История альпинизма. "Преимущества механики" Продолжение 1


Персоналии. Фотографии разных лет знаменитых альпинистов.

В этом дополнении будут собраны фотографии разных лет многих альпинистов, и тех кто упомянут в статье Джона Миддендорфа и тех кто не упомянут. Эти исторические фотографии уникальны. Они будут дополняться, а также комментироваться.
К сожалению мы не будем придерживатся хронологии. Но потом возможна систематизация.

Начало темы смотрите на странице: http://www.climbing.ru/forum/all/topic_70/




Жак Бальма с альпенштоком на пути к Монблану

Однако годом рождения альпинизма считается 1786 год, когда была покорена высшая точка Альп – Монблан. Борьба за Монблан длилась 26 лет, и инициатором ее был ученый Гораций Соссюр. 20-летним юношей увидел Соссюр вершину и загорелся желанием подняться на нее.

Он пообещал денежную премию тому из крестьян близлежащего селения Шамони, который укажет путь к вершине, он оплатил постройку двух каменных хижин на склонах Монблана, он сам сделал попытку восхождения в 1785 году, но безуспешно. В 1786 г. охотник Жак Бальма решил, что пришло его время получить премию Соссюра. Он нашел приемлемый путь к вершине и предложил врачу из Шамони Мишелю Паккару, давно мечтавшему подняться на Монблан, совершить совместное восхождение. И они его совершили, преодолев значительные трудности. Паккар вполз на вершину на четвереньках, а на спуске получил снежную слепоту. Бальма был тоже изможден, однако, едва отдохнув, направился в Женеву к Соссюру. Вдвоем они решили штурмовать вершину, но снежная буря их задержала и заставила повернуть вниз.

Первого августа следующего года Соссюр и Бальма в сопровождении 18 носильщиков вышли на восхождение и на третий день были на вершине.

__________

На центральной площади современного Шамони стоит памятник: Жак Бальма (так называемый Мон Блан), указывает на Белую вершину ... "отцу альпинизма" Горацию де Соссюру:



+++++
Так же мы печатаем весьма интересную статью (в сокращении)

Введение, которое посвящается всем ученым исследователям гор

До середины XVIII века весь горный массив Монблана носил название "проклятые горы" - Les Montagnes Maudits. Так называли его и в народе и на немногочисленных картах. Как видно, ничего хорошего тогда не сулила человеку встреча с ними. Сейчас вряд ли это имя будет подходящим - для тысяч и тысяч эти горы стали желанным местом отдыха и занятий спортом, поклониться им приезжают со всех континентов.

Шамони до прихода ученых и альпинистов

Кто и как сумел снять проклятие с горных вершин и ледников? Ответ найти несложно. Конечно же, всё произошло благодаря ученым - самоотверженным естествоиспытателям, готовым на тяжелый труд и подвиги ради науки. Им было просто необходимо для блага человечества, во имя прогресса измерить температуру и атмосферное давление на вершинах гор, да и вообще увидеть мир с высоты. Они сделали решительный шаг в мир неизвестности и риска, с ними пошли гиды, за ними пошли поэты и романтики, затем искатели приключений и просто обычные люди.

"В начале были Горы… и Горы были возле Богов и Горы были Богами. Внизу же жили люди, сжавшиеся в углублениях зеленых долин. Наверху, в загадочном ледяном одиночестве царили Духи, чей гнев заставлял дрожать снега.
И люди испуганно опускали глаза.

В начале были Горы … и Горы были возле Неизведанного … и Горы были Неизведанным.. Внизу жили ученые, натуралисты и гляциологи, интересующиеся вопросами мироздания. Наверху им предоставлялась нетронутая лаборатория, притягивающая любознательность, пылкую и наивную.
И Люди, заинтересованные поднимали глаза.

В начале были Горы … и Горы были возле Возвышенного и … Горы были Возвышенным. Внизу жили поэты, пламенные сердца, искавшие зеркало для собственной души. Наверху блистая в прозрачнейшем свете, им открывалась красота наиболее изящная и утонченная. Где созданное Творцом представлялось уже не частью природы, а ее мечтой о совершенстве.
И люди, восхищенные, открывали глаза."

Из статьи, посвященной 200-летию альпинизма
Журнал La Montagne et alpinism. N1 1986.

Красивые слова, достойные поэта. Автор их альпинист, физик-ядерщик, писатель, автор нескольких ярких книг и активный общественный деятель Ив Баллю. Так оно было и в прошлом: ученые и поэты чаще всего оказывались одними и теми же лицами. Просто людьми, выделявшимися своим культурным уровнем и активной жизненной позицией. Они смогли не только оценить красоту горной природы, но и сделать шаг ей навстречу. Шаг от имени всего человечества.

Отец альпинизма? Конечно, говоря научным языком, альпинизм появился как закономерный результат развития нашей цивилизации. Конечно, в том, как он появился и чем он стал, роль личностей не велика и нет здесь ни одной абсолютно доминирующей фигуры. Но всё же…. Если кого-то и можно назвать, «отцом альпинизма» - то это будет Гораций (Орас) Бенедикт де Соссюр (1740-1799). И никто другой.

Официальный портрет де Соссюра, написан за три года до смерти

В период с 1868 по 1773 год Соссюр, преимущественно вместе с женой, много путешествует и подолгу живет вдали от дома. Париж, Голландия, Лондон, затем Италия, на Сицилии он поднимается на Везувий и к вершине вулкана Этна. Встречается и работает вместе с крупнейшими учеными того времени. Его принимают членом в ведущие академии мира. Затем Соссюр оседает в Женеве, где преподает, руководит Академией, разрабатывает систему перестройки образования в городе, проводит огромное количество научных исследований и экспериментов. Летом проходят небольшие экспедиции в альпийские долины, где главный его интерес на этом этапе жизни – геология. Собственно, сам Соссюр признан в мире как автор этого слова, его вклад в систематизацию геологических знаний в целом, и особенно по Альпам, очень значителен.

При этом, интерес к Монблану остается. По следам своих товарищей и конкурентов Дюлака и Бурри, в 1776 году Соссюр поднимается на высшую точку массива Жиффр вершину Мон Бюэ высотой в 3096 метров, с которой открывается отличный вид на Монблан. Эта заветная мечта. Но в тот период, никого из местных жителей не интересует ни сам маршрут, ни обещанная премия.

Записки Горация-Бенедикта де Соссюра

Часть II. Накануне первого восхождения на Монблан

Женева в конце XVIII века

Как мы уже говорили в предыдущей статье, молодой тогда женевский ученый Гораций-Бенедикт де Соссюр в 1760 году назначил солидную премию тому, кто откроет путь восхождения на Монблан. Эта премия - часть легенды, мифа о первом восхождении. Этот факт имел место, безусловно. Но не стоит оставлять его в одиночестве. То есть и без вознаграждения всё шло к тому, что восхождение будет совершено. Хотя с другой стороны, вопрос времени играл роль. Если бы не успели взойти до наступления Революции, рождение альпинизма могло состояться намного позже.

Постоянный гид первого периода путешествий де Соссюра Пьер Симон и некоторые другие жители Шамони в начале 60-х годов провели первые разведывательные выходы, но были очень далеки от успеха. Традиций хождения по ледникам у местных жителей не было. Просто «по жизни» не было необходимости туда лезть. Поэтому они боялись всего, что связано с ледниками. Боялись почти панически и прежде всего, опасались ночевок на снегу. А без них, казалось, не обойтись. Внешне, казалось, что поиск пути к вершине Монблана прекратился. Но это не так. Просто процесс достижения высшей вершины пошел по эволюционному пути, то есть достаточно постепенно, что, как правило, не находит своего отражения в стандартной мифологии рождения альпинизма.

Тут самое время рассказать о предшественниках Соссюра и о его, в известной мере, конкурентах.

Во второй половине XIX века историю альпинизма взялись писать раньше других англичане. И она в классическом варианте, после перечисления легенд древнего мира и средневековья, начинается с «открытия Шамони» группой англичан. Их поход 1741 года действительно имел широкий резонанс и повлиял на развитие ситуации. Хотя на процесс «созревания» женевской публики объективно от англичан мало зависел. Просто в 60-70-е году развитие естествознания, как науки, вышло на такой уровень, что с экспериментальными целями ученые неизбежно пошли бы в горы. И англичане жили в Женеве достаточно обособленно, по своим правилам и воспринимались местными жителями как чудаки и оригиналы. XVII век был довольно удачным для Женевы, ей удавалось воздерживаться от участия в войнах и богатеть за счет этого. Городская элита получила возможность строить загородные дома, стать ближе к природе. Это способствовало появлению моды на романтическое отношение к ней, и в свою очередь привело к выходу на новый уровень естественных наук. Так что для рождения альпинизма было много объективных предпосылок. Собственно, он возник еще до восхождения на Монблан, которое стало лишь знаковым событием, прозвучавшим на весь культурный мир.

Но продолжим об англичанах. Знаменитый современный британский «Gap Year», год путешествий молодых людей по миру, это традиция, которая имеет исторические корни. Среди англичан такой способ изучения мира возник уже несколько веков тому назад. По крайней мере, к середине XVIII века, это была широко распространенная практика для состоятельных молодых людей. В течение многих лет, Женева была для англичан одним из самых любимых мест. В значительной мере это было вызвано религиозными причинами, обе страны были протестантскими. Это тогда было важным фактором.

Уильям Уиндхэм

По всем имеющимся данным, инициатором первого большого похода в Шамони был молодой англичанин Уильям Уиндхэм, Willian Windham (1717-1761). Сын одного из крупных английских землевладельцев, он прожил в Женеве почти два года. Собственно его публикации – это практически единственный источник информации об этом мероприятии. В них говорится, что Уиндхэм долго уговаривал своих товарищей прогуляться на ледники Савойи. И что решающим моментом в реализации его плана было появление в Женеве такой неординарной личности как Ричард Пококк, Richard Pococke (1704-1765). Вкратце его можно охарактеризовать, как путешественник-авантюрист. Предыдущие два года он провел в скитаниях по странам Азии и Ближнего Востока. Краткие фрагменты текста Уиндхема свидетельствуют о том, что Пококк умел подать себя и поставить свою личность в центр внимания. У него было несколько экзотических костюмов и масса интересных вещей. А уж необычных историй этот 37-летний мужчина мог рассказать неисчислимое количество. Именно на личность Поккока и собралась группа.

Кроме Уиндхэма и Поккока остальные участники редко где упоминаются. Перечислим их. Итак, в поездку отправились восемь британцев: Бенжамин Стиллингфлит, Benjamin Stillingfleet, учитель Уиндхема (1702-1771), Ричард Олдворт, Richard Aldworth (1717-1793), Томас Хемилтон, Thomas Hamilton (1720 or 1721-1794), Джордж Бэйлли, George Baillie (1723-1797), Роберт Прайс, Robert Price (1717?-1761), Уолтер Четвинд, Walter Chetwynd (1710-1786). И с ними выехали пять их слуг.

В коротких описаниях этого похода, обычно подчеркивается, что англичане выехали из Женевы, взяв с собой достаточно большой набор вооружения. Однако, о его применении речи во время путешествия не было. За исключением безнадежной стрельбы по горным козлам (chamois). Регион этот был спокойный, хотя в целом, в Савойе в те годы было немало проявлений, так сказать, разбойничьей деятельности.

Полноценной дороги в Шамони тогда не было, вверх по ущелью от Салланша вела узкая тропа. Поэтому добирались до конечного пункта с тремя ночевками.

Схема из статьи Уиндхема

По приходу в Шамони англичане разбили палаточный лагерь и начали опрос местных жителей. Их интересовала экскурсия на ледники. Однако шамонийцы дружно начали отговаривать гостей от этого мероприятия. Говорили, что еще никто из гостей ущелья никогда выше в горы не поднимался. Главным человеком в мелких населенных пунктах, к которым относился тогда Шамони, был настоятель церкви. Он принял английскую делегацию с радушием и взялся помочь организовать гидов и носильщиков. Был определен и объект – это место, которое носило название Монтанвер, идеальное для наблюдения за самым большим ледником района.

Картинка Шамони из статьи Уиндхема

Англичане вышли на восхождение 22-го июня в полдень. Их сопровождало несколько местных жителей, которые шли впереди, показывая путь, а также несли еду и вино. Подъем проходил по крутой тропе, которая местами была сложной для прохождения. Она в верхней части пересекала пару лавинных кулуаров, иногда приходилось идти траверсом по выбитым ступеням, и тогда активно использовались альпенштоки с металлическими наконечниками.

Англичане наслушались местных историй, которые можно разделить на две части. С одной стороны – это легенды, связанные с обычными для горцев суевериями: драконами, ведьмами и т.д... С другой, реальные или чуть приукрашенные рассказы о подвигах собирателей кристаллов, об охоте, о том, что раньше ледник был меньше и люди свободно ходили через перевал в долину Аосты.

Достигнув Монтанвера, участники экспедиции получили возможность полюбоваться настоящим морем льда. Уровень ледника был метров на 100 выше, чем сейчас. Уиндхем постоянно сравнивает его с Гренландией. Именно после его отчета в обиход вошло название Мер де Глас («море льда» или «ледяное море», француз.) Англичане вышли на само тело ледника, побродили по нему, попетляли между трещин и вернулись на морену. К вечеру, к темноте они были уже в Шамони и на следующий день отправились обратно в Женеву. Вот собственно и всё приключение, вошедшее в летопись Шамони, как эпохальное событие, с которого обычно начинается история туризма в регионе.

Монтанвер. Рисунок Бурри. Во время Уиндхема хижины не было еще


О дальнейшей судьбе героев этого похода скажем только, что Уильям Уиндхем в истории славен, как отец Уильяма Уиндхема-младшего. Выдающегося английского политика, выполнявшего, в частности, обязанности министра обороны в период наполеоновских войн.

Уже на следующий год, непосредственно под влиянием англичан, Шамони посещает женевец Пьер Мартель, ученый и инженер, занимающийся оптикой. Считается, что этому персонажу, оставившему короткий, но содержательный отчет об исследованиях, принадлежит заслуга первого в истории употребления слова Монблан. Сам он его придумал, либо кто подсказал, останется загадкой. До 1742 года гору называли чаще всего весьма неблагозвучным именем Мон Моди (Проклятая гора).

В последующие десять лет зафиксировано лишь пара посещений Шамони.

В 1753 году Шамони и традиционный Монтанвер посещают два молодых человека, женевцы братья Делюк. Об их роли в истории следует поговорить более подробно.

Собственно говоря, речь будет идти преимущественно об одном из братьев Жан-Андрэ (Jean Andre Deluc), так как его брат Гийом-Антуан был в их тандеме ведомым и ничем кроме того что он брат по жизни не отличился. Их отец Франсуа Делюк владел часовым бизнесом, а этим делом занималась в то время примерно треть жителей города. Будучи одним из самых богатых людей Женевы, Делюк-старший постарался сделать всё, чтобы его сыновья получили достойное образование. Кроме того, он сам отличался высокой культурой, либеральными философскими взглядами, что способствовало его дружбе с Жан-Жаком Руссо. Жан-Андрэ родился в 1727 году. Он по многим признаком может быть назван прямым предшественником Соссюра (старше на 13 лет), возможно, он служил для последнего прямым примером для подражания. Хотя по дневникам, Соссюр скорее относится к Делюку как к сопернику.

Жан-Андрэ Делюк

Жан-Андрэ Делюк, также как потом Соссюр, основными своими занятиями в науке избрал геологию, физику атмосферы и ботанику. И это так же привело его в горы, где он совершил несколько настоящих восхождений. В популярной истории, правда, самым значительным подвигом братьев Делюк, считается их совместная с Руссо экскурсия на лодках по Женевскому озеру. Фигура Жан-Жака Руссо (1712 - 1778) вообще может показаться переоцененной, хотя следует учесть, что был одним из самых значительных предвестников гигантского, затронувшего всех слома, каким стала французская революция. Деятельность этого философа и писателя, часто, упоминается теми, кто пишет об истории альпинизма. Его идея о необходимости «изучать природу и следовать за ней», его «новое отношение к природе», считается, что сыграли большую роль в общественном сознании. Однако, следует признать, что конкретно Соссюр или другие участники эпопеи «рождения альпинизма», поклонниками Руссо не были.

В 50-60-е годы братья Делюки совершают несколько походов и восхождений по ближайшим к Женеве горным массивам. Затем их внимание привлек пик, хорошо видный с массива Салев. Это скромная по нынешним меркам и незаметная гора Пик Бюэ стала важнейшей вехой в истории первого восхождения на Монблан и собственно рождения альпинизма. Первый раз Делюки попытались взойти на нее в 1765 году. Они с трудом нашли проход в верховья долины и к началу маршрута. Никто из местных жителей не смог им помочь в этом и восхождение сорвалось. Только с третьей попытки 22 сентября 1770 году братья Делюк, в сопровождении пары местных пастухов.

В том же 1770 году Жан-Андрэ Делюк становится членом правящего Совета Женевы. Однако события в городе развиваются не то благоприятному для него сценарию. Наступивший кризис, политический и финансовый, больно бьет по всему их семейству. Отец разоряется. Жан-Андрэ покидает родной город и отправляется сначала в Париж, а потом, откликнувшись на выгодное предложение, в 1773 году (в 46 лет) перебирается в Англию. Там он становится придворным ученым, преподавателем, советником королевской семьи. И проживет еще 43 года, переживая периоды приближения и удаления от королевской семьи, но в целом в благополучии и уважении.

Жан-Андрэ Делюк, рассматривая с вершины Бюэ склоны Монблана, пытался проложить логичный путь к его вершине. Мечта была, но ничего конкретного по ее реализации сделано не было. Всё оставлено для следующего поколения: Соссюра и Бурри. Кстати, оба они также поднимались на Пик Бюэ. И эти восхождения состоялись только под влиянием братьев Делюк. Но если Соссюр поднялся по уже проложенному и описанному пути, то Бурри открыл свой, новый маршрут со стороны Валорсина (Шамони).

Итак, кроме Соссюра, в течение многих лет, активно занимался поисками пути восхождения на Монблан другой женевец - Марк-Теодор Бурри (1739 - 1819), сын часовщика, певчий в храме, художник, журналист и политик. Словом, интеллигент-разночинец, творческая, беспокойная натура. В жизни его горы заняли значительное место, он много путешествовал, выбирался в горы 60 сезонов, то есть, практически каждый год своей сознательной жизни.

Бурри


Марк-Теодор много о горах писал, его тексты (книги и статьи) полны восторженных эмоций, которые часто кажутся преувеличенными. Тут он напоминает современных журналистов, временами пишущих на горные темы. Правда, на первом плане у Бурри всё же была красота. Но затем обязательно – опасность, пропасти, страх и т.п... При этом часто писатель преувеличивал при этом масштаб собственного "Я". "Его рот никогда не закрывался" - такую образную характеристику Бурри дал один из современников. Человек необычайной энергии, он очень часто вел себя странно. Так, например, публично называл себя обладателем "лучшего голоса в мире". Свои "гениальные" по его мнению, картины он рассылал европейским монархам, выпрашивая у них вознаграждения. И надо сказать, его иногда принимали. Эти его картины не сохранились, а вот иллюстрации к книгам, в том числе для Соссюра, получились очень качественными. Кто-то из известных людей назвал Бурри «летописцем Альп» и тот настолько близко принял это к сердцу, что везде себя так и представлял.

Его книги и многочисленные статьи об Альпах были очень эмоциональными и часто преувеличивали сложность и опасность походов. При этом точность данных и научных наблюдений страдали. Бурри всю жизнь мечтал о вершине Монблана, но когда был уже близко к ней, легко и навсегда отказался от нее. Но это тема другого рассказа.

Одна из книг Бурри


Проследим, однако, как развивалась практика горных путешествий для главного нашего героя - Горация Бенедикта де Соссюра. В 60-е годы он путешествует преимущественно в ближних к Женеве районах и в Юре. Затем во время женитьбы и рождения детей, ездит по миру, но в горы почти не ходит. Исключение представляет собой поход вокруг Монблана, предпринятый в 1867 году. Его партнерами были гид Симон, близкий друг, ученый Жан Луи Пикте и молодой человек, о котором известно только имя – Жалабер.

Начиная с 1774 года, Соссюр планирует и почти всегда осуществляет ежегодные летние экспедиции. В 1774 году - это второй тур вокруг Монблана. При этом он с гидами совершает первое восхождение на Крамон, панорамный пункт над Курмайором. Затем, посещает монастырь на перевале Сен-Бернар, где знакомится с аббатом Мурритом, увлекая его идеей изучения гор. Вместе они поднимаются на панорамный пункт гору Шеналетт у перевала Сен-Бнрнара.

В 1775 год Соссюр путешествует по Центральной Швейцарии. Он проходит перевалы Фурка, Гримзель, Сен-Готард и другие. Его выходы в горы носят больше геологический характер.

В 1776 году Соссюр вместе с гидами Пьером Симоном и Пьером Буайоном поднимается на Пик Бюэ, по пути братьев Делюк. На восхождении проводится ряд научных опытов, делаются измерения и зарисовки.


Из книги де Соссюра


1777 год посвящен двум другим районам Швейцарии, Соссюр изучает Граубюнжен и Бернский Оберданд 1778 – в третий раз проходит маршрут Вокруг Монблана, на этот раз с Жаном Трабле и учеником Огюстом Пикте. В этот же год совершается второе восхождение на Бюэ.

В этот год Соссюр записал в свой дневник, что его наблюдения за природой требуют много времени и раздражают компаньонов. И принимает решение, что впредь ему лучше путешествовать одному.

1778 - второе восхождение из Курмайора на Краммон. В 1779 году воодушевленный Соссюром аббат монастыря Сен-Бернар Мурит (ему 37 лет) взошел с проводниками на гору Велан. Достаточно непростое восхождение, включающее крутой кулуар и участок скал. Самое сложное на тот момент в истории.

В 1781 Соссюр еще раз посещает Сен-Бернар и вместе с Муритом осуществляет экскурсии по ледникам. В 1783 году работает в Бернском Оберланде, проходит «перевальный поход» от Женевского озера до Майрингена. В 1784 году Соссюр путешествует по Центральной Швейцарии. В районе Энгельберга он восходит на вершину Граушток над Йохпассом.


В эти годы он неоднократно посещает Шамони, где видит, как постепенно становится реальной его мечта. С каждым годом растет качество гидов, они поднимаются всё выше, становятся всё смелее. И тому есть объективные причины. Во второй половине 70-х годов XVIII века количество туристов, посещающих ледники Монблана, значительно выросло. У местных жителей появился реальный интерес к работе проводниками. Самые сильные из мужчин постепенно овладевали необходимыми для восхождения на Монблан навыками. В это время «заказ» женевского академика перестал казаться неисполнимой задачей. И в 80-е годы началось достаточно планомерное продвижение к осуществлению цели.

Источник: http://alpindustria.ru

+++

Комментарии (6)

Всего: 6 комментариев
  
#1 | Анатолий »» | 23.07.2012 15:18
  
2
Довольно своеобразный феномен в альпинизме. Это сейчас женщины штурмуют вершины без зазрения совести, но тогда в начале 19 века это было неслыханной дерзостью. Немецкая поговорка " дети, кухня, церковь" - бытовала по всей Европе и Америке. Куда там было женщинам заниматся восхождением на вершины, это был приоритет мужчин. Одна из женщин - феминисток преодалела барьер "недозволенности". Это была Энни Пек.

Annie Peck in 1874


Биография Энни Смита Пека
Энни Смит Пек – американская альпинистка.
Энни Смит Пек родилась в 1850 году в американском городе Провиденс штата Род-Айленда.
Энни Пек всегда питала живой интерес к науке, в результате чего получила степень магистра в мичиганском университете. Затем продолжила свою учебу в Германии и в Греции, долгое время была преподавателем – учила латинскому языку в колледже Смита и в Университете Пердью. В первые интерес к альпинизму пробудился в Пек, когда она воочию увидела мощь и величество горы Маттерхорн. Она начала тренироваться и в итоге покорила гору. Кроме того, неоднократно восходила на горы Северной и Южной Америк, а так же на европейские возвышенности.
В 1908 году Энни, которой на тот момент было 58 лет, в Андах совершила восхождение на пик горы Хуаскаран, высота которой составляла 6656 метров, в результате чего поставила «общеамериканский» рекорд. Это было настоящей сенсацией в мире альминизма.
Уже находясь в преклонном возрасте, в 61 году Энни пек покорила перуанскую гору Коропуна. И опять побила рекорд, став первой женщиной в высотном альпинизме. Но и тогда не отказалась от карьеры альпинистки. Последний свой «забег»-восхождение она совершила…в 82 года.
Скончалась Энни Пек в 1935 году.

Источник: http://bestsportsmen.ru
  
#2 | Анатолий »» | 23.07.2012 16:38
  
1
Нельзя не упомянуть и о Генри Расселе - альпинисте.
Его любовь к горам была большой и глубокой, особенно к Пиренеям.




Генри Рассел (1834 - 1909) имел титул барона и так же был графом.
Он родился в Тулузе, отец его был ирландец, который не избежал репрессий католиков, а мать француженка.

Он рос довольно эксцентричным человеком, отчасти потому что не очень хорошо учился в школе, чтобы быть готовым к карьере, и в основном потому, что его наследство было достаточным, чтобы не работать и жить легко и комфортно.
Рассел Продукт ирландской аристократии и французского богатства.

Генри Рассел смотрит на мир

В 20 лет, Рассел увидел большую часть Северной Америки и Южной Америки, пересек Россию, Сибирь и пустыню Гоби, незаконно проник в Китай, отправился в Пекин, а также побывал в Японии, Новой Зеландии, Австралии и Индии.

В возрасте 24 лет, Генри стал первым человеком, который поднялся на пик Neouvielle и Ardiden. Он пошел дальше, и поднялся на Mont Perdu три раза. За десятилетие он добился многочисленных первых восхождений в Пиренеях. В дополнение к 30 первопрохождений, он имел значительное число вторых или третьих восхождений на другие вершины.

Он любил ночевать на горных вершинах так же, как он любил восхождение. Наконец, после трех подъемов, в том числе в зимнее время, это было Vignemale и ледника, который он сделал центром своей жизни. В 1880 году он провел августовскую ночь на вершине высшей точки Vignemale, в Лонг Пике.

Рассел Изобретает спальный мешок и горные приюты.

Его любовь к физическому контакту с горами привело его к введению спальных мешков в летопись альпинизма. Его первый спальный мешок было сделан из шерсти овчины. Далее он предоставил приют для альпинистов, он создавал приюты в естественных скальных пещерах с железными дверями, на любимой Vignemale.

Ученые, ботаники, исследователи и даже политики, делали ночевку в этих хорошо оборудованных пещерах. Он оставлял в них большой запас еды, а также алкогольные напитки и сигареты.

Он хотел быть похоронен на горной вершине, чтобы он мог, как он объяснил, "чувствовать" и "быть" в горах.

Генри Рассел последние годы на Vignemale

Последняя пещера Рассела, называется Grotte дю Паради ( "Райский грот" ), и была построена в 1893 году только 18 метров ниже вершины. Он начал проводить все больше и больше времени там, живя как отшельник. Рассел сделал свой последний подъем и ночевку на любимой горной вершине 8 августа 1904 года. Он провел свои последние пять лет за написанием книг о своих путешествиях, в Пау и Пиренеях.
Он умер в 1909 году.
  
#3 | Анатолий »» | 23.07.2012 17:14
  
1
Мы много вспоминаем о горах Европы и Америки, но куда меньше о горах в Новой Зеландии и альпинистах, которые восходили на эти горы.




Как только исследователи обнаружили горы Новой Зеландии и как до них добраться, европейцы начали подниматься на них. Переход от разведки до альпинизма начался в последние два десятилетия 19 века. A.P. Харпер, сын исследователя Леонарда Харпера, вернулся из Европы в 1889 году после восхождения в Альпах. Он объединился с последним значительным исследователем Новой Зеландии Чарли Дугласом, и вместе они исследовали целый ряд гор и в долинах рек на западном побережье. Harper играет важную роль в формировании в Новой Зеландии альпийского клуба в 1891 году.

На фотографии, Дуглас (слева) и Harper на привале в долине реки Кук. То же относится и к собаке Дугласа, Бетси Джейн. (я только не знаю можно ли ее тоже назвать альпинисткой)
  
#4 | Анатолий »» | 24.07.2012 20:32
  
1
Альпинизмом в России до 1786 года, принятого за официальную дату начала мирового альпинизма, практически не было. Первым из известных восхождений русских людей, был подъем Петра I на гору Броккен, (1142м) в Южной Германии в 1697 году.

Осваивая восточные рубежи России в 1788 году на Ключевскую сопку (4750м) на Камчатке поднялись участники русской экспедиции Даниил Гаусс с двумя спутниками, что нашло отражение в отчете экспедиции.

В 1817 году группой офицеров Пятигорского гарнизона была сделана попытка восхождения на высшую точку Кавказа вершину Эльбрус (5634м). Из-за пурги группа была вынуждена вернуться с высоты 5000 метров.

Год 1829 оказался знаменательным. Младший проводник Эльбрусской экспедиции Российской академии наук Келар Хаширов взошел впервые на восточную вершину Эльбруса (5628м) 29 июля 1829 года. До перемычки между вершинами на высоту 5100 метров поднимались также старший проводник Ахия Сотгаев, академик Э. Ленц и казак П. Лысенков. Две памятные чугунные доски, установленные в Пятигорске и Нальчике, напоминают и сегодня о первом покорении Эльбруса.

Платон Чихачев - член Академий и географических обществ ряда стран, географ оставил след в истории альпинизма. В 1835 году он совершил путешествие по Америке от Канады до Огненной Земли. В Андах Южной Америки он совершил восхождение на ряд вершин, в том числе - и на Пичинчу (4787м).


Андрей Васильевич Пастухов

Во второй половине XIX века русские топографы взошли на некоторые вершины Кавказа (Чаухи, Базардюзю и другие) и вели оттуда топографические съемки. Наибольшую известность имел Иван Васильевич Пастухов, прошедший новый путь на Казбек в 1889 году. В 1890 году он с тремя казаками взошел на Западную вершину Эльбруса, и в следующие годы покорил еще 10 вершин Кавказа.

_______________

Андрей Васильевич Пастухов родился 16 (28) августа 1858 года в Харьковской губернии.
Всю свою сознательную жизнь провел в горах Кавказа, самоотверженно отдаваясь любимой работе – топографической съемке высокогорных районов. На его долю выпала почетная и трудная задача произвести съемку центральной части Большого Кавказа, она была им блестяще выполнена, и на карте Кавказа исчезло множество белых пятен.

Он первый составил Карты вершин Большого Кавказа: Эльбруса, Казбека, Арарата, Алагеза, Хапацы, Ушбы, все съемки отличались высоким качеством.

Как ученый и исследователь, Пастухов исходил и изъездил верхом на лошади сотни километров по диким ущельям, труднодоступным перевалам, ледникам и долинам. Побывал в Дагестане, Кабарде, Осетии, Грузии, Армении и дал их подробные описания. Попутно знакомился с жизнью, бытом, обычаями, верованиями маленьких горских племен и народностей. Пастухов написал много познавательных очерков и о жизни животных, птиц, насекомых тех мест, где прежде почти никогда не ступала нога исследователя. Своими пристальными и живыми наблюдениями, а затем глубокими и точными выводами он внес много нового в такие науки, как геология, метеорология, гидрология, гидрогеология и даже только зарождающаяся медицинская география. Как большой знаток ледников и снежных покровов Кавказа, Пастухов собрал и обобщил немало ценных сведений для совсем молодой по тем временам науки, изучающей деятельность ледников, – гляциологии. Жизнь высокогорных озер, течение стремительных потоков, шумных водопадов, работа ветров, смена тепла и холода – ничто не ускользало от внимательного пытливого глаза Пастухова.

Андрей Васильевич был отличным фотографом, брал с собой тяжеловес­ную аппаратуру, поднимаясь на самые высокие вершины Кавказа.

Свои дневники, путевые заметки Пастухов обработал и использовал в увлекательно написанных отчетах о восхождениях на Эльбрус, Алагез и другие вершины. Очерки «Огни святого Эльма и шаровидные молнии», «Поездка по высочайшим селениям Кавказа» и другие были также напечатаны при жизни Пастухова в таких крупных изданиях, как «Кавказ», «Записки Кавказского отдела Русского географического общества», «Метеорологический вестник» и др.

Пастухов занимался и сбором этнографического материала. Так, например, его очень заинтересовали жители селения Куруш – самого высокогорного на Кавказе и в Европе. Оно расположено на высоте 2479,7 м на южном отроге горы Шлабуз-даг в 88 км от Каспийского моря. Конечно, для того чтобы совершать такие подъемы на вершины гор, надо было быть не просто топографом, но и, прежде всего, альпинистом.

И Андрей Васильевич стал одним из первых русских альпинистов, а точнее сказать, зачинателем русского альпинизма.

Пятигорск был любимым местом отдыха Пастухова. Впервые он приехал в этот город в 1881 году. Здесь у него было много друзей и добрых знакомых. Особенно близким был он в семье Г. Раева, лучшего художника-фотографа России того времени. Они любили вместе подниматься на Машук, с вершины которого любовались цепью Кавказских гор, «начинающихся Казбеком и оканчивающихся Эльбрусом».

В последний раз приехал Пастухов в Пятигорск в июне 1899 года. Чувствовал себя прекрасно, был весел, шутил. На несколько дней отправлялся на охоту к подножию своего любимого Эльбруса, поднимался на его склоны, бродил по ледяным полям. Однажды, вернувшись с прогулки, он пожаловался на усталость, чего с ним никогда не было, а через несколько дней у него появилась одышка. Пришлось лечь в больницу. Пастухова поместили в палату, из окон которой хорошо видна была цепь Кавказских гор. Его больной взор был устремлен к вершинам. Окна были открыты, но Андрей Васильевич просил: «Воздуха, воздуха». Предчувствуя близкий трагический конец, он попросил пе­ревезти его домой. Умирая, он завещал своим друзьям похоронить его на вершине горы Машук, откуда виден Кавказ. Друзья обещали...

23 сентября (5 октября) 1899 года А. В. Пастухова не стало.




________________


По сравнению с развитием альпинизма на Западе процесс развития альпинизма в России шел очень медленно. Освоению гор в большей степени поспособствовало создание в 1845 году Русского географического общества. По его инициативе проводились многие экспедиции в горные районы Средней и Центральной Азии. Известные путешественники: Н.П. Семенов-Тяньшаньский, Н.М. Пржевальский, А.П. Федченко, И.В. Мушкетов и другие в своих книгах-отчетах об экспедициях знакомили широкий круг читателей с природой и особенностями посещаемых ими стран. В ходе путешествий энтузиасты-ученые прошли многие ущелья, перевалы, нанесли на карты хребты и вершины.




В последней четверти XIX века был создан ряд горных клубов: в Тифлисе, Одессе, Пятигорске. С 1901 года действовало Русское горное общество с отделениями во Владикавказе, Пятигорске, Сочи, Верном (ныне Алма-Ата).

Знаменательно участие русских людей в покорении вулкана Эребуе в Антарктиде в 1911 году. Это были члены экспедиции Р. Скотта к Южному Полюсу. Дмитрий Гирев входил в группу, которая во главе с геологом К. Пристли покорила Эребуе.

В 1914 году географы и любители гор братья Троновы взошли на высшую точку Алтая - восточную вершину горы Белухи (4506м).

Результаты дореволюционного развития альпинизма в России весьма скромны. Членов РГО насчитывалось не более 1000 человек, в то время Австро-Германский альпклуб насчитывал в 70 раз больше. К 1914 году уровень развития альпинизма в Pоссии отставал от западного альпинизма на 100 лет.
  
#5 | Анатолий »» | 24.07.2012 21:27
  
0
Создание Горных Клубов, и Горного Общества несомненно способствовало развитию в России альпинизма. Поэтому представляем вашему вниманию очерк, который больше раскроет эту интересную сторону истории альпинизма в России.


Эмблема Русского горного общества

13 августа 1857 года, успешно завершив восхождение на одну из альпийских вершин, четверо британских горных туристов приняли решение создать в своей стране Альпийский клуб. Вернувшись в Англию, один из восходителей - Эдвард Кеннеди разослал проспект с проектом Устава клуба.

Так возник в памятное для Англии десятилетие Альпийский клуб, да и само привычное для нас понятие - альпинизм. Это был период индустриального и экономического подъема страны. Первыми членами клуба были исключительно представители состоятельных кругов: адвокаты, судьи, доктора, духовные лица, преподаватели колледжей, политические деятели, люди искусства, ученые, представители верхушки средней буржуазии.

Первым президентом клуба был избран Джон Болл. Неутомимый путешественник, он особенно тщательно исследовал Восточные Альпы, выпустив обстоятельный путеводитель, включавший ботанические, геологические и другие данные по этому району. В первой половине 60-х годов XIX века восхождения в Альпах приобретают невиданный размах. Характерно, что в этих восхождениях англичанам сопутствовала небольшая группа местных проводников - сильных, выносливых и опытных горцев.

Первый по времени рождения клуб мира не мог быть представительным даже для альпинистов своей страны. Бурное развитие альпинизма требовало создания на местах новых клубов. Так, вслед за английским клубом возникает в 1862 году австрийский, который позднее, к 1872 году, сливается с немецким, образуя одно из самых многочисленных для того времени объединений любителей путешествий и восхождений в горах.

Швейцарский клуб, возникший в 1863 году, включил в свой Устав не только спортивные, но и широкие исследовательские цели. В 60-80-х годах возникают подобные клубы в странах Европы, Азии и Америки. В программы их деятельности входят "научное изучение гор и облегчение путешествий в горных областях".

АЛЬПИЙСКИЙ КЛУБ В ТБИЛИСИ

В России первый альпийский клуб был создан в 1877 году в Тифлисе при Кавказском обществе естествознания. Деятельность клуба была в большей степени научной, и члены клуба время от времени делали доклады на заседаниях Кавказского отделения Русского географического общества.

Кавказский альпийский клуб в Тбилиси просуществовал лишь несколько лет, и уже к середине 80-х годов его деятельность сходит на нет. Клуб на протяжении всего времени своего существования оставался малочисленным: количество его членов не превышало 40 человек. Трудно было определить и какую-либо четкую направленность исследовательской работы клуба. Это хорошо видно из двух печатных трудов клуба. Сами тома носили название "Известия". Так, в первом томе рассказывалось о распространении главнейших древесных пород в Черноморском регионе, а также о кавказских тетеревах и распространении в Закавказье куриных пород. Один из авторов написал о водном бассейне подземного замка Вардзия. Второй том практически был посвящен флоре Кавказа.

К сожалению, ни в первом, ни во втором томе ничего не сообщалось о маршрутах по Кавказу, горных вершинах, перевалах, ледниках и других специфических условиях путешествия в горах. Это, без сомнения, характеризовало ограниченность деятельности клуба. Если отдельные члены и совершили несколько одиночных экскурсий в горы, то сам клуб за весь период деятельности не организовал ни одной совместной, общей поездки или экспедиции, как это было принято традиционно в альпийских клубах за рубежом.

В конце XIX века Кавказ по-прежнему, как и во времена путешествия А.С. Пушкина, представлялся непроходимым и крайне опасным для жизни.

Вот как рассказывается о Военно-Грузинской дороге в одном из номеров журнала "Всемирный путешественник" за 1887 год: "Кавказ не имеет веселого, мирного вида европейских Альп: в нем все угрюмо. Вдобавок, Кавказ отличается еще недоступностью своих высоких перевалов, своею непроходимостью. Дороги, ведущие через него, представляют собою лишь невозможные тропинки... С одной стороны у него отвесная горная стена, с другой обрыв, в глубине которого слышен рев потока.

...Были примеры, что люди непривычные к горным переходам и впечатлительные не выносили ужасов подобных тропинок, их нервная система изнемогала под влиянием испытанных потрясений и они сходили с ума".

КРЫМСКО-КАВКАЗСКИЙ ГОРНЫЙ КЛУБ


Крымский горный клуб

В конце 80-х годов XIX века в Ялте возник "Кружок любителей природы, горного спорта и Крымских гор", он много сделал для развития отечественного туризма и экскурсий. Крым привлекал путешественников разных возрастов близостью моря и доступностью своих хребтов. Туда вели вполне хорошие тропы.

Одним из первых, кто организовал туристскую поездку в Крым еще в 1876 году, был профессор геологии Новороссийского университета Н.А. Головкинский. Сам университет находился в Одессе, и профессор пригласил в поездку 25 студентов. Он договорился о бесплатном проезде своих подопечных на пароходе Русского общества пароходства и торговли из Одессы в Крым и обратно.

Эта первая экскурсия в Крым была полна курьезных случаев. Вот запись одного из участников: "Наше появление на юте парохода в оригинальных дорожных костюмах сначала произвело некоторую панику среди первоклассных пассажиров. Одеты мы были в большинстве в блузы, в высоких сапогах, с молотками, кинжалами, сумками и фляжками через плечо, в самых разнообразных шляпах и фуражках. Но пароходная публика скоро присмотрелась к нам и увидела, что мы совсем не так страшны, как показалось поначалу".

Столь же настороженно встретили экскурсантов в Ялте: "Не могу не отметить замешательства и паники, какие произвели мы на мирных обывателей Ялты, не предупрежденных о нашем появлении на улицах города. Мы представляли собою такую картину: впереди на белой лошади ехал верхом Н.А. Головкинский, человек пожилой, весьма представительней наружности; за ним шла группа экскурсантов, в оригинальных костюмах, что придавало вид по меньшей мере каких-то инсургентов (повстанец, мятежник); позади татары-проводники с вьючными лошадьми. Наше путешествие совпало с герцеговинским восстанием, а потому, естественно, могло навести панику на жителей Ялты".

Знаток и большой поклонник крымской природы, профессор Н.А. Головкинский выпустил позже отличающейся полнотой и точностью путеводитель но Крыму.

Позднее, в 1890 году, в Одессе возникает Крымский горный клуб. С 1891 по 1915 год издается журнал "Записки Крымского горного клуба", в котором публикуются отчеты экспедиций, описываются маршруты путешествий и экскурсий.

Учредителями и первыми членами Крымского горного клуба были ученые, врачи, юристы, известные исследователи Крыма. Устав клуба разработал геолог Ю.А. Листов. Председателем правления избрали горного инженера Л.П. Долинского, автора многих научных трудов.

Основатели и члены Крымского горного клуба заложили прочный фундамент развития горного туризма в России. В уставе клуба говорилось о целях его деятельности:

1. Научное исследование Таврических (Крымских) гор и распространение собираемых о них сведений.
2. Поощрение к посещению и исследованию этих гор и облегчение пребывания в них естествоиспытателям и художникам, отправляющимся в горы с научной или артистической целью.
3. Поддержка местных отраслей сельского хозяйства, садоводства и мелкой горной промышленности.
4. Охрана редких горных видов растении и животных.

Какие же средства для достижения всех этих целей предлагались в Уставе клуба? Это общественные собрания и общие экскурсии, научные беседы и сообщения туристов, издания на средства клуба его трудов, составление всякого рода научных лекций, заботы об облегчении путешествий членов клуба, устройство и содержание убежищ в горах, содержание проводников и горной стражи, поддержка постоянных сношений с Императорским Русским географическим обществом.

Каждый член клуба пользовался всяческим содействием со стороны отделений Крымского горного клуба. Издавался ежемесячный журнал, который рассылался членам клуба бес платно. Правление клуба находилось в Одессе, а его отделе имя - в Севастополе и Ялте. Уже в первые годы клуб насчитывал около 400 членов.

Крымский горный клуб представлял собой общественную организацию, существовавшую материально за счет взносов своих членов, различных пожертвований, средств полученных от экскурсий, изданий трудов. Как указывалось в Уставе клуба, членский взнос составлял 5 рублей, а единовременный - 2 рубля. Членами клуба могли стать лица независимо от места жительства: граждане любых городов и селении России, "достигшие совершеннолетия и по суду непорочные".

Свою деятельность клуб начинал с организации экскурсии девятнадцати членов в Крым в апреле 1891 года. Экскурсанты посетили Севастополь и ознакомились в районе между Севастополем и Гурзуфом с археологическими раскопками в Херсонесе древним Инкерманским монастырем, высеченным в известняках. дворцом в Алупке, Айтодорским маяком, Никитским садом и многими другими достопримечательностями Крыма. Во время этой восьмидневной экскурсии членами клуба были собраны геологические, почвенные, ботанические и энтомологические коллекции, которые должны были послужить основой при создании музея Крымского горного клуба. Кроме того, в семи пунктах экскурсанты исследовали воздух. Но для истории туризма значение данной экскурсии в том, что за время ее проведения были созданы два отделения Крымского горного клуба, в Севастополе и Ялте, среди которых второму принадлежит особая роль в развитии туризма и экскурсий в Крыму.

После утверждения Устава правление Крымского горного клуба разослало сообщение об открытии и Устав клуба научным и художественным учреждениям и обществам России, редакциям столичных, одесских и крымских газет и журналов, представителям администрации городов Южной России, некоторым частным лицам и иностранным альпийским клубам. Тем самым клуб громко заявил о себе и вскоре получил известность у любителей путешествий.

Уже на втором году существования он насчитывал 302 члена из многих городов России и по одному представителю из Парижа и Штутгарта. Самым многочисленным было Одесское отделение - 122 члена, дальше следовали Севастопольское отделение - 61 член и Ялтинское - 52 члена. 25 членов насчитывалось в Петербурге, 13 - в Киеве, 6 - в Херсоне, 5 - в Харькове, 3 - в Москве и по одному-два члена в Екатеринославе, Владикавказе, Тифлисе, Самарканде и других городах (Отчет о состоянии и деятельности Крымского горного клуба за 1891, 1892 годы).

С первого же года Крымский горный клуб приступил к собиранию данных по геологии, географии, флоре, фауне, этнографии, археологии и истории Крыма и поставил задачу начать издание этих материалов с целью популяризации Крыма как туристского района России. И уже в 1891 году увидел свет первый выпуск "Записок Крымского горного клуба", после чего они регулярно издавались в течение 25 лет.

Основное место в "Записках" отводилось материалам о Крыме. Так, в первом номере были помещены статьи Ю.А. Листова "Альпинизм и Крымский горный клуб" и "Гипсометрические измерения в Таврических горах", Р.А. Пренделя "Очерк геологического строения Крымских гор" и стенограмма публичной лекции Л.П. Долинского "О полезных минералах Крыма". Во втором выпуске "Записок" читатели познакомились с материалом председателя Ялтинского отделения Крымского горного клуба врача В.Н. Дмитриева, в котором рассматривалось гигиеническое значение горных экскурсий (вероятно, одним из первых исследований подобного рода), а также с описаниями нескольких экскурсий на Яйлу и Чатырдаг, из Ялты в Бахчисарай через Ай-Петри и Кокоз.

Направленность "Записок" на знакомство читателей с природой, историей, этнографией Крыма, а позднее, когда клуб стал называться Крымско-Кавказским горным клубом, и Кавказа, не изменилась за все 25 лет их существования. В последних выпусках можно прочитать о путешествии через Клухорский перевал, о горе Арарат, озере Кардывач, одном из красивейших и популярных и сегодня среди туристов, крымских пещерах и их фауне и т.д. Публикации о зарубежных горных системах и туризме в других государствах занимали в "Записках" крайне ограниченное место.

Известность Крымского горного клуба с каждым годом возрастала, что было связано как с активной экскурсионной деятельностью, проводимой им, так и с открытием новых отделений клуба в различных городах России.

После внесения в 1901 году в Устав клуба дополнений, которыми разрешалось открывать отделения клуба не только в Таврической губернии, но и по всей России, уже в 1902 году были учреждены Екатеринославское, а затем Гагринское отделения, после чего было принято решение о переименовании клуба в Крымско-Кавказский горный клуб, в задачи которого теперь входили исследования и организация экскурсий и на Кавказе.

Через год, в 1903 году, открылось Бессарабское отделение в Кишиневе, в 1908 году - Бакинское и в 1911 - Рижское, наиболее удаленное от Крыма и Кавказа.

Основу деятельности отделений клуба составляла организация экскурсий. Правление Крымско-Кавказского горного клуба, находившееся в Одессе, начало с экскурсий в Крым как для своих членов, так и для всех желающих совершить эти путешествия. Постепенно оно расширило географию поездок и в 1910-е годы большое внимание начало уделять экскурсиям на Кавказ, особенно в район Красной Поляны и Военно-Грузинской дороги. А в 1913 году экскурсионная секция подготовила многодневные маршруты по Крыму, Кавказу, Уралу, к Днепровским порогам. Продолжительность некоторых маршрутов достигала 40 дней. Приглашение принять участие в этих экскурсиях заранее публиковалось в "Записках" клуба (Экскурсионная секция Крымско-Кавказского горного клуба, 1914 год).

Севастопольское отделение ограничило свою деятельность в основном близлежащими районами Крыма и проводило экскурсии в Балаклаву, Херсонес, Инкерман.

Бакинское отделение организовывало и дальние, и ближние экскурсионные поездки. Члены отделения побывали в Крыму, Одессе, Новом Афоне, в Чиатуре на марганцевых копях и в ряде других мест Закавказья.

Самое молодое Рижское отделение не успело провести ни одной экскурсии в Крым или на Кавказ из-за высокой стоимости железнодорожных билетов, доступных лишь людям со значительным достатком. Льгот для членов клуба правлению Рижского отделения добиться не удалось. Его деятельность ограничилась общими собраниями и научными докладами.

Особое место в деятельности Крымско-Кавказского горного клуба занимало Ялтинское отделение. Длительное время его возглавлял большой энтузиаст экскурсионного дела врач Владимир Николаевич Дмитриев. Отделение не отличалось многочисленностью, состояло из 50-80 человек, и только в 1913 году число его членов достигло рекордной цифры - 104. Но именно это отделение впервые в России занялось широкой экскурсионной деятельностью, организацией многочисленных туристских поездок в Крым, экскурсий в Крымские горы и по наиболее интересным местам крымского побережья.

Ялтинским отделением совместно с Обществом содействия благоустройству курорта Ялта было создано несколько троп для облегчения пешеходных экскурсий в горы. Первой в 1899 году появилась Штангеевская тропа, которая от водопада Учан-Су вела на хребет Яйлы через наиболее живописные участки восточного склона Яйлы. Она имела протяженность более 8 верст и предназначалась для экскурсантов любой физической подготовленности, так как была столь полога, что даже люди, не привыкшие к горным прогулкам, свободно по ней поднимались. По всей тропе имелись знаки и надписи на камнях, указывавшие пройденное расстояние и дальнейшее направление движения.

Эта первая туристская тропа в России стала прообразом сегодняшних туристских троп, которые являются одним из действенных средств регулирования взаимоотношений между туристами и природой.

Вслед за Штангеевской появилась Боткинская тропа, созданная на деньги, пожертвованные почитателями профессора Сергея Петровича Боткина. Эта удобная и интересная для прогулок туристов тропа вела к водопаду Яузлар, окрестности которого отличались густыми живописными сосновыми лесами. По всему пути Боткинской тропы были установлены указатели движения и скамейки для отдыха.

Несколько позже появились еще две тропы, ведущие в горы, - Крестовая и Дмитриевская, названная в честь первого председателя Ялтинского отделения В.Н. Дмитриева.

Все туристские тропы находились под пристальным наблюдением членов Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба. Они постоянно расчищались, приводились в порядок на его средства.

Кроме троп для удобства, путешествующих по Крымским горам был создан на Чатырдаге первый в России туристский приют, которым могли пользоваться как члены Крымско-Кавказского горного клуба, так и все остальные любители походов. Чатырдагский приют располагался вблизи пещер Бинь-Башхоба и Суук-хоба, в нем останавливались в основном те, кто собирался посетить эти пещеры. В "Записках Крымского горного клуба" давалось описание возможных услуг:

"Сторож приюта обязан был оказывать возможную помощь и услуги всем, кто пожелает воспользоваться приютом.

По требованию посетителей он должен поставить самовар, дать посуду, или поставить чай или кофе стаканами, подать, по возможности, молоко, яйца, зажарить шашлык (если путешественник добудет барана от соседних пастухов). Он обязан проводить в пещеры, дать, сколько потребуют, свечей. В случае холода, ночующие могут потребовать, чтобы он разложил в камине огонь.

Если найдутся у сторожа какие-либо другие предметы, нужные посетителям, как-то: кошма, подушка, одеяло или какие-нибудь съестные припасы, он может предлагать их желающим.

За исполнение всех требований и за услуги сторож получает плату по таксе, утвержденной Правлением на тот или другой срок".

Приют на Чатырдаге был известен путешественникам. Ежегодно в нем ночевали сотни туристов, оставившие множество благодарных записей в журнале в адрес Крымско-Кавказского горного клуба за ночлег и предоставленную редкую возможность осмотреть интересные сталактитовые пещеры.

Экскурсионный сезон Ялтинского отделения Крымско-Кавказского горного клуба был весьма продолжителен. Чаще всего он начинался в апреле и заканчивался в октябре, но в отдельные годы при благоприятных погодных условиях его временные границы могли раздвигаться. Так, в 1912 году первая экскурсия состоялась 25 февраля. Это самый ранний срок начала экскурсионного периода. Самое позднее, когда экскурсионный период закончился, было 30 ноября 1909 года. В этом же году экскурсионный период был наиболее длительным - 252 дня.

Среди членов Ялтинского отделения особую заботу об организации экскурсий проявлял врач Ф.Д. Вебер, который, несмотря на свою большую занятость, являлся одним из активнейших членов отделения. В 1898 году он стал директором экскурсий, в обязанности которого входили разработка новых экскурсионных маршрутов, заключение контрактов с поставщиками лошадей и экипажными мастерами, поиск мест для проживания экскурсантов, хлопоты об удешевлении экскурсий для учащихся и многое другое. В отчете Крымского горного клуба за 1897 год указывалось, что "экскурсии Ялтинского отделения, благодаря энергии и уменью председателя отделения В.Н. Дмитриева и членов правления Ф.Д. Вебера и других, организованы в целую систему".

Год от года экскурсионная деятельность Ялтинского отделения набирала силу. Начав с организации экскурсий для нескольких десятков своих членов, уже в 1896 году оно провело 181 экскурсию для 1491 человека, а в 1912 году число экскурсий достигло 645, а их участников - 15 229 человек. Всего за время своего существования оно обслужило свыше 120 000 человек.

Экскурсии Ялтинского отделения отличались большим разнообразием маршрутов. Основу их составляли однодневные экскурсии в окрестностях Ялты. Примером могут служить экскурсии, проведенные отделением в 1898 году.

Наиболее притягательным во все годы оставался маршрут на Ай-Петри, откуда открывается великолепный вид на окрестные горы, Ялту и Черное море. Экскурсии в большинстве своем проводились в конных экипажах. К 1913 году Ялтинское отделение имело 16 экипажей, лошадей для которых Правление арендовало у сельского населения. Пешеходные экскурсии пользовались значительно меньшей популярностью, число участвовавших в них колебалось от года к году, но никогда не превышало 150 человек.

Так, в 1899 году состоялось всего семь пеших экскурсий, в которых участвовало 33 человека.

Широкая популяризация экскурсий, которая проводилась путем рассылки плакатов и брошюр с их описанием в учебные заведения, различные учреждения Москвы, Петербурга и других крупных городов России, публикации рекламных сообщений об экскурсиях в ялтинской газете, еженедельного вывешивания объявлений с расписанием экскурсий в гостиницах, пансионатах, купальнях, водолечебницах Ялты, принесла свои плоды. Экскурсиями Ялтинского отделения стали пользоваться приезжие из разных мест, "начиная с западной границы Европейской России до отдаленных Сибирских окраин, от Архангельска до Батума. Наибольший контингент экскурсантов рекрутировался из обеих столиц, по преимуществу из Санкт-Петербурга, далее из всех университетских городов. Ученые всех специальностей, преподаватели и преподавательницы высших, средних и народных учебных заведений, равно и учащиеся в них составляли главные группы экскурсантов; за ними следуют врачи и врачебный персонал, чиновники всех министерств, военные; менее значительно число коммерсантов, ремесленников и прочих промышленников".

Особую заботу все отделения Крымско-Кавказского горного клуба проявляли об ученических экскурсиях. Уже на третьем году существования клуба в "Записках" были обнародованы "Основания для организации ученических экскурсий в Крым...", первый параграф которых подчеркивал значение экскурсий для молодежи: "Развивая в молодежи пытливость ума и любознательность, они вместе с тем имеют гигиеническое значение, давая юношам возможность провести более или менее продолжительное время на чистом воздухе в гористых местностях, что вместе с передвижением по горам должно способствовать физическому развитию и укреплению организма".

В 1892 году проведены первые ученические экскурсии в Крым. Правление Крымского горного клуба в Одессе организовало экскурсию двадцати учеников одесских реальных училищ, а Ялтинское отделение - экскурсию воспитанников и воспитанниц ялтинских мужской и женской прогимназий. В дальнейшем ученические экскурсии заняли большое место в работе Ялтинского отделения. Десятки учебных заведений России "экскурсировали" в Крыму при его содействии. По ходатайству правления отделения для участников ученических экскурсий предоставлялось или бесплатное помещение для проживания в ялтинских школах, или крайне дешевое в некоторых гостиницах. Экипажи выделялись им по особо низкой цене, даже не покрывающей расходов клуба.

В отдельные месяцы Ялта буквально наводнялась учащимися, которые "целыми учебными заведениями во главе с преподавателями в количестве нередко 100-150 человек" и ехали, и шли пешком в Ялту. Для всей этой армии туристов Ялтинское отделение находило места для ночлега, организовывало перевозку багажа, ходатайствовало перед членами городской управы о бесплатном посещении городского сада и оказывало еще массу всевозможных услуг.

Надо заметить, что за эту работу администрация Ялтинского отделения не получала никакого материального вознаграждения. Правление клуба, как писали в "Записках", вполне было удовлетворено "теми многочисленными лестными отзывами, которые давала признательная молодежь, оценивая вышеупомянутые услуги".

При содействии Ялтинского отделения длительные экскурсии в Крыму совершили учащиеся варшавской 3-й женской гимназии, нижегородского реального училища, старосельской железнодорожной школы, ростовской мужской гимназии, кишиневской духовной семинарии, московского епархиального училища, петербургского коммерческого училища, муромского реального училища. Десяткам тысяч молодых граждан из малых и больших городов России помогло Ялтинское отделение Крымско-Кавказского горного клуба познакомиться с замечательной природой Крыма.

Понимая, что для дальнейшего развития экскурсионного дела необходимо большое число подготовленных экскурсоводов, Правление клуба начало с 1902 года подготовку руководителей экскурсий из числа школьных учителей. В июне 1902 года состоялась первая педагогическая экскурсия в Крым учителей Одесского учебного округа. Педагогические экскурсии Крымско-Кавказского горного клуба стали еще одной действенной формой пропаганды туризма в России. Ведь в последующие годы участники этих экскурсий возвращались в Крым, но уже с десятками своих учеников, выполняя тем самым задачу клуба "устремить русских туристов мощным потоком" в этот благодатный край.

Крымский горный клуб собрал вокруг себя энтузиастов изучения Крыма. Подводя итоги двадцатипятилетней деятельности клуба в журнале "Записки Крымско-Кавказского горного клуба" в 1915 году. М.Познанский писал о задачах клуба, который должен был растопить "ледяные стены преступного равнодушия" к своему краю и направить русских туристов мощным потоком "к познанию красот и богатств своей великой родины" в то время, "когда туризм и отчизноведение являлись пустыми, чуждыми звуками, когда о массовых экскурсиях и не мечтали даже, а такие отдаленные от центра области, как Крым и Кавказ, были для большинства в полном смысле "terra incognita".

Далеко не все понимали благородные задачи первого значительного объединения любителей родной природы, возникшего в 1890 году в Одессе. Холодно и равнодушно встретило российское общество его появление. Даже более чем через двадцать лет существования Крымско-Кавказского горного клуба, когда он делом доказал свою жизнеспособность, стал влиятельной экскурсионной организацией России, печать Одессы старалась замалчивать деятельность клуба, совершенно не понимая его задач. Не лучшим положение было и в Ялте, где общество также не хотело замечать горный клуб. Но никакие преграды не помешали Крымско-Кавказскому горному клубу заложить прочный фундамент экскурсионного дела в России. Его по праву можно считать организацией, заложившей практические основы туристского дела в нашей стране. За Крымско-Кавказским горным клубом "навсегда останется честь первого почина в деле ознакомления русской публики с горной природой в больших размерах".

РУССКОЕ ГОРНОЕ ОБЩЕСТВО

Объединяется группа географов и любителей альпинизма, главным образом жителей Москвы и Петербурга, и 18 мая 1898 года представляет в канцелярию Московского генерал-губернатора проект устава Русского горного общества. ("Альп у нас нет, и потому "альпийским" обществом мы назвать себя не можем", - писали учредители.) Лишь через год учредители нового Общества получили замечания по уставу от министерства внутренних дел. Началась длившаяся не один год волокита, и лишь вмешательство П.П. Семенова Тян-Шанского позволило продвинуть устав Общества в петербургских департаментах.

На учредительном собрании членов Общества, состоявшемся 23 апреля 1901 года в Политехническом музее, А.К. Мекк докладывал, что он "частным образом" узнал об утверждении устава еще 24 декабря 1900 года, но лишь 9 апреля следующего, 1901 года, он был получен из канцелярии московского обер-полицмейстера. "Так, после трех лет ожидания, осуществилось желание учредителей, - говорил Мекк, - и мы сегодня празднуем основание нашего Общества".

С первых же дней большое участие в деятельности Общества приняли видные ученые России. Его членами стали крупнейший географ, археолог и антрополог Дмитрий Николаевич Анучин, естествоиспытатель, будущий основоположник современной геохимии, биогеохимии, учения о биосфере Владимир Иванович Вернадский, виднейший географ, вице-председатель Русского географического общества, исследователь Тянь-Шаня Петр Петрович Семенов Тян-Шанский, крупнейший геолог и географ Иван Васильевич Мушкетов.



Александр Карлович фон Мекк
Председателем Общества учредительное собрание избрало Александра Карловича фон Мекка, по чьей инициативе оно и было создано. Являясь директором Московско-Казанской дороги, он все свободное время посвящал поездкам по Западной Европе и России. Объехал Альпы, поднимался на Монблан, посетил Пиренеи, но, попав на Кавказ, убедился, что горы России не уступают горам Западной Европы по красоте. Влюбившись в Кавказ, увидев, какие возможности он предоставляет для путешествий, Александр фон Мекк задался целью организовать в России горное общество наподобие альпийских клубов европейских государств.

Устав Общества определял две его основные задачи - "всестороннее изучение гор и распределение сведений о них и облегчения знакомства с горной природой путем путешествий, экскурсий и восхождений". Русское горное общество к своим обязанностям относило поиск путей к удешевлению передвижения из центральной России к окраинам, где преимущественно расположены русские горы, подбор проводников и содержателей лошадей, "крытых помещений, которые могут служить пристанищами для ночлега, будь то кош, юрта или изба, или дорожная будка, рабочая казарма, завод или частная усадьба", заботу о продуктах для путешественников и предметах горного снаряжения, приобретение которого в России в то время представляло большую трудность. Кроме того. Общество преследовало в своей деятельности и культурную цель, о чем было заявлено в первом же выпуске "Ежегодника Русского горного общества": "Наша миссия будет состоять в том, чтобы заносить нашу культуру в самые отдаленные уголки нашего обширного отечества, приучать разноплеменных соотечественников к нашему литературному языку, насаждать принципы честности и добросовестности там, где эти качества отсутствуют".

Русское горное общество настойчиво и целеустремленно выполняло поставленные перед собой задачи. Влюбленные в красоту гор, члены Общества во время публичных лекций посредством научных трудов, публикуемых в "Ежегоднике" Общества, распространяли среди широких слоев российской общественности сведения о замечательной природе горных районов России, показывая, что вовсе не надо ездить в далекие Альпы, а следует всего лишь обратить взоры на природу своей Родины.




Вот несколько строк из "Ежегодника Русского горного общества":

"Чуден мир красот горных массивов. Лес, вода и снег и формы гор ласкают взоры, и красота и разнообразие ландшафтов издавна привлекают в горы живописцев. Так же в горах мы чаше встречаем минеральные источники, чем на равнинах, и Кавказ, может быть, богаче других горных стран целительными водами и потому ежегодно привлекает многие десятки тысяч людей, ищущих поправления здоровья. И даже для таких лиц чистота горного воздуха сама по себе является целительным средством, и тем более для сравнительно здоровых людей - путешествие по горам является идеальнейшим отдыхом для укрепления организма и может быть рекомендовано всем и каждому, а в особенности молодым людям, для которых личное знакомство с далекими уголками нашего дорогого отечества имеет и оздоровительное и воспитательное значение. Близкое соприкосновение с чистой природой имеет благородное воздействие на душу путешественника, гигиеническая обстановка благотворно влияет на здоровье и, наконец, осуществление какой-нибудь задачи, географической, естественноисторической, археологической, художественной или даже просто туристской является могучим стимулом для проникновения в таинственные ущелья высокогорных областей и дает такое нравственное удовлетворение, какого не может ни один вид спорта и какое человек получает лишь при исследованиях в области высших наук".

Могли ли подобное написать люди равнодушные, безразличные к родной природе, не стремящиеся свою любовь к горам России передать соотечественникам?!

Но для путешествия в горах необходимы определенные условия, и это прекрасно понимали члены Русского горного общества. Поэтому первым значительным мероприятием Общества стало создание высокогорной хижины у подножия Казбека, одного из пятитысячников Кавказа, подступы к которому были наиболее доступны из-за близости Военно-Грузинской дороги. По договору с Обществом жители аула Гвилетах Муса и Исаак Безуртановы построили за лето 1903 года хижину, и 9 августа состоялось ее официальное открытие.

Хижина была сооружена "из камня, сложенного на извести, оштукатурена слегка внутри, покрыта железной крышей и имела внутри размеры: 4 аршина длины на 3 аршина ширины (примерно 2 м 80 см на 2 м 10 см). Дверь и окна открывались на Девдорак. В одном углу были сделаны деревянные полати и имелась керосиновая печь, впрочем, не приспособленная для варки пищи". Рассчитанное на трех человек, это помещение нередко давало приют значительно большему числу горовосходителей.

Место для хижины было выбрано на высоте 3 480 метров, что давало возможность путешественникам, переночевав в ней, за следующий день подняться на вершину Казбека и к вечер вернуться. Позднее эту первую высокогорную хижину в России стали именовать "ермоловской" в честь почетного члена Русского горного общества министра земледелия А.С. Ермолова. Долгие годы она служила хорошим укрытием от непогоды многим сотням туристов. В первый же год этим убежищем воспользовались 30 альпинистов, поднимавшихся на Казбек.

Можно полагать, что даже непритязательных русских горных туристов и альпинистов вряд ли могло удовлетворить это убежище. В поднимавшейся сюда в 1910 году группе из Владикавказа был С.М. Киров, который писал в местной газете "Терек": "Я был в Ермоловской хижине... Зайдя в это прославленное убежище, я ужаснулся: оно было в таком состоянии, что могло служить всем чем угодно, но только не местом для ночлега: сыро, холодно, нет ни пола, ни крыши, ни окна".

Общество ввело аттестацию проводников и учредило для них специальный знак - "Проводническую книжку". Для каждого района Кавказа устанавливалась определенная плата за работу в зависимости от трудности маршрутов. В правилах для проводников указывалось, что они "обязаны в точности исполнять взятое на себя обязательство провести путника по условленному пути и за условленную плату. Должны быть вежливы и предупредительны, заботиться об удобствах и безопасности путешественников и содействовать им в достижении их научных целей или разрешении туристских задач".

Большую заботу Русское горное общество проявляло об удешевлении проезда своих членов на Кавказ. Его удаленность от центра России сильно сдерживала развитие горных путешествий. В связи с этим Совет Общества возбудил ходатайство перед Русским обществом пароходства и торговли и обществом "Кавказ и Меркурий" о льготах членам горного общества, отправляющимся на Кавказ группами. Эта просьба была удовлетворена. Русское общество пароходства и торговли предоставило на пароходах Черного моря группе, состоящей из четырех человек, скидку в 50 процентов стоимости проезда, а общество "Кавказ и Меркурий" - в 25 процентов. Эти льготы явились значительным подспорьем для членов Общества, отправляющихся в горы.

Русское горное общество в отличие от Крымско-Кавказского горного клуба не устраивало коллективные выезды своих членов в горы. Обычно путешествия совершались в одиночку или небольшими группами в 2-4 человека. Излюбленным районом путешествий являлся Кавказ, все его районы - от Дагестана до Карачая. Наиболее популярным и освоенным маршрутом во все годы оставались Военно-Грузинская и Военно-Осетинская дороги, но организовывались путешествия и в новые районы, на неизвестные перевалы. Крайне популярным среди туристов было восхождение на Казбек. Члены горного общества совершали также поездки в Альпы и иногда в горы Средней Азии.

Русское горное общество оказывало значительную помощь желающим отправиться в горные путешествия. На поступившие многочисленные просьбы указать литературу, дать практические рекомендации, познакомить с деятельностью горного общества, его уставом и изданиями члены Общества не только отвечали письмами, но и высылали книги из библиотеки, карты, научные инструменты и т.п. Кроме того. Общество устраивало на Кавказе достаточно дешевые, а в некоторых местах даже бесплатные ночлеги, так что члены экскурсий "при весьма скромных затратах оставались очень довольны своей поездкой". Год от года росла популярность горного туризма, и, например, за 1904 год на Девдоракском леднике и в ближних к нему долинах побывало до двух тысяч человек. В том же 1909 году было открыто отделение Общества в Семиречье, в городе Верном.

Весьма существенным агитационным моментом стала выставка по альпинизму, устроенная горным обществом на XII съезде естествоиспытателей и врачей в 1909 году. Это была первая всероссийская выставка альпинизма, на которой помимо предметов снаряжения экспонировались фотографии, рисунки и картины гор России. Выставка занимала два зала в здании Московского университета. Все заботы по ее устройству, подготовке экспонатов и составлению каталога легли, главным образом, на председателя горного общества А.К. фон Мекка и секретаря Ф.С. Красильникова. Альпинистская вы ставка сыграла немаловажную роль в популяризации горного туризма в России.

С деятельностью горного общества связано появление на географической карте Кавказа, в Домбайском районе, названия горной вершины Семенов-баши после восхождения на нее А.К. фон Мекка. Популярная ныне среди туристов вершина была названа в честь почетного члена Русского горного общества П.П.Семенова-Тян-Шанского.

Пропагандируя идеи горного туризма и альпинизма. Русское горное общество стало родоначальником подобных организации на Кавказе - во Владикавказе и Пятигорске.




КАВКАЗСКОЕ ГОРНОЕ ОБЩЕСТВО

Существенную роль в развитии туризма на Северном Кавказе сыграло возникшее в 1902 году Кавказское горное общество города Пятигорска (основатель Р.Р. Лейцингер) Оно было менее известно в России, чем Русское горное общество, так как свою деятельность ограничило экскурсионным обслуживанием отдыхающих в городах Кавказских Минеральных Вод.

Чрезвычайно интересна биография основателя Кавказского горного общества. Рудольф Рудольфович Лейцингер родился в 1843 году в швейцарском городе Нетшталь. В 19-летнем возрасте он приехал в Россию - страну, открывшую множество дорог для предприимчивых людей, и полюбил ее настолько, что даже не помышлял о возвращении на свою родину, всю жизнь и деятельность посвятив своему новому отечеству. Работать в России он начал как управляющий заводами в Тамбове, в Воронеже, но его неудержимо манил романтический Кавказ. Как альпинист-любитель он предпринимает путешествия по Кавказу и становится горячим поклонником его красот. Отныне вся его дальнейшая деятельность будет связана с этим краем: освоением горных вершин, учением флоры и фауны, организацией массового туризма.

В 1883 году Лейцингер приезжает в Пятигорск и приобретает участок земли для постройки собственного дома. Дела молодого предпринимателя идут успешно, он задумывает расширить свое производство и распоряжается доходами не совсем обычно: начинает активную деятельность по благоустройству города, на что тратит собственные деньги.

Рубеж ХIХ-ХХ веков - это время, когда увлечение отдельных людей горными путешествиями становится массовым. Путешественникам требовались путеводители, карты, проводники, снаряжение, приюты. Обеспечить все это могли общества и клубы, в которые объединялись любители дальних странствий. И в это время в Пятигорске Лейцингер поставил вопрос о создании Кавказского горного общества, ссылаясь на опыт Швейцарии, которая живет и процветает за счет туризма. Еще в 1899 году на первом собрании были определены цели деятельности Общества и разработан устав, который был утвержден только 14 декабря 1901 года. С 18 апреля 1902 года начало действовать КГО. Его председателем стал Отгон Антонович Чечотт.

Знакомясь с уставом Общества, поражаешься обширности и разнонаправленности его деятельности, настолько они актуальны и в наше время: это всестороннее научное исследование Кавказских гор и прилегающих к нему предгорий, степей и морей, а также ознакомление с бытом и жизнью населяющих Кавказ народностей, поощрение к посещению и исследованию этих местностей учеными, художниками и туристами и оказание им в том содействия, поддержка местных отраслей хозяйства, садоводства и горной промышленности, редких животных и растений, исторических памятников и всяческих достопримечательностей. При всей грандиозности планов решили для начала ограничиться первоочередными задачами: организацией горных прогулок в районе Кавказских Минеральных Вод и в наиболее доступные места Главного Кавказского хребта. Лейцингер вложил весь свой талант организатора в осуществление идеи регулярных экскурсий. Разрабатывались проекты создания троп и хижин на различных маршрутах. Общество испытывало материальные трудности. Доходы были минимальные и полностью уходили на содержание библиотеки, устройство и ремонт хижин и до рожек, проложенных на горы-лакколиты в предместьях города, и другие необходимые работы. Лейцингер помогал организации больше других. Он разместил в своем доме канцелярию Кавказского горного общества, справочное бюро и зал для экскурсантов.

О начале деятельности Кавказского горного общества были помещены объявления в русских периодических изданиях, а также извещены аналогичные общества и клубы России и Западной Европы, от которых в библиотеку Общества стали поступать путеводители, научная литература, связанная с изучением и освоением горных районов. Помимо этого, для справочного бюро по альпинизму и кавказоведению, созданного при Кавказском горном обществе, командующий войсками Кавказского военного округа генерал от инфантерии Фрезе распорядился выделить 212 листов топографических карт Кавказа.

В период с 1901 по 1905 год были разработаны экскурсии по достопримечательным местам Кавказа, также в Баксанское ущелье, на склоны Эльбруса и Казбека; проложены пешеходные тропы на вершины Машука (993 м) и Бештау (1401 м), построен приют для экскурсантов на Бермамыте (2 640 м), приобретено и получено из Швейцарии специальное снаряжение для альпинизма; начали выпускать "Ежегодник Кавказского горного общества".

Первоначально Общество объединяло 32 члена, но постепенно его состав расширился до 100 человек. За время своего существования, с 1902 по 1909 год, оно выпустило два небольших ежегодника и несколько прекрасно изданных брошюр о туризме. Из них можно было узнать о проводимых Обществом экскурсиях силами своих членов, работавших безвозмездно, а также нанимаемыми правлением Общества платными экскурсоводами.

Даже в 1905 году, когда в России сложилась тяжелая политическая обстановка, Общество продолжало активную деятельность. В этот год в доме Рудольфа Рудольфовича был открыт краеведческий музей, основой которого послужили великолепные коллекции минералов, флоры и фауны Кавказа, собранные членами Кавказского горного общества во время экспедиций. Именно Кавказское горное общество явилось организатором ученических общедоступных экскурсий по Кавказским Минеральным Водам. В целях большей осведомленности учащихся о деятельности Общества Лейцингер составил и издал брошюру, в которой рекомендовались прогулки по горам Кавказа и указывались услуги, которыми экскурсанты могли пользоваться совершенно бесплатно. Рудольф Рудольфович прекрасно понимал, что любовь к истории и природе родного края закладывается в детские и юношеские годы.

1905 год примечателен тем, что впервые были организованы 8 специальных ученических экскурсий. Видимо, после этого Лейцингер понял, сколь благодарная среда для проведения экскурсий - учащиеся, сколь сами учащиеся нуждаются в такой форме познания. Он готовит специальную работу и уже в 1906 году издает брошюру "Несколько слов об ученических экскурсиях", которая высылается в Министерство народного просвещения, а затем - во все учебные округа и, сверх того, в 640 учебных заведений России. Вскоре в Пятигорске появились группы учащихся-экскурсантов из Москвы и Киева, Санкт-Петербурга и Архангельска и многих других городов. Этому весьма способствовала 50-процентная скидка на билеты, установленная Министерством путей сообщения после ходатайства Лейцингера.

Общество продолжает строительство приютов в различных уголках Кавказа. Началась реализация самого грандиозного проекта Лейцингера - проведение пешеходной тропы на Западную и Восточную вершины Эльбруса: в 1909 году построен приют на Кругозоре (юго-восточный склон Эльбруса), подобрана площадка для следующего приюта - "Приюта 11-ти", правда, построят его лишь спустя 25 лет.

А в 1907 году неугомонный швейцарец, как его называли друзья, открыл в своей усадьбе ученический приют, то есть школьную турбазу, которая принимала до 250 учащихся одновременно. Причем за проживание в "Ученическом приюте Кавказского горного общества" денег не брали, напротив, помогали снаряжением, давали консультации, закрепляли за каждой группой опытного гида (все совершенно бесплатно!) с целью популяризации туризма, альпинизма и экскурсий. Это направление деятельности Кавказского горного общества нашло полную поддержку в Российском обществе туристов, при котором в 1907 году была создана специальная комиссия "Образовательные экскурсии по России".

После получения брошюры Р.Р. Лейцингера попечитель Кавказского учебного округа издал специальное распоряжение "Об ученических экскурсиях": "Доставляя учащимся возможность приятно провести время, способствуя правильному развитию их физических сил, сообщая им бодрость духа и ясность мысли, развивая и укрепляя их силу воли путем борьбы с теми препятствиями и неудобствами, которые нередко приходится преодолевать, экскурсии способствуют развитию у молодежи чувства любви к природе, наглядно и непосредственно знакомят детей с ее силами и неисчерпаемыми богатствами, развивают любознательность, изощряют наблюдательность, усиливают самодеятельность; давая возможность детям получить самое чистое и высокое наслаждение от картин природы, экскурсии содействуют развитию эстетического вкуса, стремления ко всему истинно прекрасному; знакомя на памятниках седой старины с прошлой историей предшествующих поколений, представляя между тем возможность наблюдать современную жизнь родного народа со всеми ее радостями и горестями, экскурсии могут заронить в сердца юношей и детей семена сознательной любви к Родине и деятельное влечение работать на ее пользу и тем самым способствовать выработке здравых жизненных идеалов, созидание которых составляет ближайшую задачу шкалы".

В 1907 году О.А. Чечотт сложил с себя полномочия председателя Горного общества, уступив эту честь тему, кому она принадлежала по праву, - Р.Р. Лейцингеру. До последних дней Рудольф Рудольфович остался верен своему увлечению. Менее чем за полгода до кончины, в возрасте 65 лет, он руководил экскурсией к подножию Эльбруса.

22 января 1910 года Кавказское горное общество, Пятигорск понесли большую утрату - умер Р.Р. Лейцингер. В последний путь его пришли проводить очень многие люди. В некрологе говорилось, что в его лице Пятигорск лишился деятельного, всегда воодушевленного желанием принести пользу родному городу гражданина. На венке от Кавказского горного общества была надпись: "Дедушке русского альпинизма".

В декабре 1996 года было возрождено Кавказское горное Общество. Очень символично, что Центр детско-юношеского туризма и экскурсий и Кавказское горное общество разместившись в историческом месте - доме Р.Р. Лейцингера. Усадьбу добирались сносить, и только благодаря руководству ЦДЮТиЭ ее сохранили. Само расположение Центра создает условия для успешной работы, так как он находится близ скальных полигонов, удобных для занятий, к ним ведут тропы, проложенные еще Рудольфом Рудольфовичем и его сподвижниками.

ВЛАДИКАВКАЗСКИЙ ГОРНЫЙ КЛУБ

В 1909 году во Владикавказе при Владикавказском политехническом обществе был создан горный клуб, просуществовавший три года. Члены его стремились содействовать проезжавшим через Владикавказ экскурсантам в проведении консультаций, подготовке мест ночлега, устройстве экскурсий по заранее разработанным маршрутам.

Для приема экскурсантов клуб создал два приюта: один на 30, другой на 50 мест. Оборудованы они были весьма скромно. Складные кровати, столы и умывальник - вот и все, что находили на приютах путешественники. Но благодаря этим примитивным туристским гостиницам Владикавказскому горному клубу удалось оказать помощь в знакомстве с Кавказом десяткам экскурсионных групп из многих городов Европейской России.

Клуб разработал 21 маршрут однодневных, двухдневных и многодневных путешествий, а также изредка проводил для небольших хорошо подготовленных групп восхождение на Казбек и Эльбрус. Самым популярным у экскурсантов был двухдневный поход на Девдоракский ледник. Из 2,5 тысячи туристов, прошедших за три года маршрутами горного клуба, половина посетила этот ледник на склонах Казбека. Путешествовавшие по многодневным маршрутам предпочитали поездки на Цейский ледник и в район Кавказских Минеральных Вод.

В 1911 году Владикавказский горный клуб закрылся, но уже в начале 1912 года члены Русского горного общества, проживавшие во Владикавказе, обратились в Совет Общества с просьбой учредить Владикавказское отделение, которое и было открыто 18 июля. Отделение быстро росло и в первое же лето организовало 25 экскурсий на ближайшие вершины, ледники и в ущелья Кавказа. Разработав 14 маршрутов, члены отделения на следующий год провели уже 71 экскурсию с участием почти 600 человек.

КАВКАЗ СТАНОВИТСЯ ПОПУЛЯРНЫМ

Начали организовывать туристские путешествия по Кавказу отдельные предприниматели, увидевшие в них возможность получения немалых доходов. Известность в России получили так называемые курсовые поездки, проводимые Григорием Москвичом в автомобилях из района Кавказских Минеральных Вод в селение Казбек с целью показать Дарьяльское ущелье и гору Казбек. Несмотря на значительную их стоимость (25 рублей с одного человека), желающих проехать по этому маршруту среди отдыхающих Пятигорска и Кисловодска было множество, что позволило Г. Москвичу, например, за лето 1912 года иметь от экскурсий 12 тысяч рублей прибыли.

Интерес к Кавказу ширился и среди иностранных туристов и альпинистов, особенно немцев и австрийцев. В Германии даже возник "Германский кавказский клуб", в числе учредителей которого был известный географ и альпинист Г. Мерцбахер. "Германский кавказский клуб" разрабатывает проект сдачи в концессию всего туристского дела и, по сути дела, гор с их живописными местами иностранным предпринимателям.

Рост туристского движения на Кавказе привел к созданию в 1912 году в Тифлисе "Главного комитета поощрения туризма на Кавказе", перед которым были поставлены задачи разыскивать "средства для облегчения условий жизни и передвижения туристов в крае, а также распространение сведений о путешествиях по Кавказу". Председателем комитета был назначен помощник наместника Кавказа по гражданской части. Комитет должен был войти в сношение со всеми обществами, преследующими на Кавказе туристские цели, и стать официальным координирующем центром по развитию туристских путешествий в этом обширном горном районе.

В качестве задач первостепенной важности было намечено передвижение по Военно-Грузинской и Военно-Осетинской дорогам, увеличение числа поездов на Закавказских железных дорогах, издание подробного и вместе с тем дешевого путеводителя по Кавказу. Но приближалась первая мировая война, и осуществить эти планы комитету не удалось.

Григорий Усыскин
  
#6 | Анатолий »» | 25.07.2012 19:36
  
0
Альпинисты конец 19 века - начало 20.
Летопись альпинизма настолько объемна, что мы при всем желании не сумеем показать даже малую часть. Многие имена промелькнули как падающие звезды, так скоротечна была их жизнь, другие же сияли долго на небосклоне альпинизма. Есть и безызвестные альпинисты, - остались только их фотографии, пожелтевшие от времени. Но всматриваясь в эти фотографии, видишь ту неумолимую силу, которая поднимала их в горы. Они осваивали новую технику восхождения, и находили новые маршруты, неизведанные и не пройденные горы. Конечно многие скажут что это романтика. А почему бы и нет? Но не только романтика, потому что это большое напряжение сил и воли. И мы с почтением смотрим на эти фотографии - людей, которые называли себя альпинистами.

Альпинисты конец 19 века.



В Солсбери скалы, Эдинбург 1908


Портрет Клинтон Дент

Как альпинист Клинтон Дент был известен, и отчет о его экспедициях довольно обширны
Проводник на Кавказе, 1866, 1888, 1889 и 1895 гг.
1886 первый президент Ассоциации британских членов швейцарского клуба Alpine.
1885 одним из первых заговорил о возможности восхождения на Эверест.
Умер 24 августа 1912 Брук-стрит, Лондон

__________________

James Jackson


Джеймс Джексон родился в 1796 году в Западном Камберленд.
В молодости он служил в военной кампании против Наполеона, но после этого стал викарием Rivington (1823-1856).
Джексон сделал второе прохождение колонны Rock. На этот раз, в возрасте 80 лет, он отправился в одиночестве .... Он отправился на Mosedale в 4:20 утра. Он был на Саммит в 7:30 и возвратился обратно в Ритсон (в отеле) только после 12 часов.

___________________


1900



Mount Adams Summit, около 1901


Climbers on the Mont Blanc, 1908


Восхождение на Аляске


Два альпиниста с тростью на горе


Delagoturm - около 1905


Chimney Work

Kletterschule Медлинг, 1907


Siegfried Herford on the Scoop, Castle Naze ок. 1910


Дэйв и Pearl Осборн Райт с друзьями на Backbone Rock ок. 1910 год.
Обратите внимание на их модные наряды при восхождении - молодые люди в шляпах, галстуках и белых рубашках, и дамы в длинных платьях и стильных блузках.
Сейчас это может показаться смешным и неправдоподобным. Однако так было.


В течение 40 лет начиная с середины 1890-х годов в альпинизме преобладали профессиональные гиды. Алек (слева) был гидом на леднике Франца-Иосифа и Питер (справа) стал главным гидом в Hermitage в 1906 году. Также руководили в экспедиции по центральной части в Южных Альпах.
Австралийская альпинистка Freda Du Faur (в центре), часто пользовалась гидами. Алек и Питер был с ней, когда она стала первой женщиной, которая поднялась на Aoraki / горы Кука в 1910 году. Петр также руководил ее в первом траверсе Aoraki / Гора Кука три пика в 1913 году.

Стоит тоже обратить внимание и на альпинистку - как она изящно одета, и на молодых людей - гидов. Можно подумать что они отправились на прогулку в парк. Странное зрелище для современных альпинистов. Но так было!


Группа альпинистов во время отдыха во время похода на Remarkables, около 1900 года.
А как вам эта живописная группа? Разьве они собрались в горы?


Juniweg на Osterturm ок. 1912 года


Lokomotive


Слева направо: Millican Далтон, Арнольд Баркер, Мэдж Баркер, неизвестно. Карьеры возле скалы замка 1919


В июне 1924 года, во время третьей британской экспедиции на Эверест.




Продолжение следует:

http://www.climbing.ru/forum/all/topic_202/
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU