Полет во сне и наяву.

0
6 февраля 2014 в 21:55 3964 просмотра


Виктор Козявкин

Красота гор и свобода выбора с кем и куда идти этой красоте дают нам силы преодолеть все трудности на пути к вершинам Больших Гор.

Юго-западный Памир. Пик Ф. Энгельса. Вокруг только горы. Мы вдвоем с Евгением Кондаковым ждем всех на скальной полке. Внизу отвесная стена, над нами – только башня вершины и там снова взлетает и скрывается в скалах орел.

В минуты отдыха, вдали от суетности Равнин, мысли наши масштабны: рассуждаем о прошлом и будущем Земли, но орел вновь привлекает наше внимание.

Что нужно ему там, в скалах выше 6000 метров? Мы, добровольно привязавшие себя к скалам, невольно вспоминаем Великого Прометея.

Небесный огонь дал Прометей в руки Человеку. Возможно, это и был тот природный атомный реактор выгорания урана в Африке? Кто знает?

Из греческой мифологии знаем: миллион лет был прикован к скале Прометей. Прошло всего лишь каких-то 3,2 тыс. лет, как Геракл освободил Прометея от орла и цепей там на Кавказе. А что если здесь в горах Азии, на этом мощном пике с неприступными отвесными стенами находится
АБУ-АЛИ ибн ПРОМЕТЕЙ? Он до сих пор ждет нас – людей и своего освобождения!

Ну, погоди, ОРЕЛ!

В исторической нашей миссии общая схема спасработ нам ясна, детали уточним там — наверху. Раздумье вызывает у нас только будущее. Что будет с нашим материалистическим сознанием? Улетит вместе с орлом? Ну, нет, решаем мы. Знания наши и всех людей только расширятся.

Для бодрости зовем, торопим ребят, чтобы быстрей поднимались к нам. Нас ждут великие дела! Доказательство, что люди не случайны на Земле и не так одиноки во Вселенной!

Поднялись мы на вершину пика Энгельса, орел куда-то улетел, вернулись и мы в базовый лагерь, прощаясь с горами до следующего лета. Так и не было у нас до сих пор в горах такой исторической встречи, но орел, все-таки, запомнился. Где искать тебя, Прометей? В одном мы оказались правы, знания наши за эти годы значительно расширились. Только сейчас удалось осмыслить, что когда-то в горах было прикосновение к одной тайне Природы.

«Человек – Земля – Космос» ¾ поток информации последних лет этой темы пробудил память, воскресил давно забытые загадочные детали одного сна и пробуждения при встрече с шаровой молнией. Никто не застрахован от попадания в стихию грозовой атмосферы тем более, если не сидится дома и совершаешь восхождения в горах.

В разбушевавшейся непогоде, иногда приходилось видеть, как бьют копья молний в выступы скал и прочувствовать, как бьет шаровое напряжение электричества от мокрых скал при таких ударах. Приходилось видеть и свой силуэт в центре вспыхивающего в молоке тумана всеми цветами радуги яркого круга и, выскакивающий откуда-то мячик шаровой молнии, взрывающийся с грохотом в скалах...

В грозу особенно опасны гребни и вершины гор. Металлические банки с записками в турах на вершинах, обычно, всегда пробиты молниями.

Грозная сила Природы каждый раз, все-таки, миловала нас, хотя альпинистская статистика хранит память и о трагических случаях встреч людей с молниями.

Конечно, Природа и в горах чаще дарит людям вполне безобидные явления, предупреждая об опасности. Это и спокойные «огни Эльма» - свечение одежды, предметов и многие другие признаки ухудшения погоды. Но хранят еще и в наши дни Горы свои тайны и загадки. Теперь уже далекий 1962 год, Кавказ, ущелье Адыл-Су, альплагерь «Эльбрус». Конец июня. Погода неустойчивая. Нас двое: Игорь Леонтьев и я, Виктор Козявкин, инструктора альпинизма, вышли на тренировочное восхождение 3Б категории трудности на вершину Бжедух – 4271 м, похожую на голову огромного белого слона с большим снежно-ледовым хоботом, опущенным вниз. Двое суток мы в палатке под маршрутом на леднике. Над нами мощный грозовой фронт. Ждем лазейку в непогоде.

3-й день – поднялись к «хоботу», «наверху» снова раскаты грома. Завтра последний наш шанс на восхождение.

4-й день – кругом зима, сыплет косая от ветра снежная крупа и тишина. Грозы промчались, видимости нет, но мы знаем, куда и как идти, и любим эту ясность цели: «Вперед! Наверх! К Вершине!».

Поднимаемся вверх по крутому снежно-ледовому склону, страхуя друг друга веревкой. Склон не лавиноопасен, снег хорошо держит, и мы четко печатаем в снегу наши шаги к вершине. Через несколько часов мы на вершине. Холодно, идет снег. Мы почти рядом и собираем в кольца лишнюю для движения веревку. Внезапно солнце пробивает облачность, но слепящий луч единственный и освещает только нас. Солнце немного не на своем месте, решаем, что нас подвели часы. Луч слепит, надеваем защитные очки. Туман вокруг нас пронизан зеленым и спектральным цветом. В нескольких метрах на экране тумана вспыхивает большой яркий круг. Как зачарованные, смотрим и видим в радужном нимбе круга себя, каждый только свой темный силуэт.

Какой фантастичный и опасный подарок!

Так и случилось! Незваными гостями оказались мы на вершине. В потоках электролизующегося падающего снега мы, видимо, попали в канал зарождения «зимней» молнии и стали причиной его возмущения. Успеваем оглянуться, к нам медленно приближается огненный шар. Падаем в снег, успеваю хоть немного откинуть вдоль снега ледоруб с металлической головкой.

Одолевает сон, но слышу треск и жду взрыва, его нет, только треск и треск...

Приподнимаюсь и поднимаю голову: в воздухе чуть дальше метра, вибрируя, подкрадывается ко мне танцующий, шипящий, с треском стреляющий белыми иглами, футбольного размера, огненный мяч крутящейся небесной плазмы. Невольно крикнул: Игорь! Шар, как живой, чуть отпрянул и вновь направился ко мне. Смотрю в шар смерти и, прощаясь с жизнью, успеваю закричать: «Все! Конец!». Эмоциональный всплеск и последний, протяжный слог в последний миг жизни прямо в шар, обдающий жаром. И шар не сжег меня, он прыгнул! Шар прыгнул вверх и взорвался.

Звуковые колебания последнего слога видно не понравились неустойчивой небесной плазме, и она подарила мне жизнь, толкнув снежным вихрем голову снова в снег, чтобы не высовывался выше горы.

Слух уловил какую-то секундную паузу тишины, затем раздался оглушительный грохот и долго удаляющийся раскат грома, затихающий по наклонной вверх траектории, как звук улетающего реактивного самолета, примерно из точки вспыхнувшего в начале «солнца». И тишина...

Как-то тихо зовем друг друга. Мы живы!

Решаем немного переждать, не вставать, но какая-то сила сразу же погружает нас в забытье, затем и в сон. Игорь тоже побывал в драме, но очнулся от холода и тревоги. Он позвал меня, но я не откликался. Игорь меня звал, но я был в это время далеко, в каком-то другом измерении времени, пространства, скоростей, в каком-то фантастическом сюжете. Вот что сохранила память: Я, бестелесный, какая-то эфемерная маленькая невесомая частица, лечу в безмерном пространстве к ослепительно сверкающему золотому солнцу в тончайших сверкающих лучах - золотых квантах света. Они вокруг меня со всех сторон. Бездумно радостно и, вдруг, сознаю: там дальше сгораю..., торможу, затрепетал, но движение не остановить. Внезапно полная мгновенная ясность: Я там где-то далеко внизу, оставил, бросил себя на Земле, на вершине горы в снегу и как зов: Скорее! Скорее вниз! Конечно, я замерзал, и у меня чуть теплилась жизнь. Все это было со мной там, на вершине Бжедух, но я удивительно много знал и умел, действуя на фантастических скоростях, чтобы вернуться к жизни. И было это верхнее видение всего: Я, невесомый, рискуя сгореть, не зная размерности пространства, вновь набираю скорость к солнцу, резко кувыркаюсь и с квантами света устремляюсь вниз к Земле. Направление точное, по какому-то моему сигналу и молящему зову: «Скорее! Опоздаешь! Скорее!». Предел скорости – темнеет, темно. «Скорее! Скорее!». И с риском еще один миг темноты, какое-то внезапное вращение и, горкой, волнообразным полетом пытаюсь гасить скорость, сознавая, что прострелю себя или сожгу. Светлеет, светлей, еще горка – светло! Внезапно, далеко внизу, впереди по ходу, под каким-то углом, маленькая темная одинокая фигурка человека на белом фоне. Огромным кругом виражом пытаюсь замедлить скорость – полный свет, крупным планом Игорь. Где я? И, как росчерк и последняя точка этого полета, нырок вниз, в снег, удар в грудь, и импульс в мозг, и миг счастья в сознании: Вернулся! Я ЕСТЬ Я! Это был сильный удар в солнечное сплетение и оборвался нараставший в последний момент режущий свист полета, но одновременно с первым сильным толчком сердца меня всего пронизывает боль. Застонал, темнота...

Игорь тянет меня вверх: «Вставай! Вставай!» У меня все еще всюду боль, язык заплетается: «Подожди». Вновь на снегу, Игорь тормошит меня, просит встать, я помню, что я видел его сверху – это он. Но встать сил нет, пытаюсь сказать ему об этом. Пришлось еще немного полежать, приходя в себя. Игорь помогает мне подняться. Тело как чужое, одеревенело. Мну руки, пошевеливаюсь, поеживаюсь, тихонько разминаюсь. Смута в сознании от этих фантастических, мимолетных видений и действий и память боли. Спрашиваю Игоря: «Что это было?» ¾ «Шаровая молния». Сразу вспоминаю, эту ставшую для меня давней встречу. Все обошлось. Мы живы.

С шорохом идет снег, но нам тревожно. Игорь тоже уловил этот временной разрыв между взрывом молнии и рокотом грома. Для нас необычна и деликатность молнии. Все, как в фантастическом фильме: осветили, грубо припугнули грозным шаром и улетели. Чувствуем себя статистами в происходящем, решили, что все будем обсуждать внизу, если останемся живы. Надо уходить с вершины. Внезапный резкий шквал снега подгоняет нас. Игорь собирает веревку, я ищу под слоем снега ледоруб, вспоминая, что в момент пробуждения был присыпан снегом. Энергия передвигаться все-таки появилась. Находим тур, торопливо меняем записку, указывая время и путь спуска.

Все события на вершине произошли примерно в течение 1 часа, так зафиксировалось в памяти. Стараясь не подрезать перегруженный свежим снегом склон, долго спускаемся на перемычку к пику Вольная Испания. Видимости нет, но мы знаем и находим это единственное для нас безопасное место. Несколько десятков метров вверх по снегу к этому месту для меня – тяжелейший подъем с рюкзаком, силенок совсем маловато, каждый шаг с отдыхом, усилиями воли.

Палатка, чай, спальные мешки. Сыплет снег, но мы дома. Где-то громыхнуло, загудела снежная лавина, Бжедух молчал, уснули и мы.

Проснулись мы и даже сказали друг другу: «Надо вставать!» одновременно. Проснулся от мягкого еле ощутимого толчка в грудь. Опять толчок. Спрашиваю Игоря: «Как проснулся, толкнуло?» «Да, был слабый толчок в грудь» ¾ отвечает он.

Часы наши остановились, показывая нелепое, немного разное время середины дня. Сейчас раннее утро. Светает. Непонятные события продолжают сопровождать нас. «Да, «статисты», быстрее вниз!».

Мы отдохнули и относительно быстро спускаемся по крутым снежно-ледовым склонам, прыгая через ледовые трещины и разгребая иногда по пояс глубокий снег, пересекаем язык снежной лавины и выходим на ледник. В разрывах облаков солнце освещает вершины, сверкает белоснежной шапкой и вершина Бжедуха. На морене встречаем ребят, они идут искать нас, хотя контрольный срок нашего возвращения завтра.

Узнаем, что молнии в эти дни устроили «облаву» на мастеров спорта, ребят стукнуло и на гребне другой вершины прямо в палатке. Галина Свентицкая долго была без сознания. Внизу нас ждал новый сюрприз. Начспас устроил нам разнос. Пришли за 2 часа до контрольного срока, где-то проспали целые сутки. Число в календаре подтверждало его правоту.

О встрече с молнией сказали всего лишь несколько фраз, хватало событий с другими группами. Считаем сами наши дни – не теряли мы нигде этот день! А наши часы? Вот это, да! На перемычке проспали ночь и целые сутки! Обсуждаем, что было наверху. Игорь не помнит свои сны, что-то смутное и тревожное, проснулся от холода. Я рассказал ему, что где-то летал, увидел его сверху, застонал от боли после удара в грудь и толчка сердца. Игорь тоже ощутил удар в грудь, когда будил меня, и сверкнула молния, но боли у него такой не было. Непонятно все и нас смущает это. Для самоуспокоения решили, что почти все понятно: потеря дня – проспали или запутались в днях, а часы на то и часы, чтоб иногда врать, и мало ли что привидится, когда начинаешь замерзать. Так это видно и бывает. Шаровая молния перекрывала все другие события. Молния была? – Была! Ну и все! Все равно мы ничего не поймем, а другие тем более: проспали день ребятки и «наводят тень на плетень». Засмеют! Да и в больницу можем угодить. Незачем рассказывать, решили мы, так и сделали и сами старались забыть все это. У нас были большие спортивные планы, и мы в это лето сумели пройти сложные маршруты на другие вершины гор, в том числе и на пик Ленина – 7134 м в горах Памира.

Через несколько лет в хорошую погоду Бжедух благосклонно принял меня с группой разрядников на своей вершине, и память затем постепенно спрятала вглубь все происходившее. При встречах с Игорем в те годы иногда вспоминали: «меченые мы все-таки молнией», и продолжали ходить в горы. Спас меня там, на вершине, не дал замерзнуть, пробудил меня мой товарищ Игорь Леонтьев, он звал, тормошил меня, и импульсом к возврату Разума было имя мое.

Вот так, в собственном варианте любимой песни, пришлось нежданно-негаданно летать к солнцу.

Вспомните или постарайтесь вновь услышать эту прекрасную украинскую народную песню «Дивлюсь я на небо».

Сумейте еще раз прочувствовать эту песенную силу эмоционального поиска Счастья человеческого на Земле и в Космосе!

Вечная тема Неба для Человека!

Горы первыми встречают небо. «Зачем идти туда, если там опасно?» ¾ невольно возникает вопрос у жителя равнины.

Горные ущелья и предгорья – считаются колыбелью Человечества, обжиты они людьми и в наши дни.

Гор много на Земле и они прекрасны!!!

Вершины Гор, устремленные в небо вертикалями скальных стен и сверкающими шапками льда и снега, издавна манят и влекут Человека.

Спорт альпинизм – мир гор, это общение с первозданной Природой и ее благодарная цель – Вершина! Жизнь и спорт. Чтобы понять, надо лично испытать и прочувствовать все это.

Интересно мнение об этом и одного религиозного человека, преданного горам альпиниста — инструктора.

Для восхождений в горах со службы его отпускает церковное руководство. Он очень любит горы, но, вздохнув, как-то сказал: «Гордыня все это в Человеке, потом буду отмаливать этот грех». Видно и для верующих увидеть верх нашей Планеты, где рядом Космос, грех небольшой и, может быть, даже поощрительный. В горах человек яснее понимает масштабность свою и Планеты, и значимость проблемы «ЧЕЛОВЕК – ЗЕМЛЯ – КОСМОС».

В наше время все громче звучит идея Космизма жизни на Земле, но главное еще не «расколдовано» в Природе: и тайн в ней предостаточно. Только иногда она чуть-чуть приоткрывает их нам в экстремальные мгновения жизни.

P/S. НО, КАК ГОВОРИТСЯ В МУДРОСТИ НАРОДНОЙ: «НЕ ЗНАЯ БРОДА, НЕ СУЙСЯ В ВОДУ».

http://www.alpklubspb.ru/ass/veteran_gor_13.htm

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU