Поиски останков погибших в лавине на "сковородке" под пиком Ленина в июле 1990 года

13 июля 1990 года в 19:45 в результате землетрясения на склоне пика Ленина произошел гигантский снежно-ледовый обвал, уничтоживший высотный лагерь №2 (5300 м, «сковородка»). Размер сошедшего снежно-ледового склона составлял около 1 км вверх по склону и шириной около 1.5 км. Только двоим обитателям этого лагеря удалось спастись. Сорок три человека погибло, 25 из них - из Ленинграда, это была команда молодых альпинистов готовившихся к восхождению на Эверест в 1991 году. В спасательных работах, проводившихся более 2 недель было обнаружено только 3 тела (сразу же в первый день). Остальные были видимо сметены сошедшей лавиной в ледопад и погребены под многометровой толщей смёрзшегося снега и льда. Подобной по масштабом катастрофы в горах до этого не происходило. Это случилось в пятницу...

В 2007 году после многолетнего интенсивного таяния ледника на его поверхности стали обнаруживать останки погибших. В том же году найденные останки были захоронены у мемориального камня (установленного в 1991 году на поляне в верхней части течения речки со стороны Международного альпинистского лагеря).


13 июля 2009 года из аэропорта «Пулково» вылетел самолёт, доставивший в Ош небольшую команду для поиска и захоронения тел погибших в той лавине. Участвовало в этой поездке 7 человек. Самому молодому из нас 51 год, самому старому - 63.


Работа предстояла непростая, психологически и эмоционально тяжёлая. Возможно поэтому желающих выполнять её не оказалось среди более молодых альпинистов... Большинство из нас - в прошлом КМС-ы, инструкторы, спасатели, двое - «снежные барсы», 3 кандидата наук и один доктор, профессор университета. Четверо из нас длительный период не выезжали в горы.

Лёша Корень

Среди нас - Лёша Корень один из двоих выживших в той катастрофе. В тот год он в седьмой раз поднимался на пик Ленина. Он был один в палатке, стоящей на краю лагеря у склона в. Раздельная. Ударной воздушной волной его выкинуло из спальника и палатки, и он пролетел вместе с лавиной около 600 метров, получив лишь ушибы спины; лавина кидала его гнула на излом и последнее, что ему запомнилось - падение с серака высотой метров 25... Один, без обуви, он начал спускаться, обнаружил в сумерках и вытащил из-под снега ещё одного уцелевшего альпиниста из Чехословакии, намотал ему и себе на босые ноги обрывки одежды и, разбросанные повсюду. Всю ночь в темноте они спускались по леднику к лагерю №1, который светился огнями - там, в припорошенном снегом от сошедшей лавины лагере, уже готовилась спасательная операция...


Организовала эту поездку ФА Санкт-Петербурга во главе с Олегом Капитановым, ответственный секретарь федерации Виктор Леонов возглавил нашу команду. Он решал все вопросы по организации поездки и поиска спонсоров (в числе которых был и он сам). Компания «Аксай - Трэвэл» (г. Бишкек, Кыргызстан) любезно предоставила нам свои услуги по размещению (в Оше, Ачик-Таше и лагере №1 на 4500 м), питанию и доставке в Ачик-Таш и обратно.

Лагерь «Аксай - Трэвэл» в Ачик-Таше

14-го июля вечером мы приехали в Ачик-Таш, в лагерь «Аксай - Трэвэл». Нас там уже ждали. К нам подошёл сотрудник-гид Виталий Акимов и мы договорились, что он нам покажет место, где в прошлом году были им были обнаружены 2 вытаивавших изо льда тела.


Вертолёт


Наутро выяснилось, что будет вертолёт за приболевшим поляком и он подбросит наш рабочий груз до лагеря №1. В вертолёт вместе с грузом взяли только троих наших - Лёшу Корня, Виктора Сопунова и Володю Полищука. Они разгрузили нашу поклажу в предоставленные палатки и первые из нас ощутили высоту - как-никак перелёт был с 3700 м. на 4500 м., сходили в леднику, сообщили по связи нам, что там снега по пояс и поиск пока невозможен, и к вечеру спустились в Ачик-Таш. Пришли они в лагерь очень уставшие, ещё бы - в первые сутки оказаться заброшенными на такую высоту. Одному из них повезло, проезжавшее мимо попутное «конное такси» за 1000р. предложило ему подбросить до нижнего лагеря, чем он с удовольствием и воспользовался.


Первые 3 дня - с 15 по 17 июля мы готовили место захоронения и для акклиматизации ходили до луковой поляны и перевала. Стояли солнечные жаркие дни и на леднике снег уже растаял.

Вид на пик Ленина с перевала

18 июля четверо из нас - Лёша Корень, Витя Сопунов, Володя Полищук и я - вышли для работы на ледник, а Витя Леонов, Саша Петленко и Саша Головин остались доделать место захоронения и оформить у местных районных властей выделение 1 га земли для мемориального кладбища и разрешить захоронение именно в этом месте у памятного камня. Формальности, но Киргизия - уже другое государство и все подобные дела требуют официальных разрешений. Накануне вылета в Ош у нас на руках были официальные бумаги от правительства Киргизии с обещаниями содействия и помощи (добытые по просьбе и при участии председателя Совета Федерации Сергея Миронова, однокашника Виктора Сопунова по Горному институту).

Санёк Качесов, Лариса Ким и Хуан Валеньюс


На подходе к лагерю лагерь №1 на 4500 м. нас встречали, гид (портер) Аксай-Трэвэл - Санёк Качесов из Усть-Каменогорска - помог поднести мой рюкзак. На подход к лагерю я потратил примерно 6 часов. В принципе, дошёл неплохо, ведь это был 4-й день в высокогорной зоне, но, когда мне Санёк предложил помощь, я не смог отказаться. Так всегда бывает: впрягёшься и не замечаешь что вымотался, пока кто-нибудь не предложит передохнуть. (а передохнУть - всяко лучше, чем передОхнуть...) Да и в горах давненько не был. Говорят, что организм забывает о высокогорных особенностях, и чем дольше там не бываешь, тем тяжелее происходит адаптация.


Рустам Раджапов (где же мы виделись?)


У палаток в лагере нас встретил парень (комендант лагеря), сильно напоминавший мне кого-то и голосом и внешне. Представился Рустамом и я сразу ему сказал, что где-то раньше его видел и общался с ним, вот только не помню где. Он тоже подтвердил это и тоже перечислял - где же. Так мы первый вечер и на следующее утро друг друга спрашивали: там ли, а может там?.. Но с каждым разом я чувствовал, что с этим человеком что-то связано у меня, а вот что - никак не вспомню. И только вечером, когда мы вернулись с первого дня работы на леднике, он встретил нас и ещё издали крикнул - «Зиндон, 1987 год, помнишь? Мы тогда на пике Высоцкого на 5Б в двойке попали в аварию, сорвался мой напарник, Марат» Тут я его сразу вспомнил, - это же Рустик и его напарник Маратик и были те двое с ташкентских сборов Эльчибекова, что тогда попали в историю!.. Радости было - через край! Мы обнялись и я стал расспрашивать его о их ребятах, что мне запомнились тогда. Выяснилось, что двойка парней их Ферганы - Володя Плахотный и Фридрих Гоффард- с кем я общался из эльчибековцев, 4 августа этого же года, то есть через пару недель после их отъезда из Зиндона, погибли в лавине вместе с Смирновым Геной (г.Самарканд), Сарафанкиным Юрой (г.Чирчик) и Быковым Борисом (г.Ташкент) на тренировочном восхождении на пик Орджоникидзе производя забросу грузов перед участием в чемпионате СССР в классе траверсов. Восемь человек было унесено лавиной и только троим из них удалось спастись, в числе везучих был и Рустам, пролетевший в лавине ~ 600 метров. Уже по возвращении в Ош на базе мы встретились с Андреем Студениным (из последнего состава команды САВО Ерванда Ильинского), который тоже был там под пиком Коммунизма в то время, и он рассказал в долгой ночной беседе о той трагедии, - они тоже должны были выйти на тот маршрут, но отказались из-за его высокой лавинной опасности, а эльчибековцы - пошли... А тогда, на пике Высоцкого срыв произошёл в самой верхней части стены, Марат сильно травмировался, пролетев около 40 метров, а Рустам тоже ударился каской при его задержании, но поднял его к себе на станцию, оказал помощь и вызвал спасотряд. Тут же начались спасработы и группа эльчибековцев вышла к ним через вершину. Спасработы проходили силами ташкентских сборов и нас не привлекали к ним. Только так получилось, что мы на следующий день должны были выходить на Сарышах и, встав затемно рано утром, я узнал от таллинского начспаса, что он отдал обещанную нам для выхода ракетницу группе из Таллина и, ничего не объясняя, предложил нам на ломанном спать дальше. Все улеглись, а я, будучи руководителем не случившегося выхода на гору и уже приготовивший завтрак ребятам, сидел у костра и горевал. Тут к костру подошёл радист сборов Эльчибекова, я напоил его чаем и накормил, мы с ним разговорились. Он всё время был на связи, так как прямая радиосвязь пострадавшей группы и спасателей была затруднена и он транслировал информацию (маршрут находится в левом Зиндоне, а спасатели поднимались из правого). Так я стал свидетелем той спасаловки и кое-что даже в деталях помню... Рустик был всю ночь на связи и опекал Марата, так проходило наше «заочное» общение, впрочем, мы с ними общались и раньше, ещё на забросках грузов с низу к лагерю у озера Большое Алло, как и с теми двумя ферганцами. Эльчибеков тогда ещё привез группу американским альпинистов, с которыми тоже было интересно пообщаться... Сидим с радистом на связи, разговариваем, переживаем за ребят, костёр уже потух, солнце взошло, мои ребята дрыхнут в палатках и тут неожиданно раздаётся сильный хлопок, я вскакиваю и вижу над пиком ВЭИ ракету от «нашей» ракетницы, поднимаю наше отделение - и мы бегом на «свои» спасы к группе таллинцев (так как мы были собраны на гору, то нашему отделению выпало снимать пострадавшего,- но это уже другая история). Возможно той ракетнице была судьба сработать в то утро и так случилось, что это произошло не в нашей группе, впрочем - кто знает?.. К вечеру, когда мы спустили пострадавшего в лагерь, эльчибековцы тоже спустили Марата. Вот так мы и «породнились», что ли. А в памяти всё это осталось ярко, отчётливо и остро. В общем, не передать словами как я был рад снова встретить Рустика! А он за эти годы уже взошёл на Эверест, совершал другие восхождения в Гималаях, был на Мак-Кинли, а в прошлом году - трижды поднимался на пик Ленина и дважды на Хан-Тенгри, работая гидом.

Вот так встреча !

В первый день нашего пребывания на леднике случилось ещё одно долгожданное событие - был открыт летний сезон восхождений на пик Ленина - взошёл первый в этом сезоне человек. Им оказался француз Винсент (Henaff Vincent), ски-альпинист, инструктор горного спецназа Франции. Взошёл он на лыжах, до этого предварительно 2 недели делал попытки, но постоянно валящий снег не дал ему их закончить с успехом. Вообще, у нас была многоликая, разно говорящая (изъясняющаяся на кривом английском языке), но очень дружная и общительная компания,- кроме нас тут были испанцы, иранцы, швед, швейцарец, немец...

Винсент (Henaff Vincent)

Наша работа на леднике была проведена в течение 4-х дней. На леднике мы нашли то, за чем приехали туда. В этом нам очень помог Виталик Акимов. Было сделано немало находок. Ледник открыл россыпи предметов сброшенных лавиной с лагеря на «сковородке». Леша Корень нашёл обрывки ткани от своей палатки, на следующий день - ледобуры собственного изготовления, карабины и свои кошки (которые тут же надел на ботинки), - и всё это в хорошем состоянии! Но большая часть предметов, что мы нашли, была переломана или разорвана: обломки разных стоек от палатки, остатки ботинок, остатки одежды, верхние части айсбайлей, карабины, системы, самостраховки, фотоаппарат, посуда, валенки... Найдены паспорт и записная книжка гражданина Германии Шванд Ральф (информация об этом передана русскоязычному жителю Берлина, который подошёл к нам из соседнего лагеря). В первый день мне удалось извлечь изо льда жетон спасателя №9262, по которому вскоре был установлен его владелец. Им оказался Голубев Владимир. Находившиеся тут же останки можно было уже считать идентифицированными. Находка эта случилась настолько неожиданно, что вызвала у меня шок и целую бурю эмоций! Такой вот «подарок судьбы»...

Ледник

В течение 3-х дней мы занимались этой работой и на 3-й день отправили груз на лошадях в Ачик-Таш, где его приняли и захоронили. На четвёртый день провели завершающий осмотр ледника и обнаружили ещё останки и вещи. В той части ледника, в правой нижней, непосредственно под склоном пика Раздельный, где мы работали не было оставлено на поверхности практически ничего. Выше на ледовых сбросах и далее вверх на верхние ступени ледника мы не поднимались. Те места представляют собой сильно разломанный ледопад с множеством трещин, местами закрытых снежными пробками. Искать в тех условиях практически невозможно и небезопасно. Поэтому руководителем было принято решение после окончательного осмотра ледника на 5-й день спускаться вниз с последними нашими находками.

Работа

Вообще, сама по себе эта работа, по-моему, должна проводиться каждое лето. Надо регулярно осматривать эту часть ледника (раз в три дня, хотя-бы, в зависимости от количества регулярно выпадающего и таящего снега) и при обнаружении останков незамедлительно провести их извлечение. Ситуация с ежедневно посещающими это место грызунами (видимо, ласки, или куницы) заставляет действовать именно так. Оставленные на поверхности ледника в прошлом году два тела к нашему появлению там в этом году были практически растащены по леднику в виде мелких фрагментов. Активное поведение грызунов мы обнаружили и в завершающий день на леднике - мы увидели как по свежему снегу с морены вверх тянулись несколько цепочек их следов... Эти следы уходили в пустоты снежных пробок, закрывших трещины в самой верхней части, непосредственно у ледопада. Видимо там, в глубине ледника они нашли ещё что-то.

Ледопад

Уходили мы вниз из гостеприимного лагеря с горьким чувством расставания с нашей дружной компанией. Уходить не хотелось. Работа была сделана не вся - внизу ещё предстояло произвести захоронение и привести его в надлежащий вид... И чем дальше от лагеря я спускался, тем тяжелее было от ощущения, что всё закончилось: и наша работа, и общение с друзьями и просто прекрасными людьми в верхнем лагере, какое-то чувство - будто навсегда потеряно что-то важное; но всё же я чувствовал, что что-то хорошее уносил в своём сердце...

Проводы

На следующий день мы провели захоронение своего груза и постарались оформить это место как можно лучше.


А на следующий день мы пошли на пик Петровский (4900м.), но я не дошел до вершины, разболелась голова,- сказалась накопившаяся усталость и физическая, и эмоциональная (ни одного полноценного дня отдыха у нас практически не было в течение 12 дней).

Прощальный вечер

А на следующий день - мы уже поехали в Ош, где провели весь следующий день, сходили по традиции на Сулейманку и ночью сели в обратный самолёт.


В конце своего рассказа хотелось бы отметить очень радушное и доброжелательное отношение ВСЕХ, кто встречался нам, был с нами рядом. Всегда чувствовалась и оказывалась поддержка и понимание. И в верхнем и нижнем лагере к нам с любопытством подходили люди, узнавшие от кого-то для чего мы тут находимся, просили сфотографироваться всех с ними...


А по возвращении домой ко мне пришло ощущение, что эта поездка стала едва ли не самым важным событием за многие последние годы в моей жизни.

Сергей Мухин

Источник: http://djailyk.ru




+++

СПАСИБО РЕБЯТАМ!

Комментарии (5)

Всего: 5 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 02.08.2012 20:21
  
2
Из Киргизии пришло известие: ледник, убивший в 1990 году почти полсотни альпинистов, начал таять из-за глобального потепления. И спустя двадцать лет он отдал останки погибших тогда на склоне людей. Но несчастные, большинство из которых ленинградцы (23 человека), не могут обрести покой. Киргизские альпинисты не знают, что делать с телами. Они обратились за помощью к “МК в Питере”.

Куски найденной одежды

Письмо в редакцию прислал директор Федерации экстремального туризма и альпинизма Киргизии Владимир Боголюбов. Он рассказал, что в этом году на склонах пика Ленина были обнаружены фрагменты четырех тел.

— Но мы не можем их похоронить без согласия родственников, — сообщил Владимир Боголюбов. — Вдруг кто-то хочет забрать тела на родину? Тогда нужно передавать эти фрагменты в морг...

В итоге человеческие останки никто не собрал и не предал земле. Фактически их оставили на растерзание горным хищникам. Вряд ли что-то сохранится до следующего года.

— Погода позволяет собирать их только пару недель в августе. В прошлом году из-за революции нам было не до того. В этом тоже не получилось, — говорит Владимир Боголюбов.

Отпускаемые ледником тела невозможно опознать визуально: это страшные почерневшие мумии. Десятки лет они были заморожены, а потом лежали на склоне горы под солнцем. Чтобы их идентифицировать, необходимо проводить ДНК-экспертизу. В Киргизии нет нужного оборудования. Фрагменты тел пришлось бы везти в Россию, а для этого необходимо разрешение на уровне МИД обеих стран. В такой ситуации рассуждать об индивидуальных захоронениях — значит, просто тянуть время.

Предчувствие беды

Во времена СССР это была самая масштабная трагедия по числу погибших в истории альпинизма. В пятницу, 13 июля 1990 года, тысячи тонн снега и льда за считаные секунды перемололи 43 человека. О трагедии на Памире говорили во всем мире. Советское правительство выделило вертолет и деньги для проведения поисково-спасательной операции. Три недели альпинисты перекапывали ледник, но, кроме четырех тел, обнаруженных в первый же день, никого не нашли.

По одной из версий, в тот день китайцы проводили подземные ядерные взрывы. Испытания спровоцировали землетрясение в Афганистане; когда колебания дошли до Памира, с пика Ленина сорвался гигантский ледник. Лавина шла 1,5-километровым фронтом. И стерла с лица земли альпинистскую стоянку, расположившуюся на высоте 5300 метров, на широкой площадке. Это место называлось «сковородкой» и считалось самым безопасным на маршруте.

Для ленинградцев поход был отборочным испытанием перед восхождением в Гималаях. В тот год открылись границы, и альпинистам разрешили выезжать за рубеж не только в составе всесоюзной сборной, но и клубными командами. На пик Ленина собралась элита городских альпсекций — мастера спорта и кандидаты в мастера. С собой они взяли лучших молодых перворазрядников.

Пик Ленина не считается у альпинистов технически сложным маршрутом. Чтобы подняться, не нужно карабкаться по отвесным скалам. На этом восхождении скорее проверяются выносливость и психологическая устойчивость.

Практически тем же составом ленинградская команда покорила пик Ленина зимой. В феврале 1990-го, в морозы, поднялись на вершину. Восхождение прошло благополучно. А в этот раз спортсмены словно предчувствовали беду.

— Спустя несколько дней после схода лавины мне пришло письмо от Алексея Русяева. Он отправил его из нижнего лагеря, который был на высоте 4300 метров. Леша писал: «Что-то Ленина не идет в этот раз. Поднимемся до „сковородки“, посушим вещи и пойдем обратно», — рассказывает известный петербургский альпинист Александр Одинцов, принимавший участие в первой спасательной операции.

Алексей Русяев был одним из руководителей восхождения. Друзья звали его Руссо. Вспоминают о нем как об уникальном человеке, большом выдумщике и умнице. Он был похож на Боярского — те же знаменитые усы. На улицах у Русяева просили автографы.

Мемориальная доска на месте трагедии

Примечательно, что он... не должен был идти в поход на пик Ленина.

— В это время в другом месте Памира проходил чемпионат Союза по альпинизму в техническом классе. Русяев неоднократно возглавлял нашу команду. А в тот раз из-за стечения обстоятельств капитаном стал молодой парень. В итоге Леша не поехал на чемпионат, а отправился «на высоту», — вспоминает Одинцов.

Будто сама судьба подтолкнула Руссо. Друзьям Алексей однажды сболтнул, что гадалка предрекла ему жить только до 38 лет. Так и случилось. До своего дня рождения он не дожил полутора месяцев. Сейчас в Волгограде живут гражданская жена Русяева, на которой он так и не успел жениться, тоже альпинистка, и их дочь.

Руссо был из альпинистской секции Горного института. А большинство участников похода — хоть и знакомые, но все-таки не близкие. Поэтому Русяев позвал с собой двух друзей — Константина Кислова и Николая Калюкина. Последний был Алексею почти как брат. Калюкин рано лишился родителей и был частым гостем в семье Русяевых. Так что 13 июля мама Алексея потеряла сразу двух сыновей.

Ботинки спасли жизнь

Среди участников той экспедиции выделялся Владимир Балыбердин — первый советский покоритель Эвереста. С ним шли его друг Борис Ситник со своей девушкой Еленой Ереминой. Когда дошли до «сковородки», еще было светло, и опытный Балыбердин решил подняться выше. Ситник не собирался ползти за ним, но начал распаковывать рюкзак и обнаружил, что у него закончился газ для горелок. Пришлось пойти с другом. Девушку Борис взял с собой, но она быстро вернулась в лагерь, так как ей стало плохо. Когда обрушился ледник, Борис Ситник и Владимир Балыбердин выжили. Лавина обошла их стороной. А на следующий день нашли тело Елены.

— Через два дня Балыбердин уехал, отправился на пик Коммунизма. Он сразу сказал, что искать живых бессмысленно. Ситник, да и многие другие альпинисты не поняли его. Но в итоге он оказался прав, — отметил Одинцов.

В ленинградской команде было еще несколько счастливчиков. Они отстали от основной группы и в тот вечер были в нижнем лагере.

Выживший под лавиной Алексей Корень

— Жизнь еще одному участнику команды 90-го года Сергею Голубцову спасли ботинки, — рассказывает Александр Одинцов. — Годом ранее в сборах на Памире Сергей поругался с ребятами, в сердцах собрал вещи и улетел. Но у него были отличные альпинистские ботинки. Их Голубцов отдал оставшемуся на сборах другу. И когда на следующий год Сергей собрался на пик Ленина, ему пришлось надеть первые попавшиеся ботинки. Они стерли ему ноги. И до «сковородки» Голубцов не дошел. Он потом целовал эти ботинки, которые ему жизнь спасли!

Позже других на пик Ленина по разным причинам прилетели еще четверо участников группы. До 13 июля они не успели акклиматизироваться и не стали подниматься со всеми. Двое из них — Александр Глушковский и Владислав Мороз — сейчас руководят крупной фирмой, торгующей одеждой и снаряжением для альпинистов. Они помогают организовать экспедиции памяти на пик Ленина для родственников погибших товарищей.

В память о них эти четверо счастливчиков осенью 1990-го все же поднялись на гималайский восьмитысячник Чо-Ойю. С ними шли еще несколько человек, в том числе единственный из ленинградцев, выживших на «сковородке», — Алексей Корень.

Спасение ради лимонада

В 1990-м Кореню было 35 лет. На пик Ленина он поднимался уже не первый раз.

— 10–11 июля шел снег. Даже на Луковой поляне, где обычно зеленая трава, намело сугробы по колено, — вспоминает Алексей Корень. — А потом весь этот снег, выпавший в горах, на нас и свалился. Может, если бы не он, то уцелело бы больше людей.

В пятницу, 13-го, вышло солнце, и небо было чистое. Питерские альпинисты начали подъем. С ними вместе шли друзья-болгары. Но на полпути те устали и остановились на ночевку ниже наших. Это спасло их.

— Еще встретили нескольких чехов, у которых гидами были два англичанина. Они поставили палатки на траверсе. Я предупредил их, что там опаснее, чем на «сковородке», до которой оставалось всего полчаса ходу. Но у чехов уже не было сил, — рассказывает Алексей. — Они потом видели, как лавина снесла наш лагерь...

Примерно к семи вечера группа добралась до «сковородки». Большинство ленинградцев остановились в центре этой площадки. А Корень занял палатку чуть на отшибе. Там же с ним должен был ночевать Юрий Рыбаков. Но он ушел ужинать к друзьям. И больше уже не вернулся.

— Меня тоже звали. Но я не успел. Кажется, уснул. Лежал в спальнике в палатке, на горелке варил компот и задремал, — объясняет Корень.

И вдруг неведомая сила выбросила Алексея из палатки, стащила с него спальник и завертела в воздухе. Несколько секунд крутило и ломало, подкидывало ввысь, волокло по снегу...

— Я начинал задыхаться, но успел сложить руки перед лицом, прикрыв его как маской, — говорит Алексей и показывает, как спасался от удушья. — Меня то сдавливало, то растягивало на шпагат.

Протащив тело 600–700 метров, лавина наконец сбросила Кореня с уступа и отстала от него. Вся спина Алексея была сплошным синяком. Он отбил живот, приземлившись на него. Голова гудела: сотрясение мозга...

Придя в себя, альпинист огляделся. Неподалеку барахтался в снегу молодой парень. Это был второй выживший в той катастрофе — словак Миро Грозман. На «сковородке» он жил в палатке с еще пятью друзьями. Они все погибли. Миро по пояс закопало в снег. Алексей помог ему выбраться.

— Я тогда еще думал, что лавина зацепила лагерь только с моей стороны, а основную часть не тронула. Но словак сказал, что их палатка стояла в центре. Тогда я понял, что все гораздо серьезней, — вспоминает альпинист.

Англичане, которых Алексей звал с собой на «сковородку» с опасного траверса, потом рассказывали, как погибали альпинисты. Человек двадцать пытались спастись. Они увидели лавину и хотели убежать. Но бежали не в ту сторону — кинулись к скалам, под лавину.

Миро и Алексей оказались почти раздеты. В сумерках они собирали разбросанные вокруг вещи. Нашли пару карематов — надувных матрасиков, металлизированную ткань, которая сохраняла тепло. Миро откопал почти целую палатку. В ней «робинзоны» и переночевали под отвесной стеной. Рядом из снега торчали ступни испанца. Скорее всего, он был мертв. В любом случае откопать его было нереально. На следующий день у альпинистов ушло три часа, чтобы с помощью ледорубов высвободить тело.

— А я еще нашел чьи-то рукавицы. Хотел на ноги их натянуть, но не получилось — надел на руки. Они у меня до сих пор где-то лежат, зимой их ношу, — говорит счастливчик.

Утром до нижнего лагеря добежал один из чехов, видевших конец «сковородки». Началась спасательная операция. Тем временем Алексей и Миро сами пытались спуститься вниз.

— Двадцать-тридцать метров спускались, потом на ковриках сидели, растирали ноги, чтобы не обморозить их. В носках же шли. Мои в итоге полностью стерлись, вместо подошвы одни дыры остались, — рассказывает Алексей.

Словак вскоре сдался и сел ждать помощи. К вечеру его нашли спустившиеся со своей стоянки Балыбердин и Ситник. А Алексея подобрали шедшие навстречу ребята из нижнего лагеря.

— Помню, как в лагерь брел. Знал, что где-то там у нас есть четыре бутылки лимонада. Ради них и шел. Есть не хотелось, а пить — очень, — улыбается Корень.

На следующий день счастливчика вертолетом отправили в больницу в Ош. Вечером в программе «Время» сообщили, что на пике Ленина погибли все альпинисты, попавшие под лавину. И, как назло, в те дни в Киргизии было неспокойно, телефонная связь почти не работала. Главврач больницы помог Алексею дозвониться до дома, где уже целый день его считали погибшим. Для жены он буквально вернулся с того света.

Не так давно Алексей Корень снова ездил на пик Ленина. Собирал останки погибших и вытаявшие вещи. Среди прочего нашел и свое снаряжение.

— Мои «кошки» снег вернул. Надел их на ноги — и как раз по размеру оказались. Нашел свой ледовый крюк и жумар (приспособление для подъема по вертикальным перилам. — Прим. авт.). Сам же их делал — как не узнать... Вот и ручка моя, и веревочка. Швы на ней мои, и еще один слой подложен у крепления, чтобы она не стерлась, — поясняет Алексей и показывает ценности, которые ему отдал ледник. — Почистил, немного распрямил где надо, и как новые — хоть сейчас с ними в горы.

После случившегося Алексей не бросил свое увлечение. Страх не отвратил от гор:

— Если бы это я был виноват, тогда бы переживал. А там была стихия. От меня ничего не зависело.

Узники ледника

С 1990-го ледник сполз почти на километр и подтаял. Первые сообщения о показавшихся на поверхности человеческих останках и вещах появились в середине двухтысячных. В 2007-м на пик Ленина была организована первая поездка для сбора останков. Ею руководил сын одного из погибших альпинистов Петр Щедрин. Затем было еще несколько подобных экспедиций. Из вещей поисковики находили шапочки, носки, ботинки, обрывки курток и рюкзаков своих товарищей.

— В 2008-м мы организовали экспедицию. Привлекли спонсоров. Поднялись на ледник и собрали все что нашли — останки и вещи, — рассказывает Виктор Леонов, глава комитета «Пик Ленина-1990», созданного при Петербургской федерации альпинизма.

На Луковой поляне у подножия пика Ленина есть камень памяти с фамилиями невернувшихся. С той поляны в горы уходили и погибшие альпинисты. Там же хоронили те останки, которые были обнаружены в предыдущие годы. Помимо тел тех людей, которые погибли в 1990-м, ледник принес совершено почерневшие мумии — останки альпинистов предыдущих лет, кажется, даже довоенных. Их, безвестных, тоже хоронят на Луковой поляне.

— Подписи мы не собирали, — говорит Виктор Леонов. — Но на словах родственники ленинградцев договорились, что лучше хоронить погибших в их любимых горах.

Однако слова словами, но Федерации альпинизма из Киргизии нужно официальное разрешение на захоронение, с подписями, штампами. Иначе в любой момент родственники могут передумать и высказать претензии. Так что, увы, без вмешательства российских официальных структур не обойтись.
материал: Влад Чертинов

Московский Комсомолец от 8 декабря 2011 г.,
Альпинисты из Ленинграда могут быть похоронены в Киргизии

Источник: http://www.mk.ru
  
#2 | Анатолий »» | 02.08.2012 20:38
  
1
А это трагический список погибших альпинистов.



• Адамский Д.В.
• Белых С.Н.
• Бураго Н.А.
• Голубев В.В.
• Еремина Е.П. (тело найдено в 1990)
• Зуев Н.Б.
• Иванов В.Н.
• Калюкин Н.М.
• Кислов К.Г.
• Крутов И.А.
• Мотрий Д.Г.
• Набоков В.М.
• Никаноров А.Р.
• Русяев А.В.
• Рыбаков Ю.Н.
• Салма А.Г.
• Трощиненко Л.А.
• Хапаев М.Я.
• Цветков С.Е.
• Цекоев А.В.
• Чернасов В.Я.
• Шевченко В.В.
• Щедрин Г.С. (выше – все Ленинград)
• Кузьмин А.С.
• Обушев А.М. (оба – Дубна)
• Мойсенко С.А. (Клайпеда)
• Марчук Н.Н. (Чимкент) (тело найдено в 1990)
• Шеер Марк
• Шеер Филипп (оба – Швейцария)
• Хайнце Харольд
• Леман Уве
• Швант Ральф ( трое выше Германия)
• Река Мориаль Энрике (Испания) (тело найдено в 1990)
• Бердех Ян
• Валеш Бронислав
• Давид Владимир
• Шивиц Милош
• Штефан Ян (тело найдено в 1990)
• Уличный Душан (выше – все ЧСФР)
• Агур Вениамин
• Перекеш Якоб
• Маяогла Габриэль (выше – все Израиль)
• Молли Алберто (Италия)



Мне непонятно расхождение в количестве погибших. По разным данным источников ( 40 ), ( 43 )
На мемориальной доске 43 альпиниста.
  
#3 | Анатолий »» | 02.08.2012 21:14
  
2
13 июля около половины девятого вечера на территории Северного Афганистана произошло землетрясение силой примерно 7 баллов (но существует версия, что землетрясение было вызвано испытанием атомной бомбы в Семипалатинске. Прим. ред.). Колебания земной коры, достигли города Ош на юге Киргизии. В городских квартирах закачались люстры, в шкафах — посуда. А через мгновение дрогнули горы в районе Алайской долины на Памире. Здесь земные судороги нанесли разрушения неизмеримо большие, чем в квартирах горожан Оша. Горы только кажутся устойчивыми монолитами, на самом деле склоны их живые, находятся в шатком равновесии. Достаточно случайного сотрясения воздуха, земных недр – и...

Это была даже не лавина – мощный обвал. От подземного толчка обрушился громадный массив снега и льда. Его ширина по фронту достигла 1,5 километра , а масса – много миллионов тонн. И на пути обвала (трагическое стечение обстоятельств!) оказался палаточный лагерь альпинистов.

Место это на высоте около 5300 метров под названием «сковородка» считалось абсолютно безопасным. Восходители уже более полувека останавливались здесь на ночную стоянку перед штурмом пика Ленина через Раздельную (ни кто, ни когда не останавливался в этом месте, т.к. в 10-20 минутах ходьбы находится марена под самой в. Раздельной – ночевать на которой значительно комфортней! Прим. ред.).

Нам (Кому – нам? Прим. ред.) не раз приходилось ночевать на той «сковородке» – отличное было местечко для промежуточного лагеря. Название его не случайное: на пологом, немного вогнутом снежном склоне в солнечную погоду чувствуешь себя как в фокусе линзы – пропекает насквозь.

После обвала одному из нас удалось пролететь на вертолете над «сковородкой» и даже приземлиться там. Место недавней стоянки узнать невозможно, оно засыпано многометровым слоем окаменевшего снега и льда. Где-то там, под этим слоем, нашли вечный покой 40 альпинистов...

Сорок первым мог стать ленинградец Алексей Корень. В тот страшный вечер он, как и все, собирался спать и уже залезал в свой спальный мешок – и вдруг какая-то неведомая сила вырвала его из палатки и швырнула на ледовый склон. За доли секунды вместо теплого спальника оказался он, оглушенный и полуголый, среди вздыбленного ледяного крошева. И только когда гигантское облако снежной пыли улеглось, понял – лавина!

Он оказался не единственным живым свидетелем катастрофы. В тот день трое альпинистов из Великобритании поднимались снизу к лагерю 5300, предполагая там заночевать. Однако их смутило какое-то неясное, тревожное предчувствие. Они остановились на ночлег чуть ниже «сковородки» и увидели обвал со стороны. (Но, свидетелями были ещё многие альпинисты, которые ночевали чуть выше – в 10-20 минутах ходьбы на марене под Раздельной. …).

На следующее утро на морене ( 4200 м ) сверху появился странный полуголый человек, прикрывающийся ковриком – кариматом. Он был в полушоковом состоянии, и спасателю Виктору Масюкову, встретившему его у палатки Международного альпинистского лагеря, с трудом удалось добиться, что же случилось и с кем он имеет дело. Это был Миро Грозман из Словакии. Он сказал, что лагеря на высоте 5300 м нет, снесло лавиной. Спасатель не поверил, решил, что у Миро галлюцинации. В самом деле, как мог исчезнуть многолюдный лагерь на абсолютно безопасном месте! Однако через полчаса на морену спустились англичане и подтвердили сообщение словака. А затем около полудня появился Владимир Балыбердин, ночевавший выше «сковородки» – на 5700 м . На спуске он очень удивился (но он же видел и слышал грохот лавины! Прим. ред.), не обнаружив палаточного лагеря. Исчез лагерь!

И только тогда все поняли – случилось страшное...

С момента обвала прошло уже около 12 часов – надо спасать людей. По данным контрольно-спасательной службы на «сковородке» в ту ночь находилось 23 альпиниста из Ленинградского электротехнического института во главе с Заслуженным мастером спорта Леонидом Трощиненко, альпинисты из ЧСФР, Швейцарии, Израиля, Испании, из Дубны и Клайпеды и, возможно, другие, не зарегистрировавшиеся перед выходом в высокогорную зону. Все они теперь погребены заживо или уже нашли смерть в лавине.

Двое спасателей – тренеры-эстонцы ДСО «Калев» Муру и Калле Хансен – первыми добрались до «сковородки». Там и встретили они Алексея Кореня, обессилевшего от пережитого. И узнали от него подробности: как его выбросило из палатки, как он в одних носках бродил по бывшему лагерю. Как обнаружил ногу, торчавшую из-под снега. Буквально ногтями стал выцарапывать человека, заваленного снегом и фирном. Молил Бога, чтобы откопать живого. Погребенным заживо оказался тот самый Миро Грозман, что рискнул в одиночку начать спуск. Его тоже выбросило из спального мешка во время сна. Миро сильно промерз, и Корень отдал ему найденную в снегу пуховку и часть коврика, по-братски поделенного пополам. (Почему Корень и Грозман не прошли чуть выше, где на марене стояли палатки? Прим. ред.)

Спасатели тем временем подходили и подходили. 15 июля им удалось откопать три тела: Натальи Марчук из Чимкента, Яна Штефаны из ЧСФР, испанца Энрике Рока. Работали круглые сутки, не щадя себя: на вздыбленном ледово-фирновом склоне в любую минуту могло все рухнуть.

На третьи сутки стало ясно – живых уже не найти. И все-таки поиски продолжались. Госкомспорт СССР выделил на спасработы 50 тысяч рублей. Были использованы всевозможные спасательные средства: мощный вертолет МИ-8, магнитометры, ультразвуковые приборы, локаторы. Участвовали в поисках служебно-розыскные собаки и даже петух, обладающий свойством обнаруживать живых под слоем грунта.

К месту трагедии добрались и четыре экстрасенса-парапсихолога. Но и они никого не обнаружили – поздно. Кругом пятна крови – и больше ничего.

Спустя несколько дней нам удалось сделать фотосъемку места катастрофы с борта вертолета. Сверху видно – обвал был настолько мощным, что снежная масса перехлестнула весь склон и словно совком скинула лагерь альпинистов в ледовые трещины ниже по склону. Спасатели добрались и туда, они спускались на глубину до 40 метров , обшарили все полки ледопада, пробили шурфы и траншеи – тщетно.

Спасательные работы продолжались более месяца, до середины августа. На склонах пика Ленина работали сильнейшие альпинисты-спасатели из Средней Азии – люди с огромным опытом: Анатолий Шваб, Константин Леонов, Борис Кузьменко, Тимур Мумджи. Были здесь и наши гималайцы – Казбек Валиев, Николай Черный, Александр Глушковский. Все они – классные альпинисты, каждый – еще и опытный спасатель. Эти люди умеют действовать в стремительном темпе, при колоссальных физических и моральных перегрузках.

Некоторые иностранные альпинисты считали поиски нецелесообразными: погибших уже не спасешь, надо беречь живых. Однако у наших спасателей, в частности у руководителя спасработ мастера спорта Николая Крайнева, была иная точка зрения: продолжать работы надо, пока есть люди, техника, погода. Необходимо найти тела погибших, похоронить их с честью.

И все же итог огромных усилий более 200 спасателей минимален: извлечены из лавины тела трех (четырёх! Прим. ред.) погибших, обрывки палаток, личные вещи. И все.

Весть о гибели 40 альпинистов на склонах пика Ленина горестным эхом прокатилась по всем широтам. В Москву, в Федерацию альпинизма и скалолазания СССР, в Госкомспорт прислали свои соболезнования Национальное географическое общество США, альпинисты Франции, Израиля, Швейцарии, ФРГ. В Ленинграде состоялась церковная панихида. Ленсовет оказал материальную помощь семьям погибших.

В истории альпинизма подобной по масштабам трагедии не было никогда. Она потрясает сердца и вызывает смятение души. И трудно даются слова прощания. Особенно с теми, с кем были мы знакомы лично, чьи голоса еще до сих пор не угасли в памяти.


Пик Ленина. Место трагедии


Хорошо знали мы одного из погибших – Леонида Андреевича Трощиненко. ЗМС СССР, участник двух гималайских экспедиций, руководитель группы альпинистов и старший преподаватель кафедры физвоспитания ЛЭТИ. 45 лет.

Это – из анкеты.

А в жизни (которая теперь принадлежит Вечности) Леня Трощиненко был альпинистом от Бога. Веселый, неунывающий и всегда надежный, человек чести.

Судьба спортивная его не баловала, каждая победа доставалась тяжким трудом, предельным накалом воли. Лишь изредка улыбалась Леониду капризная «госпожа удача». В 1981 году, во время подготовки первой советской экспедиции в Гималаи врачи запретили Трощиненко подъем выше 7500 м – ввиду некоторых сложностей со здоровьем. Но в Гималаи Леонид все-таки попал, потому что не дрогнул, а продолжал как ни в чем не бывало тренироваться. Руководитель экспедиции доктор наук Евгений Тамм и старший тренер профессор Анатолий Овчинников оценили это и взяли Леонида в экспедицию заместителем руководителя по хозяйству.

В первом номере «Вестника гор» (1990) опубликована статья Леонида Трощиненко «Оформление экспедиций в Непал». В этой последней прижизненной публикации автор делится своим опытом «прохождения бюрократических процедур», который и сегодня поможет нашим высотникам, выезжающим в Гималаи. Что ж, последний раз скажем спасибо человеку, который всегда помнил о тех, кто идет следом.

Что-то изменилось после 13 июля в тех благословенных краях – на некогда спокойных склонах пика Ленина. Возникло ощущение угрозы. Стихия снова напомнила людям, что в горах непредсказуемо все и их величественная красота неразрывно связана с опасностью. Еще недавно самый вроде бы спокойный семитысячник планеты сегодня обрел другую славу – горы-убийцы. Но все равно альпинисты ходят на пик Ленина через Раздельную. Все равно будут останавливаться в зоне той зловещей «сковородки» – и уже ночуют там! Ночуют, – а тени наших друзей поселились там навсегда.

Во имя их светлой памяти и в защиту тех, кто снова пойдет наверх, надо сказать жестко: в горах до сих пор нет четко организованной и хорошо оснащенной спасательной службы.

Есть ценный, хотя и горький опыт, добытый дорогой ценой во время землетрясения в Армении. Он учит: один потерянный час на спасработах – это одна потерянная человеческая жизнь. Есть богатый зарубежный опыт. В Альпах на любом маршруте спасательные работы начинаются спустя максимум 2 часа после аварии. Авиация, медицина, связь, транспорт – все завязано в единую продуманную систему, все действует. У нас же...

Поэтому считаем необходимым высказать свои предложения.

В лагере на поляне Ачик-таш должен постоянно дежурить вертолет альпинистов-спасателей. Здесь необходим надежный метеосервис, обязана действовать служба геодезической аэрофотосъемки, которая позволяла бы контролировать состояние рельефа на самых популярных маршрутах. В базовом лагере нужен сейсмограф, современный набор приборов, инструментов и снаряжение для поисковых и спасательных работ. Ничего этого там сегодня нет. Стоит снова вспомнить, какая техника применялась в Армении: тепловизоры, обозначающие на экране контуры человеческого тела даже под десятиметровым слоем завала, оптические зонды с волоконной оптикой на длинном шнуре (чтобы осматривать внутренние полости). Альпинисты-спасатели о таких приборах пока только мечтают.

Словом, главный вывод из страшной практики спасателей на Памире следующий: при любом ЧП надо действовать не в лихорадке, не на сверхвысоком накале сил и нервов, а умно, грамотно, рационально, во всеоружии знаний и техники, на отработанных принципах «быстрого реагирования». Вспомним еще раз «формулу Беды», которую вывели спасатели в Армении: один час промедления — одна жизнь.

Александр Волгин, Феликс Свешников,

журнал «Спортивная жизнь России», №1, 1991
Источник: http://www.alpklubspb.ru
#4 | Василий »» | 12.12.2013 12:46
  
2
Доброва времени суток! В 2007 году мы совершали восхождение на пик Ленина и видели мемориал погибшим альпинистам также обнаружили останки ребят. Если вы собираетесь во второй раз для пояска останков сочту за часть если позовете с собой моя электронная почта vasilii2304@mail.ru
  
#5 | Анатолий »» | 13.12.2013 19:52 | ответ на: #4 ( Василий ) »»
  
2
Я очень рад вашему сообщению. Простите что сразу не ответил, хотя и прочел.
Если будет настроение обязательно напишите как вы там были. Статья статьей, а вот ваши впечатления очень были бы интересны.
Конечно было бы хорошо продолжить поиски. Но... Вы сами понимаете...
Вообще я заметил.
Многое "забывается"
Жизнь альпиниста - это как полет бабочки. Пролетела и ...
Жаль конечно...

Пишите!
Спасибо за сообщение!
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU