Игорь Тихенко. Когда исцеляет творчество…

Игорь Тихенко родился в Коми АССР в 1961 году. Учась в школе в селе Курсавка Ставропольского края, увлекался туризмом, фотографией, танцами, организацией клубных встреч. Это определило выбор профессии. После армии он закончил художественно-графический факультет Карачаево-Черкесского педагогического института.
Игорь Федорович Тихенко

Полюбил альпинизм, стал инструктором по туризму на Благодарненской станции юных туристов, где и работал с 1990 по 1994 год до травмы позвоночника на тренировке в горах. Стал инвалидом I группы.
Однако беда не сломила Игоря. Он начинает писать стихи, на гитаре подбирает мелодии. Его песни с удовольствием слушают друзья и ученики. Он выступает на краевых и региональных фестивалях авторской песни, где неоднократно становится лауреатом. Игорь Тихенко - номинант международного конкурса творчества инвалидов "Филантроп-2000". Вышла книга его стихов "Окошко".

Также Игорь Тихенко является автором герба города Благодарный. Страсть к рисованию для Игоря Федоровича - одна из главных. Он пишет картины, на которых запечатлены самые прекрасные уголки Северного Кавказа.
28 января, в выставочном зале Ставропольского краевого Дома народного творчества на проспекте Карла Маркса, 54 открывается персональная выставка Игоря Тихенко, члена творческого Союза художников России, поэта, барда, участника краевых паралимпийских соревнований.

Выставка "Там, где смешались снега с облаками" приурочена к 20-летию творческой деятельности Игоря Тихенко.

Познакомьтесь с творчеством Игоря Федоровича Тихенко:

Окошко.
На стене моей окно.
Нарисовано оно,
Ручкой маленькой такой
Неумелой, но родной.

Хоть окно не велико
Поместилось в нем легко,
Пыль не пройденных дорог
И оставленный порог.

В том окне ни бурь, ни бед.
В том окошке белый свет,
Там забыв, что не могу
Я бегу, бегу, бегу.

Ах, спасибо мой сынок,
Ты увидеть мне помог.
То, что вижу лишь во сне
Я увидел на стене.
1997

Молитва.
В красоту погружаясь
Ты за край рукой не держись.
В красоте растворяясь
Ты хоть раз полюби жизнь.

Ты хоть раз не скажи «Нет»
Перейдя Рубикон слов
Ты хоть раз обрети свет
Перейдя Рубикон снов.

Ты хоть раз ощути соль
На горячих губах лет.
Ты хоть раз испытай боль
Перейдя частокол бед.

И себя, осознав вдруг
Заглянув в глубину глаз
Помолись за меня друг
Ну, хотя бы всего раз.

Голгофа.
В горы шел, продираясь наверх среди скал.
По пути сочинял легкомысленно строфы.
На вершине записку в камнях отыскал.
Прочитал – обомлел, оказалось… Голгофа.

И не то что бы я в этот миг испугался.
Вот так штука, а что же сегодня за день?
Может быть, я случайно на гору поднялся?
Посмотрел в календарь. Так и есть, воскресенье.

Воскресенье. Ну, чтож было б в пятницу – хуже.
Значит, чаша сия, миновала покуда.
Значит, есть ещё время и если не струшу
То меня обойдет ещё участь Иуды.

Что же делать теперь? Может просто уйти?
Сделать вид, что я здесь оказался случайно.
Что я здесь ничего не пытался найти.
Что меня не волнуют библейские тайны

Даже Петр когда-то отрекся и что же?
Чем я лучше его? И какой с меня спрос?
Может быть я, мечтою, своей осторожной.
До таких испытаний ещё не дорос.

Может к этому стоит легко подойти
Посчитать это чьей то нелепою шуткой?
Ведь, наверное, истины мне не найти
Не испив этой чаши и участи жуткой.

Кто я есть и какой уготован мне путь;
Крест, осина, а может людское забвенье?
Как постигнуть до времени скрытую суть,
Не проспать, не профукать своё воскресенье.

Сколько времени минуло с этой поры,
А вопросы родятся за строчкою строчка.
Всё никак не спуститься мне с этой горы.
Всё никак не поставить финальную точку.

Благодарение.
Чем дальше от толпы, тем ближе к Богу
Благодарю тебя Отец за тишину,
За то, что дал возможность хоть немного,
Перед тобой почувствовать вину.

За глухоту свою, неблагодарность,
За алчность, похоть, слепоту,
Тщеславием вскормлённую бездарность,
Гордыню и пустую суету.

Вдали от грязи политического звона,
Где блеск реклам не глушит света звезд.
Я понимаю цену чернозема,
И слышу голос девственных берез.

Спешу туда, где нет еще бетона,
Где ноги омываются росой,
Нет власти интернета, телефона,
Где нет очередей за колбасой.

Где можно не юлить, не притворяться,
Где жизнь, не от аванса до зарплаты.
Где можно просто на песке валяться,
Счастливым и при этом не поддатым.

Где жизнь, молитвенна и слита с мирозданьем,
Сверяется с незыблемым законом,
Разлита неземным благоуханьем,
Весною распустившихся бутонов.

Спасибо Господи за этот чудный дар,
Услышать шум дождя и осени пожар.

Свет неземной.
Однажды с войны возвратился солдат.
Вокруг пепелище и вырублен сад.
Разбито жилище, поругана честь.
«Откройся мне Господи, если Ты есть.

Я много трудился и много терпел,
Вставал до восхода, не досыта ел.
Верни мне имущество дом и очаг.
Ведь я, незаслуженно беден и наг».

И вдруг он услышал негромкий ответ:
«Тебе Я откроюсь, в том трудности нет.
Ты ропщешь, оставшись живым на войне.
Ты, плачешь, увидевши дыры в стене.

Я мог бы воздвигнуть вокруг тебя дом
Но только подумай сначала о том,
Что сидя внутри дорогого жилища,
Возможно, Меня никогда не отыщешь».

По улице шел седовласый старик.
Не глядя под ноги, он шел напрямик.
В руках его палка и туфли разбиты,
Глаза его темной повязкой закрыты.

Бежали мальчишки за старцем толпой.
«Смотрите», кричали «Старик то слепой.
Ну, что же ты дедушка, где же твой Бог?
Не уж то тебе Он никак не помог»?

Улыбкой лицо старика озарилось.
«Я видел такое, что вам и не снилось
Я Бога увидел и свет неземной
Навеки и присно остался со мной».

Но люди смеялись «В ведь зрячие – мы.
Что можешь увидеть под бременем тьмы.
И если ты счастлив своею судьбой,
Чего же ты ходишь по миру с сумой».

«Я больше не вижу обычных преград.
Весь мир предо мною и этому рад.
А все, что мне надо, в суме за спиной,
В душе и на сердце, повсюду со мной.

Не библейская история.
У берега вечного - Мертвого моря,
Под куполом звездным, не ведая горя,
Глядя на вершины заоблачных гор,
Иисус и Иуда вели разговор.
-Я сын человеческий и потому то
Я знаю людей не по книгам Талмуда.
Их норов и нрав, их гордыню и гордость,
Их силу и слабость, сомненья и твердость.
Кто чист как ребенок с открытым лицом,
А кто за златым устремился тельцом.
Покуда над ними не грянет гроза,
Свой взор не поднимут они к небесам.
Послушай Иуда, из длинного списка
Идущих за Мною, ты близкий из близких.
Ты самый достойный успеха и славы
И здесь на земле их имел бы по праву.
Но все же, во славу единого Бога,
Тебе Я открою иную дорогу.
Ты, вместе со Мною, людей испытаешь,
Кричавших «Осанна» и ветви бросавших.
Ты выдашь Меня на распятье и муки,
Где ждет Меня крест и пронзенные руки.
Иуда припал к драгоценным ногам:
-Учитель Тебя никогда не предам!
Уж лучше я сам попаду на распятье
Чем буду, подвержен такому проклятью!
-Тебе лишь Иуда доверить могу
Что, знать, не дано, ни слуге, ни врагу.
Тебя, Я хочу, попросить об услуге,
Что сделать по силам лишь лучшему другу.
К тебе обратиться, Иуда, хочу.
Тебе одному этот груз по плечу.
-Но я буду проклят!
-Я знаю, и все же,
Тем жертва твоя будет небу дороже.
Ведь вера без жертвы – теория, фокус,
А Я не факир и не сказочный крокус.
Любовь без страдания - просто щекотка,
А жертва без веры – лишь пепла щепотка.
Пусть суд человечий тебя не тревожит,
Кто сам во грехе быть судьёю не может.
Ты будешь серпом, подрезающим колос,
Что ляжет под жернов и будет размолот
Он станет впоследствии жертвенным хлебом
И будет прославлен землею и небом.
И мне эту чашу испить доведётся,
Страдая от жажды под яростным солнцем.
Я буду страдать и пред самым концом
Я буду увенчан терновым венцом.
Людьми неразумными, жизни лишен,
Я буду Небесным Отцом воскрешен.
-Прости мне уныние милый Учитель.
Я верую, Ты мой Христос и Спаситель
Но что будет с тем, кто трясётся от страха,
Кто бьется в стекло обезумевшей птахой?
-На этот вопрос, нерешенный покуда,
Ответишь судьбою своею, Иуда.
Так кто был Иуда – предатель и вор?
И был ли оправдан его приговор?
Ответить на этот библейский вопрос
Наверное, мог бы бессмертный Христос

Гитара.
Судьбою моей стали горы и кручи,
Но я не желал себе жребия лучше:
Ведь в тесной палатке на коврике старом
Со мной примостилась подруга-гитара.
Морозом и ветром ее обжигало,
Сушило костром и дождем поливало.
Пусть голос ее отдает хрипотцой,
И сетка морщинок легла на лицо.
Сказал мне мой друг: «Ты оставь мне гитару-
Я ей изготовлю особую тару:
Морщинки и трещинки лаком покрою,
От ветра и сырости пледом укрою.
Не буду таскать я ее по вершинам,
А буду возить ее в белой машине.
И ты иногда поиграешь на ней
Для старых своих закадычных друзей».
Я с ним согласился, а что, в самом деле -
И лаком покроет и даже заклеит,
Чехол ей сошьет и проложит фланелью,
И больше ее не застудят метели.
И вот без нее я теперь сирота.
Гитара в чехле, но гитара не та:
Исчезли морщинки, ушла хрипотца,
Но милого нет выраженья лица.
«Верни мне гитару», - просил я у друга.
А он мне ответил: «Она мне подруга,
Мы с ней вечерами сидим у камина».
И мне улыбнулась гитара невинно.
Я в горы пошел без нее и без друга,
Где песню мне пела озябшая вьюга,
Костер мне трещал об уюте каминном,
И песня звучала с напевом старинным:
Для любви не названа цена -
лишь только жизнь одна
жизнь одна, жизнь одна…

С другими стихами автора Вы можете познакомиться на странице: http://www.stihi.ru/avtor/tikhenkigr

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU