Падая в Кусум-Кангуру

Рассказ Александра Ручкина о восхождении на Кусум-Кангуру (6376), маршрут по не пройденной ранее юго-западной стене, сложность 6А. Маршрут называется "Проваливаясь в пустоту".
Долгий и тяжелый подход по джунглям, потом по бараньим лбам. Маршрут планировалось пройти за 3-4 дня. Но погода внесла свои коррективы - выйдя на маршрут 9 октября, вершины достигли только к 19-му. Впереди еще спуск... 4 дня без еды...

Когда столкнулись с джунглями, поняли, вот где первая собака зарыта.
Нам бы еще задуматься, но кукри заменены на ледовые молотки и высунуты из ножен, уже почти наголо....
Удивились, когда нашли гору Кусум Кангуру 6369м. Красивая гора недалеко от Луклы, с нехоженной, основной юго-западной стеной. Думаем, как в сказке подфартило. Нам бы задуматься, почему малохоженая? Но мы и слышать ничего не хотели.
Мы строили свои планы проскочить наш намеченный маршрут за 3-4 дня, и перебраться на другую гору Лобуче. Жизнь внесла свои коррективы.
Под основной юго-западной стеной 3 снежных кулуара. По левому, который выводит на центр стены и самый опасный, часто идут «поезда» как Питер-Москва. Наш кулуар - центральный и правый, где и начинается единственный маршрут, идущий по отдельному контрфорсу, выводящему на правый, южный гребень вершины. В нашем кулуаре рейсы объявляют после 13-14 часов, в него мы и решили бросить свои тела с нашим восходительским снаряжением в «дальний рейс».
Первые два дня шли аккуратно вдоль кулуара, по которому сходили лавинки, снег, лед и камешки. После обеда мы старались уже спрятаться за какую-нибудь скалу и замереть, словно нас нет. Почти на 80 процентов весь рельеф и скалы покрыты снегом и фирном. Реальность другая.
Это тонкий, 5-7 см снего-фирн на скалах. Страховку организовать очень сложно. Льда практически нет. Островки скал, представляют собой разруху или сложный рельеф почти без трещин. Приходится много тратить времени на организацию и изыскивать трещинки, чтобы сделать точку страховки. В основном шли якоря и маленькие камалоты. Если на веревку 3 промежутка, это счастье. Бывало, ни одного. Не от того, что прОсто, не хОчется, или что ты надежно лезешь, хочется заложить. Страшно хочется, да некуда.
Первый день 10 веревок. Лезли каждый с рюкзаком. У первого чуть полегче и покомпактнее, у второго тяжелее и больше в размерах. Один раз снимал рюкзак и оставлял на станции. При прохождении крутого участка, с тонким фирном, чтобы не съехать вместе с коркой и рюкзаком.
Во второй день первым зажигал Слава. Прошли еще порядка 10 веревок. Станции делаем не по длине веревок, а по возможности сделать что-то надежное. Участки(питчи) когда 35м, когда 45-50м. Стараемся искать место под ночевку заранее, чтобы меньше строить и экономить силы на строительстве площадки.
Первая ночевка в мульде. Прямо в изгибе кулуара, под защитой карниза. За полчаса выровняли площадку и поставили палатку. 2 ночевка уже стоила 1,5 часовой работы и вылепливания из снега полки на 45-50 градусном, снежно - фирновом склоне, налепленном на скале. Дальнейшее продвижение вдоль кулуара, все больше пугало случайным обстрелом и рикошетами. Мы повернули влево на скальный бастион, в сторону вершины контрфорса, который и наметили в своих планах.
День третий, 7 веревок, и мы рядом с гребнем контрфорса. Туман, все в снегу, не видно даже рельефа. Мне показалось, что мульда под карнизом лучше, чем открытый снежный гребень, куда может плюхнуться все что угодно со стены. Час работы, и мы ставим палатку под защитой карниза. Знать, что с погодой приключится такой конфуз, лучше бы мы не уходили, и остались жить на этой полке 3 дня под карнизом. Но... на следующее утро мы начали двигаться траверсом вправо, в надежде выйти на очередные ледовые речки.
Один траверс 5 метров, потом еще 25-30 метров. Погода еще только баловалась с нами. Снег усиливался. Славу стало засыпать снежными лавинами. Горизонтальный траверс с двумя рюкзаками я исполнял в полной какофонии шедших сверху лавин и полетов своего тела, исполняющих 10м маятники, испытывая тело на прочность о скалы. Дальше надо было прятаться и как можно быстрее. Построение площадки в лавинах шло поспешно. Получилась маленькая площадка, размером с ванну и немного вогнутая, чтоб не выкатиться. Мы с трудом помещались вдвоем, но деваться было некуда. Это стало нашим жилищем на 3 дня. Все, что падало с неба, собиралось и ссыпалось на нас постоянным снежным потоком. Каждые 3 часа между стеной и палаткой образовывалось растущее пузо, грозившее порвать палатку и сбросить со стены. Приходилось регулярно выходить из палатки и расчищать от снега заполнившееся пространство. Во время очистки в палатку засасывало столько снега, что он превратил нашу палатку и вещи в мокрое место.

13, 14 и 15 - страшные дни непогоды, обзовем их в честь снега, белое воскресенье, понедельник и вторник. Дни полусидячей и полулежачей жизни в непогоду превратили электронные девайсы в куски мокрого, запотевшего, а потом замерзающего и отмерзающего неработающего железа..
Чтобы день выдался подлиннее, вставали рано в 3 часа утра.
Световой день, 12 часов. Часы Амбит2 (Цены им нет. Что они только не делают: и определяют твои координаты, по спутнику, и высоту, и время, и компас.....Только кофе не варят, показывают восход 05.35 и заход 17.45, в том районе, где вы находитесь).
Обычно, на сборы от сна к работе уходит 2 часа. Выход в вертикальный, белый мир из капсулы палатки, у нас это был Marmot - Альпинист, сбор этой капсулы в рюкзак и подготовка непосредственно к восхождению. Первый развешивает снаряжение, распутывает макраме из веревок, напутанных с вечера, и готовится лезть. Проходит еще 1 час. К 7-8 часам утра начинается работа. Лазание на всей горе напряженное и скорее психологическое, чем технически трудное. Все проходится свободным лазанием. Мы со Славой определили как 6А.

Одну хорошую и вертикальную веревку Слава пролез драйтулингом, где только и пригодились его монозубы. В остальном, при появлении солнца и оттаивании фирна, монозубы прорезали его как масло. Я часто наблюдал, как Слава при прохождении очередного участка беспомощно болтался на руках и молотках и интеллигентно по-питерски ругался на монозубы. Несколько раз я улетал на 5-7 м, с фирном, который не держался на скалах. Промежуточная точка, поставленная за несколько метров до этого, спасала от более длительного полета. До сих пор крутятся кадры срыва Славы. Как в замедленном кино, при прохождении вертикального участка на скале, Слава летит на меня в пуховке и с рюкзаком. Падает рюкзаком и спиной на скалу, с 7м, встает как ни в чем не бывало, чуть охает и продолжает лезть дальше. Мы все время куда-то падали и летели в пропасть.
19 октября вечером, на высоте 6145 м, у нас кончились еда, газ и вода. Как будто кто-то выключил. Просто все кончилось. Собирались на горе лезть быстро, взяли немного продуктов и небольшой запас, супики, бульонные кубики. 3 дня непогоды и отсидки выбили из нас не только продукты, но и силы. Так что растягивать было уже нечего.
20 октября утром вылазили по снегам на вершину. Крутые гималайские снежные гребни 45-50 градусов. Безмолвная красота белоснежных барханов. Веревка, без единого промежутка, на 45-50 м. Для железных. Другое ничего не держит. Молотки и кошки. Станция на снежном якоре (мешок, заполненный снегом и закопанный, как закладка, глубоко в снег. В свое время еще показали Алексей Болотов и Коля Тотмянин, опытные высотники). Вершинные гребни после непогоды, воздушные и провальные с одной стороны черты, и крутые, уходящие в пропасть с другой. Надо найти золотую безопасную середину, и пройти.
Снежные причудливые грибы на гребне, созданные завихрениями ветров, старался обходить, понимая, что нереально удержаться на них. Улечу вместе с ними. Я делал станцию на знаменитых, снежных и закопанных якорях, устраивался поудобнее и ждал Славу. Слава не мог удержаться на своих 2-х тонких вертикальных монозубах кошек и улетал в пропасть. Проваливался в какие-то пустоты вниз головой и долго не мог выбраться. Он исчезал часами за очередным грибным наддувом и улетал. Вот, что делают снежные грибы с людьми.

Погода, которая встретила нас утренним холодным солнцем на первой вершине, изменилась и продолжила сопровождать леденящим ветром и снегом на траверсе. Целый день преодолевали снежные лабиринты карнизов, грибов, трещин, снежных наддувов и склонов. Ветер, который переваливал с северной стены на другую, делал ноги и руки малоподвижными и нечувствительными. Так как Слава привык летать в пустоты, мне не нравилась картина страхующего, сидящего верхом на остром хлипком гребне. Пришлось вырыть нору как крот, в которой я сидел на рюкзаке, лицом к Славе и готовым к любым падениям.

Заключительная вершина и вид на плато, куда идет наш спусковой маршрут. Надо дюльфернуть только пару веревок. Первая веревка с вершины прошла удачно. Второй снежный якорь, закопанный неглубоко, (плато рядом, спешка, холодно), вследствие чего, при моем спуске, срываю якорь вместе со слоем снега и лавиной. 20-30 метров съезжаем вместе. Я, Слава, станция и лавина. Плывем очумевшие от лавины на плато. Темнеет, пора ставить палатку и отдыхать. Накушались, пора и отдохнуть.

Первая нормальная лежачая ночевка за 5 последних дней. 2 ночевки перед этим были сидячие в ужасных позах. Ноги в рюкзак и свешенные в пропасть. До этого 3 ночевки скукоженные в луже и непогоду. Усталость накопилась, и проявлялась в медленном передвижении. Утром встали и продолжили путь. Снега на северной стене по колено, местами по пояс. Трек, забитый у Славы в навигатор, старый и не совпадает. Другая снежная обстановка, другой путь. Боясь подрезать и сбросить лавину, дюльферяем (спускаемся) еще несколько раз напрямик, по перегруженным снегами подушкам. Плывем в снегу как корабли в огромной компьютерной игре. Русла рек из снежных берегов, грейдером природой, вырыты такие, что напоминают огромные рулетки-горки. Идем, рзгребая снег до обрыва, и снова дюльфера, 4, 2 и еще 2. Заночевали на 5200м среди хаоса обломков больших игрищ. На утро, 22 октября, продолжили спуск на 4500м, где с трудом убежали от лавин.

Я уже сидел внизу, в 100 м от опасных выносов лавин, когда раздался хлопок, и лавина пошла по очередному своему пути. Слава возился на ее пути чуть ниже. Хлопка он не слышал и продолжал возиться. Мне только осталось орать, чтобы он убегал как можно быстрее в сторону и прятался за скалой. Все обошлось. Слава спрятался. Лавина выкатилась и замерла, поглотив только веревку, которую распутывал Слава.

Все время хочется пить. С 19 октября, 3 суток без воды. Едим только снег и лед. Пытаемся топить снег до состояния жидкости, но инстинктивно съедаем. Горло болит, глотать больно, дышится часто, и рука сама тянется за твердой водой. Но хочется жиденького и горяченького. Спустились. Так сильно желал воды, что чуть с опозданием все получил. В долине, на спуске, когда снег стал превращаться в воду и стал течь маленькими реками, устроили пир. День воды. Напились как следует, как то животное, с запасом. При переходе очередной речки, нога скользнула по камню и я плюхнулся в желаемую много дней воду. Придавивший сверху рюкзак погрузил тело по горло в реке. Вот сбылась мечта. Много воды. Холодная, жидкая. Утопил фотокамеру, видео камеру, и гоу про. Главное, мы живы. Мокрые, голодные, но живые. Благо, рюкзак что-то сохранил из сухой одежды, переоделся и пошел хлюпать с запасом воды в ботинках.

4 дня без еды. Идем на парах, я еще как-то держусь на жировых, а худой Слава без жировых паров отстает. Сначала тропа из туров четко привела нас на поляну 4300м, считающуюся ВС с севера на высоте 4300м. Потом только одна хорошая тропа, уходит от поляны в туман среди склонов. Договорились с гидом, что встречаемся здесь на ВС и он принесет нам немного еды. То ли не поняли друг друга, то ли мы блуканули, мы не встретились. Мы вернулись на это место, когда в течение часа тропа уводила нас куда-то вверх, но не вниз. Пытались найти еще тропу, идущую вниз в долину Монжо, бегали вверх и вниз по склону с тяжелыми рюкзаками в надежде найти спасительную тропу вниз. Безрезультатно. Отвесные скалы, водопады, прижимы рек, никаких намеков на тропу. Решили, что навигатор не прав, трек устарел, тропа хорошая и когда-нибудь приведет нас в Монжо. Приняли это за истину и поползли. Через несколько часов на той же самой высоте 4340м, только уже в другом ущелье, мы встретили очередную голодную ночь, звезды......
Утром, словно мираж, мы увидели Монжо только на 700м ниже, с крутыми отвесными травянистыми склонами и стенами. Где мы, кто мы? Истощение у Славы уже было на пределе. 15 кг для худого - это смерти подобно, супротив моих толстых 12 кг. Наш поход с восхождением подходил к приключению в 16 дней, а продуктов изначально было на 7-8 дней с подходом и отходом. Двигаться без «бензина» на одной воде Слава мог, но уже гораздо медленнее. Я тоже уже изрядно похудевший, не пыхал скоростью, а просто пЫхал. Предложил Славе дюльферять в Монжо по травянистым отвесным склонам, со станциями и травянистыми молотками.
Славе не понравилась. Это еще день без еды, и еще непонятно чем закончится эта опупея. Гипнотизирование селения Монжо глазами тоже не принесло никаких результатов. Оно не приближалось. Остался еще один действенный способ. Вертолет. Мы уже делали запрос, сколько может стоить вертолет, когда оказались истощенные в плену снегов на северной стене. Наши друзья из Роял Маунт Треккинг, Игорь с Катериной, провели огромную работу по нашему вызволению из лап непальских снего-джунглей. Чувствую, были большие переговоры о вертолете и нашем спасении. Немалую работу провели и в нашем Российском посольстве в Непале, чтобы все согласовать. Мы дали свои координаты и желание, чтобы нам помогли. Хотя боролись до последнего. Ожидание и вертолет забрал нас среди отвесных, диких склонов. Приключения наконец-то закончились, хотя думали, что преследовать они нас будут вечно.
Да здравствуют приключения!

Источник: http://www.densurka.ru/articles/kusum_kanguru

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU