Коштан - 2012: 6а по Симонику

Вершина Коштан-Тау расположена на Центральном Кавказе в ущелье Безенги. Она замыкает с северо-востока Северный массив (Боковой хребет). Весьма популярна среди альпинистов. Маршруты восхождений имеют сложность от 4б до 6а.

Некоторые участники данной истории уже совершали восхождения на в. Коштан по северному гребню (4б). Однако всех притягивала именно северная стена. Посему описываемые здесь события можно было бы озаглавить так
Коштан-Тау

Мы легких путей не ищем

Коштан-Тау по левой части центрального контрфорса северной стены, м-т А Симоника , 6а к.тр.


Летом 2012 года в альплагерь «Безенги» со спортивными целями приехала достаточно большая группа минчан – новички, значки, разрядники, «борзые» разрядники, ни и естественно мастера-аксакалы (куда же без них).

После успешной акклиматизации и расставания с новичками группа «бывалых» задумалась: «А куда еще не ступала нога минчан в данном горном районе?» Выбор маршрутов был невелик в силу того, что на многих «вкусных» маршрутах тот или другой член сборов уже побывал. Кроме того на выбор горы влияло мнение бессменного руководителя КСП Юрия Сергеевича Саратова. Он настоятельно рекомендовал ходить всем вместе, а не расползаться по району. Поэтому было решено отправиться на ночевки «3900» и оттуда совершить ряд восхождений разными группами. Третьеразрядники – двойку и тройку, второразрядники – 5а, мастера-аксакалы – 5б, борзые перворазрядники и кмс’ы – 6а. После вмешательства провидения второразрядники и мастера-аксакалы объединились и пошли на 5а, траверс п. Тихонова - Коштан. На Коштан по 6а отправились, как и планировалось, четверо: Николай Шихов, Олег Мазур, Игорь Рыжиков и автор сего опуса. Честно говоря, не верилось, что меня возьмут на шестерку. Однако мнение начальника сборов Станислава Шабуни совпало с мнением мужской части команды. И мне выпал шанс «распечатать» шестерки. Забегая вперед, скажу, что Станислав Иванович отличается умением отправлять меня на маршруты. Как говорится, «послал - так послал».
Красная линия №1 - маршрут Симоника - наша цель

Но начнем по порядку.

Благополучно проводив новичков, мы в тот же день вышли на подход. Традиционно на «3900» шли два дня через Крумкольские ночевки. Утром по холодку прошли ледопад и затопали на «3900». Здесь расположились все, кроме нашей четверки. После обеда на твердой земле, мы поднялись в цирк Коштана и стали на ночевку под северной стеной, прямо напротив маршрута. Зрелище, надо сказать, впечатляющее. Начало маршрута простреливается лавинами. Плато под стеной щедро усеяно осыпавшимся льдом. Да и контрфорс наш как-то крутоват.
Вид на маршрут из-под стены

Пока мы гоняли чаи, спустилась группа из Питера. Они прошли «наш» маршрут и поделились впечатлениями. Показали нам, где они переходили бергшрунд, и предостерегли, что лавины с купола включают в семь утра.

Саратов во время связи беспокоился, что теплая погода может нам помешать. Маршрут комбинированный, но рельеф стабилен по морозу. Во время оттепели камни начинают вытаивать и могут возникнуть проблемы, как со страховкой, так и с безопасностью. Но мы свято верили, что погода нам благоволит, и потихоньку готовились к старту.

Первый день: стена

Подъем в 2.00. В 3.00 мы уже вышли под стену. В темноте подошли к бергшрунду. При свете дня все выглядит совершенно иначе, чем в узких лучах фонариков. Мы благополучно пропустили то место, о котором нам говорила предыдущая группа. Потихоньку-полегоньку добрались до горла того самого кулуара, куда лезть никак не нужно. Но раз уж пришли, делать нечего, решили вылезать наверх прямо через горло. Благо было еще темно и довольно холодно. Вперед запустили Колю Шихова. На первой же веревке принесли жертву горе в виде двух уроненных ледобуров. Гора приняла жертву и поэтому нас пощадила. Пока все пролезли горло, начало светать. Со второй веревки стали забирать вправо, в сторону скал. Но быстро только сказка сказывается. А до скал еще добраться надо. Кулуар не глубок, зато достаточно широк. Когда Коля ушел на третью веревку, стало совсем светло. Мы с Игорем висели на второй станции, страховали Колю и поджидали Олега. И тут Игорю захотелось посмотреть вверх. И хорошо, что захотелось. Потому что то, что он увидел, мы, в общем-то, ожидали, но на час позже. «Лавина! Лавина!» Я спрашиваю: «Что делать?!» А Игорь мне: «Молиться!» Смелости глянуть вверх у меня не хватило… Короче, вцепились мы в станцию и в веревки, идущие к товарищам, прижались ко льду и стали молиться. Наше счастье, что было только 6 утра, и это был первый утренний чих горы. Коля судорожно пытался закрутить бур. Он уже ушел в сторону и его почти не достало. Нас с Игорем припорошило. Мне попало по каске, Игорю по клапану. Каска выдержала, а тюбик с кремом в клапане – нет. Хуже всего пришлось Олегу. Он только успел вывинтить последний бур на нижней станции, когда услышал «Лавина!» Он, как и Коля, пытался его завинтить обратно. И висел Олег прямо в центре горловины. Весь этот лед и снег прошелся по нему, слава Богу, без последствий. Только баночка с витаминами раскололась в щепки.

- Коля, уводи нас на скалы! – это Игорь высказал свое «фе» лавине. Мы побежали к скалам.

Оглядываясь назад, я понимаю, что будь лавина побольше или попади в нас приличный кусок льда, все могло закончится, едва начавшись. Но в тот момент, когда ты висишь на станции, когда понимаешь, что даже если бы хотел убежать в сторону, то на этом рельефе все равно не успел бы, и кроме того ты не один, есть еще товарищи, когда до боли ясно осознаешь, что вся эта гадость валится прямо на тебя, и варианта только два - или пронесет, или нет, - тогда внутри возникает двойственное чувство – как будто ты согласен с судьбой, готов принять то, что она тебе подготовила, и одновременно безнадежное ощущение собственной незначительности. Ты – песчинка, и этой горе на тебя совершенно наплевать. Она живет своей жизнью, ей нет дела до букашек, ползающих по ее склонам. И внутри только одна мысль: «Господи, пожалуйста, помоги! Господи, спаси и сохрани!» И тут накрывает – бьет по голове, рюкзаку, по рукам, перелетает через тебя, уходит ниже. На краю сознания возникает мысль: «Сразу не убило, похоже, пронесет. А как там Олег? Он же прямо в горле!» Смотрю вниз – шевелится. Спрашиваю: «Олег, ты как?» «В порядке!» Взгляд вверх, на Колю – стоит на склоне, крутит бур. Рядом отряхивается Игорь. И возникает чувство облегчения - «Пронесло!» И благодарности - «Спасибо! Спасибо! Спасибо!»

Но тогда не было времени на осмысление. Надо было убираться с этого склона. Что мы и сделали максимально быстро.

А дальше началось микстовое лазание. Полагаю, удовольствие получали Коля и Олег, которые работали первым и последним. Что же до нас с Игорем, то нам досталось печальное занятие – жумаринг. Я люблю лазить, люблю снег и лед, уже не впервой на смешанном рельефе в кошках и с инструментом – и на тебе. Как в том мультике - раз веревка, два веревка, три веревка, а я четвертую жумарю, пять веревка, шесть веревка, семь… Лед, снег, скалы, жумар, лед, снег, скалы, жумар. Когда бросаешь жумар и лезешь по рельефу, приходится этот девайс за собой подтягивать. Не знаю, как кому, но уж лучше первой работать, чем перилить. Физически изматывающее занятие. Но товарищи мне попались самые джентельменские, на стене они меня берегли и вперед не пускали. Может быть оттого, что боялись не догнать?
Мы лезли примерно так

Рельеф маршрута с того момента, как мы «зацепились» за скалы, практически не менялся. Стена, неявно выраженный контрфорс, скалы, покрытые льдом, северная экспозиция. Хотя, надо признаться, холодно не было. И солнце на нас тоже светило. Хоть и не весь день. Часов в 11 по нашему любимому кулуару прошла очередная лавина. Мы искренне порадовались, что нас там уже нет.

Когда количество веревок перевалило за десять, темп снизился. Время к вечеру, все немного подустали. А конца-края этой стены не видать. Предыдущая группа ночевала на площадке в конце 13й веревки. Мы пролезли 12ю, 13ю, а ночевок все нет. Но опыт, как говорится, не пропьешь. У Коли поразительное «чувство гнезда». В какой-то момент он не пошел вверх, а свернул направо. И за гребешком контрфорса, пятью метрами ниже обнаружилась площадка. Ну, площадка – это сильно сказано. Так, узкая полка, на которой, однако, можно было стоять, сидеть, даже готовить. Но ни о какой палатке и речи быть не могло. Но так как уже темнело, а следы пребывания человека на этом горизонтальном пятачке имелись, да и прошли мы 14 веревок, то это было именно место ночевки. Стали обустраиваться. Забавно. Как только человек над собой не издевается, в какие ситуации себя не ставит. А для чего? Чтобы потом сказать самому себе: «Я сильный, я очень сильный! Я там был! Я сделал это!»??? Но на горе некогда предаваться философии. Раз решили ночевать, значит надо сделать все, что требуется для комфортного ночлега.

К счастью, вода оказалась рядом. Чуть ниже площадки текли ручьи по скале. Набрали на вечер и на утро. Сварили суп-кашу и чай. Вышли на связь. И стали готовиться ко сну.

Ночь прошла спокойно. Было немного холодно, но никто ничего себе не отморозил. Игорь, так тот вообще разулся и залез в спальник целиком. Только ночью мне все время казалось, что он вот-вот сползет в пропасть. Поэтому я мешала всем спать, то и дело подхватываясь и проверяя, все ли товарищи на месте. Мой собственный спальник грел недостаточно, чтобы предаться безмятежным сновидениям, а прижаться к теплому плечу товарища не получалось – мне досталась какая-то узкая дырка в камне, куда я и щемилась всю ночь то плечами, а то и головой. Самым удачным решением оказалось заклинивание каски.

Все это отнюдь не пугало, а только добавляло энтузиазма поскорее выбраться на более благоприятный для ночлега рельеф. О таких маршрутах говорят – спуск только через вершину. Вот о ней я и думала добрую часть ночи, а также о том, что большую часть стены мы уже одолели.

День второй
Верхняя часть маршрута. Точки - места ночевок

Проснулись на рассвете. Пока ели и собирались, подошло время связи. Часов в восемь начали работать. На первых трех веревках рельеф практически ничем не отличался от вчерашнего. Затем угол наклона изменился. Стало положе, выбрались на солнце. Двигались, однако, медленно – наш бессменный лидер Коля малость подустал. Через две веревки добрались до большого кулуара. Со скал текла вода. Там долго собирались вместе, пили и грелись. Отрадно было услышать, а потом и увидеть группу Шабуни. Голос Стаса гремел над Коштаном – так здорово узнать, что на этой огромной горе есть еще люди. Они уже спускались. Когда была возможность, я наблюдала за ними – хотелось поточнее разглядеть, как они будут дюльферять с Птиц.

Дальше первым работал Олег. Собственно, стенная часть маршрута на этом месте закончилась. Выше нас ждал широкий снежный кулуар, который был бы самым обычным, если бы не проходил под висячим ледником – именно оттуда и стреляли лавины. Мы достаточно долго ковырялись в этом кулуаре. Как ни странно, нервничал только Игорь. У остальных либо атрофировалось чувство опасности, либо проявилась святая вера в то, что все будет хорошо. Помню, что я смотрела на висячий ледник сверху и чуть левее нас. Но была уверена, что он не станет обрываться, пока мы не уйдем. Может это наивность или глупость? А может именно то состояние души и ума, именно тот настрой, который и позволяет достигать цели? Когда ты глубоко веришь, что все будет хорошо, что все складывается в твою пользу, и даже та лавина в начале пути – лишь подтверждение этому. И ты не допускаешь ни одной мысли, что что-то может пойти не так. Мне кажется, что дело именно в этом. Но надо признаться, сейчас я с содроганием думаю, что если бы от висячего ледника оторвалось хоть что-то, то наш спуск с горы был бы моментальным и трагичным. Однако Бог миловал, и мы благополучно ушли на гребень.

А там открывалось целое снежно-ледовое царство – широкий снежный гребень, затем пологий склон, разорванный в нескольких местах трещинами, а далее предвершинное плато и сама вершина. Было ясно, что нам предстоит еще одна ночевка. На гребне меня, наконец-то, пустили вперед - искать место для палатки, так сказать. И тут Остапа понесло... Олег устал скакать за мной по сугробам и в конце концов просто отвязался от веревки. А я на радостях добежала до великолепного снежного плеча, на котором ночевала предыдущая группа. Горизонтальная поверхность, возможность снять с себя обвязку и каску, – что еще надо женщине для счастья? И не имеет значения, что высота под пять тысяч, что мороз и снег кругом. Зато красота-то какая! Пока я восторгалась видами, подошли ребята. Все с радостью развязались и поснимали с себя снаряжение и кошки.

Поставили палатку, натопили воды, вышли на связь – и спать. До чего же приятно вытянуть ноги!

День третий
Утро третьего дня

Проснулись уже после рассвета. «Мороз и солнце – день чудесный!» А топать вверх еще прелестней.
В центре Мижирги, правее Дых-Тау, на заднем плане Джанги и Катын
Сборы на фоне Шхары

Собрались, связались и в путь. Благо наверх вела цепочка следов от двух предыдущих групп. Даже как-то скучно – просто топаешь по проторенной дороге. А как же дух первооткрывателя?! Но зато когда мы дошли до вершины, этот дух посетил всех и долго не отпускал.

На вершине
Есть вершина!

Это не передать словами или фотографиями. Возможно профессиональный оператор смог бы передать это на видео. Но эти виды, эта красота остается внутри, в душе; это впечатление, этот восторг живет в тебе еще долго после того, как ты спустился. И воспоминание о том, что ты видел это. Это настолько сильно. Пожалуй, именно за этим я и хожу в горы. Все остальное – терпение, работа на грани физического истощения, познание пределов собственных возможностей, расширение субъективного опыта – все это имеет вес. Но самое главное – этот короткий миг, когда ты стоишь на вершине, и у твоих ног – весь мир. Ну, может и не весь, а только обозримая частичка, но вот эта возможность смотреть сверху, видеть далеко, охватывать взглядом бесконечные просторы – это стоит всех тех лишений и неудобств, которые испытываешь, взбираясь наверх. Ведь мы так привыкаем к жизни в городах, где все виды ограничены бетонными коробками. Мы привыкаем не смотреть в небо, ведь звезд в городе все равно не видно. Мы забываем, как прекрасен мир, в повседневной суете в гонке за прибылью. И только вырвавшись на природу, в горы, преодолев трудный подъем, вспоминаем, что мир – огромен и прекрасен. И мы можем его увидеть, стоит только поднять голову и взглянуть вдаль. И эта частичка чуда, этой первозданной красоты остается внутри человека и дает силы жить и работать, дает стремление двигаться вперед, не сидеть на месте, а что-то делать. Дает толчок стремиться к новым вершинам и достижениям. По крайней мере, я так чувствую. У меня всегда захватывает дух, когда я смотрю вниз с вершины. Я тогда чувствую себя сильной и смелой, я смогла, у меня получилось, я что-то могу в этом мире. Ведь здесь побывал далеко не каждый…

Но вернемся к нашей истории. Что же видно с Коштана?

Весь Кавказ с запада на восток, от западной части ГКХ до Казбека, в ясном утреннем свете – на это стоит посмотреть.
Главный Кавказский Хребет - вид на Восток

Когда я первый раз была на Коштане, погода была плохая. Мы поднимались в тумане, с вершины ничего не увидели, да и саму вершину было сложно рассмотреть. Я ее нащупала – гребень перестал идти вверх. Помню, я оседлала снежную вершину, а мои спутники посмеялись, турик был сложен на камнях ниже гребня.

На этот раз все было правильно. И ясное утро, и теплое солнце, и счастливые товарищи. Мы сидели, смотрели по сторонам, обсуждали, какие уголки Кавказа еще стоит посетить. Игорь пытался рассмотреть море. Но увы, мы находились в горной стране и до моря взгляд не доставал.
Белый конус на горизонте - Казбек
Вид на запад и Эльбрус. Моря не видно

Но все хорошее когда-то заканчивается. Пора бы и нам домой, то есть вниз.
В красном овале - лагерь Безенги

Спуск

Дальше был спуск по северному гребню, подъемная 4б. Гребень снежный с тремя скальными жандармами. С третьего жандарма заложили дюльфер, второй обошли, с первого слезли лазаньем. От предыдущих групп остались хорошие следы, по ним мы и шли. Только в районе второго жандарма народ петлял среди скал. Мы не стали заниматься ерундой, просто прошли прямо по снежному гребню. Пришлось кое-где спускаться на три такта. Но после стены, где мы лезли, спуск по снегу не показался сложным. Да и на самом деле, гребень Коштана не сравнится со спуском со Шхары по 5а. Там было страшно везде. На Коштане же только иногда было некомфортно от того, что все четверо привязаны к одной веревке. Снежный купол прошли почти бегом, вдоль Птиц спускались пятой точкой вперед. Дошли до дюльферных петель. Осталось три дюльфера и мы на леднике. Снег на леднике раскис, стало очень тепло. К 4х часовой связи мы уже были на «3900». Ура, мы сделали это! Теперь можно умыться, переодеться и до утра никуда не спешить.
Спусковой гребень

Дело сделано, маршрут пройден, все живы-здоровы, что самое главное. Ну а дальнейшие планы отложены до возвращения в лагерь.
Вид на вершину Коштана из лагеря Безенги

Алена Зюзина, г. Минск
Фотографии Игоря Рыжикова и Владимира Сиротина
Источник: http://www.hantengri.org/index.php/mountaineering/530-6a-koshtan

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU