаряжение и развести костер,
он должен быть во всех делах первым, но это не означает, что он «мальчик» на побе-
гушках. Подобное требование к инструктору стало проявляться со стороны «новых
русских альпинистов», которые считают, что если они платят инструктору за работу, то
последний обязан быть слугой на все случаи жизни.
Из этого требования вытекает безусловное требование к инструктору - быть, как
минимум на голову выше своих учеников. Нет ни одного вида спорта, в котором тренер
обязан показывать результаты, хотя бы на уровне тренировочных заданий. В альпинизме
не так - если инструктор не может быть па уровне этапа обучения, тех требований,
которые он предъявляет к своим ученикам - он не может обладать у них полнотой
авторитета и изменить эту ситуацию в свою пользу он уже не в силах. Особенно твердыми
эти требования должны быть в тех случаях, когда обучением молодых альпинистов
занимается не альпинист, имеющий инструкторскую подготовку (квалификацию), а
спортсмен, являющийся тренером-общественником.
Инструктор, командир учебного отделения, должен стать примером на все случаи
жизни, ему должны верить, ему могут подражать, его станут называть «мой инструктор»
(«мой любимый инструктор») лишь в том случае, если последний всем своим видом,

14
своими умениями и навыками, авторитетом покажет и докажет, что именно он готов
сделать так, чтобы его ученики полюбили горы, смогли уверенно шагать по лесенке
альпинистских наук, и при этом все будет для них безопасно - к такому инструктору (в его
группу) захотят попасть снова и снова...
Здесь пора привести давние слова одного из представителей старой альпинистской
школы Якова Григорьевича Аркина - «Нет неинтересных участников - есть
недоброжелательные и нелюбопытные инструктора. Участник группы лишь тогда будет
чувствовать интерес к изучаемому вопросу, когда поймет, что предмет, которому его учит
инструктор, и сам участник лично интересны для инструктора». Когда на следующий год,
участники просятся снова в его отделение или советуют друзьям попасть к нему на
обучение, то лучшей оценки работы инструктора не бывает.
Для работы инструктора альпинизма со своим учебным отделением (отрядом)
характерно постоянное соблюдение принципов общей методики преподавания
альпинизма. Здесь важно последовательное исполнение дидактических принципов:
Сознательность/Активность. Человек может быть сознательным, но не активным,
он относится к типу мечтателей. Если наоборот - то это просто нарушитель дисциплины и
порядка. Исходя из этих определений, инструктору следует внимательным образом
донести до учеников, что без сознательности и активности им никогда не овладеть даже
теми начальными сведениями, которые необходимы для совершения ими своего первого в
жизни восхождения. К сожалению до сих пор бытует понятие, что надо побольше ходить
на восхождения и этот процесс научит всему, что нужно. Это глубоко ошибочно -
альпинизм именно тем и характерен, что ему следует учиться (тренироваться) постоянно,
и никак не отвергая учебного процесса. Грубо, но правильно: неуч в альпинизме -
потенциальная опасность для остальных в группе. Весь смысл учебного процесса и
особенно для новичков, должен сводиться к необходимости осознания, что в альпинизме
нет (и не может быть!) мелочей и успех любого восхождения всегда зависит от умения
всех и каждого: все предусмотреть, все подогнать, ничего не забыть.
Последовательность/Систематичность. Чтобы в этом принципе ничего не
упустить, следует точно следовать четырем правилам:
- от знаний - к навыкам: информативность, смысл и содержание деятельности,
умение осознанно и качественно исполнять разучиваемое. Затем на основе
приобретенного умения на основе длительных тренировок нарабатывают навык, доводя
его до уровня динамического стереотипа (лучший результат);
- от квалификационного уровня - к технике: определяется основная цель, затем
система частных задач и собственно отработка технических приемов. Во главу ставятся
вопросы обеспечения безопасности, а затем то, что ведет к эффективной деятельности;
- правильные действия: применительно к альпинизму это имеет первостатейное
значение. Четкие, правильные действия в любой обстановке и никаких скидок на
обстоятельства;
- достигнутое - не предел: на собственном примере показать ученикам, что
достигнутые ими знания и умения имеют дальнейшую перспективу.
Доступность. Воплощается только на практике. Для этого ученики должны иметь
физическую подготовку несколько выше предполагаемых нагрузок. Они должны
осознанно усваивать новые знания, а их нравственное сознание должно позволять им быть
действенным членом альпинистской группы. Главное - не второстепенные детали, а
уяснение основного.

15
Наглядность. Во время демонстрации нового приема, сопровождать его тремя
основными комментариями:
- первый - дать общее впечатление об изучаемом действии (к примеру, на скалах,
показать необходимость плавности движений - ящерица);
- второй - уяснение смысла движений, которые приводят к освоению приема;
- третий - обращать внимание на главное, показать необходимость соединения всех
деталей в единое целое. (Примечание: демонстраторов готовить заранее, демонстрацию
(репетицию на рельефе) должен проводить инструктор, наиболее хорошо знакомый с
приемами скалолазания, а суть комментария вычленить из общей массы сведений).
Прочность. Это основа задачи процесса обучения : не стоит учить, если ничего не
запоминается. Здесь должна быть установка на запоминание основного: - «Это важно! Это
следует запомнить!». Бороться со скукой на занятиях. Оптимальное количество нового не
должно превышать трети объема занятий, иначе пропадет усвояемость нового.
Повторение - широко распространенный прием, но и оно не безгранично. Качество
исполнения улучшается при повторении упражнения до 5-6 раз. Стабилизация качества -
через 10-12 упражнений. Увеличение ведет к ухудшению исполнения. Еще один важный
момент: развивать, а не натаскивать. Это значит, что все делать сознательно, с
пониманием начала и завершения приема. Нужно бороться за понимание.
Кратковременность пребывания в горах (в лучшем случае 30 дней в году) не
позволяет в равной мере реализовать эти принципы. И как следствие этого, наибольшее
внимание следует уделить принципу сознательности/активности, ориентируя участника на
самостоятельную работу по освоению пройденного материала, учитывая, что прочность
закрепления необходимых навыков достигается лишь многократным их повторением в
течение длительного времени. Методические особенности проведения занятий по от-
дельным разделам программы (частная методика) отражены в указаниях, предпосланных
каждой теме.
Следует иметь в виду, что в практике обучения альпинистов в предлагерный период,
широко используются различные подводящие и имитационные упражнения: привыкание
к крутизне, глубине (ошибочно соотносят к понятию - высота), равновесию, управление
веревкой при совместном движении и удержании сорвавшегося и т. п. При использовании
имитационных упражнений инструктор должен обращать внимание участников на
разницу выполнения имитационного упражнения и применения осваиваемого приема в
реальных условиях восхождения, чтобы не создавалось ложного представления о легкости
и безопасности.
Инструктор должен научиться в достаточно короткий срок определять степень
освоения участником программы обучения предыдущего этапа и направления ликвидации
обнаруженных пробелов. Этот процесс требует от инструктора большого внимания,
доброжелательности и такта как по отношению к проверяемому участнику, так и к своему
предшественнику-инструктору, независимо от того, имеется непосредственный контакт с
ним или нет. С этих позиций особо ответственной представляется характеристика,
даваемая инструктором ученику после завершения этапа обучения.
Безответственные, ограничивающиеся общими фразами, характеристики серьезно
затрудняют обучение, особенно на более высоком уровне, дискредитируют систему
обучения и подготовки и, конечно, самого автора такой характеристики.
Оценивая эффективность обучения и рост квалификации альпиниста, целесообразно
базироваться на следующих положениях:
- каждое занятие или восхождение должно что-то прибавить в знаниях обучаемого,
дать ему что-то новое. Инструктор в соответствии с содержанием занятия должен
убедиться, что эти положения реализуются;

16
- критерий квалификации альпиниста - личный опыт, умение планировать и
выполнять планы, принимать самостоятельные решения. Именно с этих позиций
инструктор должен прежде всего оценивать успехи участника, уметь подчеркнуть
функции коллектива в выполнении личных планов на различных этапах обучения;
- делать акцент на взаимоконтроле, взаимопомощи, взаимном исправлении ошибок.
Имея в виду, что учебные восхождения в программе обучения совмещаются со
спортивными, инструктору следует найти правильное соотношение между учебными и
спортивными элементами в процессе выполнения этой части программы, отдавая
безусловный приоритет учебным элементам и обеспечивая при этом максимум
самостоятельности в действиях участников.
Существует очень правильная разновидность приема обучения «делай как я». Но не
той, которую мы называем догматической. Здесь дело тоньше. Есть целый ряд технико-
тактических приемов, опыт в которых приобретается только на практике (книги здесь не
помощники – в них практически на эту тему нет ничего).
Речь идет о ситуационном обучении, обучении в процессе восхождения. В данном
случае подлежит рассмотрению то, чему инструктор должен научить, как бы за рамками
обязательной Программы. В большей мере это относится к этапам обучения СП, СС и
СМ. Переходя из одного учебного этапа в другой, разрядники должны получать
определенно новый технический и тактический опыт.
Горный рельеф при всей кажущейся однотипности, являет собой набор весьма
разнообразных задач для человека, поднимающегося к вершине. К примеру, почему набор
технических приемов лазания и способов страховки, примененный на только что
пройденном участке, не подходит к стоящей впереди стеночке, так похожей внешне на
только что пройденную? Почему на однотипном рельефе, но в разное время, надо
применять не только разные приемы передвижения, но и организовывать страховку?
Почему при переходе с одного вида рельефа на другой, на этой границе надо делать
усиленную точку страховки, против обычной? Решения подобных ситуаций, как правило
не найти в печатных изданиях. Это постигается опытным путем.
Именно этому должен научить своих учеников инструктор, создавая во время всех
восхождений необычные для них ситуационные задачи. И чем чаще инструктор прибегает
к подобной учебной практике, чем чаще ученикам приходится решать их по ходу
движения по маршруту, тем больший опыт будет накапливаться у них. Чем быстрее
альпинист сможет оценить изменение ситуации, чем скорее он сможет изменить технику
приемов, тем большее мастерство он продемонстрирует, тем большая безопасность будет
обеспечена, как личная, так и групповая.
В свое время на качество инструкторской работы очень влиял такой тактико-
методический прием при совершении любого восхождения с группой/отделением. В
прямой зависимости от умений участников, каждое предстоящее восхождение инструктор
делил на участки и поручал ученикам быть руководителем на своем участке. Причем,
распределение обязанностей начиналось с подготовки к восхождению еще в лагере:
оформление маршрутных документов, выписка, получение и распределение продуктов и
т.д. Каждый из «учебных руководителей» (так они вскоре стали называться) проводил
разбор действий своих и группы на порученном ему участке. Это была весьма полезная
практика инструкторской работы. С переходом к очередному этапу обучения «учебные
руководители» назначались уже не по участкам маршрута, а на все восхождение.
Конечно, подобная практика накладывала на инструктора дополнительную
ответственность и обязанности, но итог всегда имел конкретный результат – или ученик
умеет и ему можно впредь доверять более серьезные поручения, или он может быть
рекомендован лишь для восхождений определенно уровня и не может быть допущен к
более сложным восхождениям.

17
Признак мастерства – умение быстро (и правильно) изменить способ страховки при
изменении обстановки на маршруте.
Подобная практика инструкторской работы была присуща тому периоду, который
мы называем «учебный альпинизм». В те времена существовало утверждение, что не
только правильно выполненный технический прием, но и четкая тактика – это основы той
безопасности, которая так необходима при горовосхождениях.
Нужно прямо сказать, что утраченные принципы безопасной работы, как и
утраченное былое инструкторское мастерство – являются потерями первостатейного
порядка и сегодняшним инструкторам надо это все постигать самостоятельно. В большей
мере вопрос стоит не столько в том, чтобы знать чему обучать участников, а в том, чтобы
хоть как-то провести их по маршруту и самому еще уцелеть. Работая сегодня с
разрядниками, инструктору во многом приходится самообразовываться, учиться и думать,
постигая то, что называется опытом и динамическим стереотипом.
Пример. Одна из групп восходителей на Эльбрус, двигаясь со стороны ущ. Ирикчат,
поднялась к «Приюту», так ни разу и не связавшись в связки. Во время такого движения
один из участников группы провалился в трещину и, каким-то образом сумел
самостоятельно выбраться из нее. Конечно, при этом он получил множественные травмы.
На вопрос: «А вы связываться веревкой не пробовали?» - руководитель ответил: «А
зачем? Все трещины благополучно проходятся методом переползания».
Какой тут нужен еще анализ? Полное отсутствие опыта и знаний – все, что они
делали, было слишком нелогичным.
Когда эта группа шла по плато без связок, и у них участник провалился в трещину –
это, как бы одна ситуация. Но когда крутизна склона стала постепенно увеличиваться, то
и сложность ситуации стала возрастать – продолжая идти без связок, они уже ничем не
могли помочь сорвавшему участнику группы.
Еще один пример такого же порядка. На полпути между «Бочками» и «Приютом»
(восхождение на Эльбрус) участники двигавшихся групп легко перепрыгивали
небольшую трещину и шли дальше. На тропе появляются два иностранных альпиниста.
Остановившись около трещины и оценив ситуацию, они достали веревку, связались,
страхуя друг друга, перешли через трещину и пошли дальше. Их совершенно не смутило,
что все предыдущие люди не связывались веревкой. Они действовали в соответствии со
своим опытом и навыками, мы так решили – и все тут.
В вопросах страховки у каждого своя правда, но жизнь – одна. Так что на эту тему
можно написать еще не одну книгу.
Нелишне привести еще пример, правда, уже далеких времен, но столь
показательный, что временное расстояние не будет играть никакой роли.
Группой французских альпинистов, приехавших в «Узункол», руководил шеф гидов
студенческого общества FSJT Роббер Деспье, преподаватель Французской Национальной
школы альпинизма и горнолыжного дела в Шамони (на его счету уже было около 30
альпийских маршрутов 6 к.с.). В группе альпинистов был и личный ученик Деспье,
который готовился к поступлению в эту школу на курс гидов.
Эта двойка выбрала для восхождения еще не пройденную стену пика Шоколадного.
Это было не просто восхождение – это был продолжительный учебный цикл: начиная от
подножья стены. Деспье первым проходил очередной участок (бил крючья, навешивал
петли, прокладывал путь). В конце веревки Деспье организовывал себе спуск дюльфером
и спускаясь к напарнику по связке, выбивал все забитые им самим крючья, снимал все
снаряжение. Затем они менялись ролями – вперед уходил его ученик, но уже в роли
лидера связки. Затем к нему поднимался учитель, проходил еще веревку, спускался к

18
ученику и тот снова шел первым – и так они шли весь маршрут. Но задачу на каждой
новой веревке, Деспье ставил перед ним новую.
Смысл этого приема сводился к следующему: ученик, видя работу учителя, должен
был повторить прохождение каждой новой веревки в роли лидера связки. Но не просто
повторить, а показать свое видение маршрута, свое решение технических задач, показать
свои варианты движения.
Короткое резюме: при таком необычном стиле движения, двойка прошла маршрут за
один световой день, на маршруте они оставили всего два не выбитых короба (под
навесами), не оставили никакого (!) «бытового» мусора и очень удивлялись тому, что
советские альпинисты к тому времени не прошли эту прекрасную стену.
Вопросы безопасности должны пронизывать всю программу обучения и постоянно
находиться в поле зрения инструктора. Эти вопросы подробно разбираются в разделе
«Обучение безопасности». Здесь же следует подчеркнуть главный тезис - чтобы не было
аварий, не надо срываться! А для этого инструктор, показывая и объясняя любой прием
индивидуальной техники или взаимодействия, должен подчеркнуть, каким образом
обеспечить безопасность при его выполнении.
Основное условие безопасности - правильное и надежное выполнение приемов
техники передвижения. С самого начала обучения необходимо дать ученикам правильную
трактовку понятия скорости передвижения по маршруту. Скорость - это быстрое
чередование неторопливо и тщательно выполняемых приемов. Эта истина особенно
плохо доходит до скалолазов, занимающихся альпинизмом. Здесь придется сделать
небольшое отступление от основной темы и рассмотреть некоторые вопросы, связанные с
приходом в альпинизм спортсмена-скалолаза.
Альпинизм и скалолазание - два самостоятельных вида спорта. Нередко спортсмен
занимается и альпинизмом, и скалолазанием. У этих видов спорта есть точки
соприкосновения, но у каждого также есть и свои особенности. Казалось бы, одинаковые
устойчивые навыки могут быть перенесены из одного вида в другой. Но к чему это может
привести? Чтобы ответить на этот вопрос, надо определить основные качества, которые
вырабатывают альпинизм и скалолазание.
Характерной чертой и особенностью качественной подготовки скалолаза является
способность пройти определенный скальный маршрут в кратчайшее время. Маршрут,
выбранный и заранее подготовленный судьями и тренерами. При этом личную безопас-
ность ему обеспечивают судьи и тренеры.
Характерная же черта качественной подготовки альпиниста - его способность
самостоятельно обеспечить надежное и безопасное прохождение маршрута связкой. Более
того - обеспечить и подготовить путь для прохождения всей группы. Причем скорость
(время: минуты, секунды) движения непосредственной ценности не представляет.
Итак, приход в скалолазание альпиниста, не обуреваемого чрезмерным тщеславием,
приносит надежное, но более размеренное прохождение соревновательных скалолазных
маршрутов. Приход же скалолаза в альпинизм означает быстрое и красивое прохождение
маршрута и одновременно неумение обеспечить себе безопасность, ведь он уже привык к
тому, что это лежит на совести судьи, тренера. Более того, на скалолаза высокого класса
(в отличие от альпиниста) особое влияние оказывает фактор максимально быстрого
прохождения маршрута без боязни срыва. Он не должен бояться срыва! Он должен идти
на грани риска. Чтобы освободиться от «комплекса» надежности, он тренирует срыв,
падая и повисая на судейской веревке.
Безусловно, в тренировках альпиниста также есть элемент риска, грань риска. Но до
нее, как правило, альпинисты не доходят. Работать на грани риска в альпинизме опасно.
Даже на тренировке срыв на скалах недопустим.

19
Из всего сказанного следует сделать заключение, что большое количество сходных
технических приемов в альпинизме и скалолазании не является общей базой этих видов
спорта, между ними существуют принципиальные различия. Переход от скалолазания к
альпинизму требует от спортсмена глубокой психологической перестройки. Это
обстоятельство должно быть под постоянным контролем тренеров или инструкторов,
ведущих работу с такими спортсменами.
Высокая техника индивидуального лазанья и практически полное отсутствие
технических и организационных навыков обеспечения страховки у «бывших» скалолазов
таят в себе больше неприятностей, чем приход «тихоходного» альпиниста в скалолазание.
Но вернемся к основной теме разговора. Львиная доля времени (до 80%) на
альпинистском маршруте тратится на организацию движения и безопасности и лишь
остальное - на непосредственное перемещение участников. Поэтому резервы скорости
восхождения следует искать в безукоризненной организации движения с соблюдением
всех правил безопасности. Внимание инструктора на учебных занятиях и во время
восхождений должно быть постоянно обращено на соблюдение этого положения. Каждый
срыв участника независимо от его последствий должен оцениваться как чрезвычайное
происшествие. Каждое ЧП, малое или большое, должно подвергаться детальному разбору
с целью установления причин срыва и сделать выводы для дальнейшего обучения.
Изучая технику и приемы самозадержания, необходимо рассматривать эти приемы
не только как средство задержать уже начавшееся падение, но и как возможность
предотвратить его.
Техника и принципы взаимной страховки и самостраховки - наиболее ответственная
и сложная часть альпинистского образования. Это обусловливается как существом
вопроса, так и трудностями обучения: ведь здесь приходится обходиться в основном
имитацией и «теоретическими» соображениями. Срывы в реальных условиях
восхождения не так уж часты, и проверить себя «на практике срыва», к счастью,
приходится не каждому. Эта часть методики обучения более подробно рассматривается в
соответствующем разделе.
Тем не менее каждый альпинист должен ясно понимать сущность взаимной
страховки и самостраховки, представлять механику удержания напарника по связке при
срыве, уметь сознательно и аргументировано выбирать наиболее эффективный для данной
конкретной обстановки способ страховки. Должен иметь понятие об особенностях и
относительной надежности точек закрепления (крючья, петли и т. п.) на различных
формах рельефа. Отработка этих элементов должна проводиться на всех учебных
занятиях и восхождениях. Обучая приемам страховки, инструктор обязан внушить
участнику, что сознательное и умелое овладение этими приемами, постоянная готовность
к их применению в реальной обстановке восхождения - основа квалификации альпиниста.
Примером постоянной бдительности должен, безусловно, быть сам инструктор,
неукоснительно соблюдающий все меры безопасности.
Вопросы безопасности требуют серьезного самостоятельного изучения, выработки
самостоятельных навыков. Для этой цели каждому инструктору, тренеру, разряднику
рекомендуем внимательно прочитать книги: В. К. Винокуров, А. С. Левин, И. А.
Мартынов «Безопасность в альпинизме» (Москва, ФиС, 1983); И.А. Мартынов,
А.И.Мартынов « Безопасность и надежность в альпинизме» (Москва, СпортАкадемПресс,
2003).
На старших этапах обучения все более пристальное внимание следует уделять
формированию взаимоотношений и взаимодействия в учебном или спортивном
подразделении. Несмотря на временный характер, каждое учебное отделение или

20
спортивная группа должны рассматриваться как единый коллектив, объединенный общей
целью не только на занятиях или восхождениях.
Слаженность коллектива, взаимопонимание, взаимная помощь и дисциплина - осно-
вы как спортивных достижений, так и безопасности альпинистского мероприятия в целом.
Роль инструктора в «сколачивании» такого коллектива трудно переоценить. Здесь должны
быть использованы все возможности: подготовка к восхождениям и походам, сбор
информации, разработка и оформление маршрутной документации, составление так-
тического плана восхождения, распределение обязанностей в группе. Вся эта работа
проводится участниками самостоятельно, но обязательно под наблюдением и под
руководством инструктора, с максимальным поощрением инициативы участников.
Для инструктора очень важно умение лаконично, просто и интересно излагать
учебные вопросы, делать сообщения на разборах. Одинаково нежелательны как длинные
сухие лекции, так и вульгарные побасенки в погоне за дешевым авторитетом рубахи-
парня. Лучшей формой является доверительная беседа, иллюстрируемая примерами из
личной практики, на хорошем, чистом языке, без модных жаргонных терминов. Очень
трудно научиться укладывать свою беседу в заданное время. Поэтому она должна заранее
готовиться и даже (особенно в начале инструкторской деятельности) репетироваться. В
тоже время следует помнить, что непрерывное пользование конспектом отнюдь не
способствует повышению авторитета инструктора. Наряду с внимательностью и
доброжелательностью к участникам инструктор должен быть нетерпим к каждому на-
рушению порядка или дисциплины и этических норм.
Результаты спортивных достижений и деятельности альпиниста фиксируются им
самим. Оценка трудности и обстановки восхождения строится на личных впечатлениях
его участников. Непосредственный контроль со стороны судей, тренеров и зрителей
практически невозможен. Именно поэтому главная задача инструктора - приучить своих
воспитанников к объективности и самокритичности. «Посеешь поступок - пожнешь
привычку, посеешь привычку - пожнешь характер, посеешь характер - пожнешь
судьбу!» В этом изречении вся суть воспитательной работы.
Умение соединить в одном лице командира и товарища приходит к инструктору не
сразу, но помнить о разумном соотношении этих сторон в инструкторской деятельности
нужно всегда. Спортивная квалификация инструктора во многом укрепляет его авторитет
в глазах участников. Но нужно стараться, чтобы эта квалификация проявлялась, прежде
всего, в действиях инструктора, в безукоризненном показе технических приемов, в
уверенном и надежном поведении во время походов и восхождений, в умении твердо и
непринужденно выполнять свои командирские обязанности. Во всяком случае, ин-
структор, непосредственно работающий с участниками, должен (в отличие от других
видов спорта) показывать спортивный результат по меньшей мере равный тому, который
он ожидает получить от своего ученика. Прежде всего, это значит, что инструктор должен
быть способным совершить восхождения соответствующей категории сложности вместе
со своими учениками и во главе учебного подразделения.
Следует остановиться на работе старшего инструкторского звена - командиров
отрядов.
Особо ответственной функцией командира отряда является руководство
инструкторами-командирами отделений. Здесь очень важно определить меру
самостоятельности каждого инструктора персонально, применительно к его спортивному
и педагогическому опыту. Командир отряда обязан повседневно направлять и
контролировать работу командиров отделений, особенно тех из них, которые только
начинают свою педагогическую деятельность, соблюдая при этом максимум
доброжелательности и такта, уметь вовремя обнаружить и исправить ошибки
инструктора, не уязвляя его самолюбия и не дискредитируя его в глазах участников. В то
21
же время он обязан проявить необходимую требовательность, и даже жесткость по
отношению к ленивым и недобросовестным инструкторам.
Все учебные и не учебные вопросы, касающиеся отделения и персонально его
участников, должны решаться через/или с привлечением командира отделения, а в
сложных ситуациях и командира отряда. Для оперативного и гибкого руководства
отрядом целесообразно систематически проводить короткие разборы учебных циклов,
совмещая их с установочной беседой на последующий цикл, добиваясь единообразия в
понимании и трактовке обсуждаемых тем или учебных задач.
Проведение вводных бесед по учебной тематике командир отряда планирует в
начале смены, поручая их командирам отделений и в крайнем случае стажерам. Этим же
планом определяются и демонстраторы технических приемов для иллюстрации этих
бесед. Таким образом обеспечивается возможность заблаговременной подготовки и даже
репетиции занятий. Наиболее ответственные беседы командир отряда проводит сам, но с
обязательным присутствием командиров отделений.
Особое внимание командир отряда обязан уделять плотности занятий, добиваясь
максимальной интенсификации учебного процесса и использования всех возможностей, в
частности второй половины дня для проведения практических занятий. На старших этапах
обучения такой прием при наличии достаточной предлагерной и теоретической
подготовки может не только компенсировать пробелы, возникающие из-за плохой погоды,
но и позволит использовать сэкономленное время для восхождения.
Эффективность работы отряда в значительной мере зависит от совместных
коллективных усилий инструкторов и участников. Создание делового, доброжелательного
тонуса в коллективе - первая и наиболее ответственная задача командира отряда.
Единомыслие в широком смысле этого слова, взаимопомощь, организованный обмен
опытом, сохранение хороших традиций, постоянная работа над повышением педагогичес-
кой и спортивной квалификации - вот признаки здорового и сильного инструкторского
коллектива.

Комментарии (3)

Всего: 3 комментария
  
#1 | Анатолий »» | 03.08.2012 20:19
  
3
Полностью книга "В ПОМОЩЬ ИНСТРУКТОРУ АЛЬПИНИЗМА" в PDF - расширении, с иллюстрациями:

В ПОМОЩЬ ИНСТРУКТОРУ АЛЬПИНИЗМА

Предупреждаем! Файл долго загружается! (более 9 мегабайт)
Будьте терпеливы!
  
#2 | Андрей Рыбак Администратор »» | 03.08.2012 20:42 | ответ на: #1 ( Анатолий ) »»
  
0
Спасибо, дело хорошее. Инструктора нужны. =)
  
#3 | Анатолий »» | 03.08.2012 20:46 | ответ на: #2 ( Андрей Рыбак ) »»
  
2
Да! И мне кажется нужно прочитать и не только инструкторам альпинизма, а и просто альпинистам.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU