Ули Штек: интервью после соло-восхождения по Южной стене Аннапурны.

2
18 октября 2013 в 21:59 7244 просмотра
Ули Штек: интервью для Planetmountain.com после соло-восхождения по Южной стене Аннапурны


Этот маршрут пробовали пройти Пьер Бегин и Жан-Кристоф Лафай в 1992. Бегин тогда погиб из-за обрыва страховки на 7100 м, Лафай после этого спускался в одиночку среди лавин и камнепадов, используя стойки палатки как якоря. Камнем ему сломало руку, но он смог добраться до базы.

8-9 октября 2013 Ули Штек прошел маршрут соло за 28 часов. Пунктирная линия показывает примерный маршрут верхней части. (фото и текст с www.alpinist.com)

В эту экспедицию Ули отправился вместе с Доном Боуи, они вместе поставили С1 на 6100 м.

О нем все говорят. И его восхождение по Южной стене Аннапурны уже стало частью истории альпинизма. Но стоит сразу же добавить, что Ули Штек и до этого восхождения был кумиром многих. Может быть, это потому, что он мало говорит, зато много делает. Или возможно потому, что у него свой особенный стиль в альпинизме. Во всяком случае, он часто предпочитает совершать восхождения в одиночку. Совершает немыслимые восхождения с невероятной легкостью. А еще он быстрый, сверхзвуковой. Как, например, его недавнее восхождение по Южной стене Аннапурны. 28 часов от АВС и обратно, и это первопрохождение практически по вертикали, между британским и японским маршрутами. Серьезнейшее «путешествие», трудное и опасное, началось в 5:30 утра 8 октября и закончилось, через 28 часов, включая подъем и спуск, в 9:30 утра следующего дня. И, что важно - возможно нет необходимости даже подчеркивать это - без дополнительного кислорода.

Попытка «невозможного» была предпринята в 1992 году двумя великими гималайцами, Жаном-Кристофом Лафаем и Пьером Бегином. Два величайших французских альпиниста того времени достигли высоты 7500 м. Но во время спуска, на 7200 м, случилась трагедия: оборвалась страховка, Бегин улетел, и с ним все снаряжение. Потом была 4хдневная борьба Лафая за жизнь, но он прошел это испытание, и остался жив, хоть и серьезно ранен. А нынче, после попыток в 2007 и 2008, Ули Штек завершил эту великую и изящную линию. Он сделал это один - по всей вероятности, это первое соло на Южной стене Аннапурны - и этим он ошеломил альпинистский мир. Но как следует из этого интервью, которое Ули Штек дал нам непосредственно из Катманду, значение этого восхождения гораздо больше, чем просто мировой рекорд.

Ули, прежде всего хотелось бы узнать некоторые подробности о твоем восхождение по Южной стене Аннапурны... весь «ритм» и стиль этих 28 часов, восхождения в одиночку...

Я просто работал. Хотя погода была ОК, ветер все еще был достаточно сильный. В конце концов, мой партнер Дон Боуи решил, поднявшись до бергшрунда, на стену не идти. Он чувствовал, что ему слишком трудно подниматься без веревки. А это было условие маршрута. Так что выше берга я продолжал один. Сначала было трудно переключиться на восхождение в одиночку. Но хорошие условия помогли мне довольно быстро снова сосредоточиться на альпинистской работе.

Мы сделали заброску на 6100 метров. Подняли сюда веревку, палатку, газ, горелку и немного еды. Я положил в рюкзак палатку и горелку. Веревку не брал, т.к. уже взял из АВС 6-мм репшнур.

Чтобы сэкономить вес, я оставил в заброске свой спальный мешок, прикрепив его к стойке, вместе с лишней едой, газом и веревкой. Восхождение вначале шло относительно легко. Выше 6600 метров я столкнулся с заметным ветром и лавинками. Затем я поднялся направо под вершинной башней. Я хотел поставить там палатку и отдохнуть. Ветер либо утихнет, и я смогу продолжать или просто пойду вниз на следующее утро. Но мне не удалось найти удобного, как следует защищенного места для моей палатки, так что так я спустился немного вниз. 100 метрами ниже я обнаружил трещину. Идеальное место для бивуака. Пришло время, чтобы поесть и попить. Солнце как раз зашло. Все успокоилось. Так же, как я наблюдал в ABC накануне вечером. Как будто все повторилось. Очень быстро наступила темнота, и стало тихо.

Это был мой шанс. Я знал, что ветер усилится снова в первой половине дня. Так что единственный способ достичь вершины означал идти ночью. Практически сплошной лед и фирн вниз от превешинной башни. Значит, найти правильный путь ночью должно быть несложно. Примерно через час отдыха я отправился дальше. Вверх. На нескольких коротких участках лед и фирн оказались слишком тонки, и пару раз мне пришлось подниматься по скалам несколько метров. Удивительно, что стена в реальности не была вертикальной. Всего в нескольких местах ступенчатый рельеф. Идеально подходит для соло. Пока я могу совершать восхождения в таком стиле, считаю себя чрезвычайно эффективным. Это именно то, чем занято мое подсознание.

Воздуха на высоте 7000 метров еще достаточно, это совсем не «зона смерти», здесь вы можете достаточно бодро идти. Только холод оказался несколько неприятен. Рассматривая фото вершинной части, которое я сделал несколько часов назад, я был озадачен видом лавинок. Я понимал, что у меня есть только ледоруб, чтобы уберечься от падения по стене. Улетела одна из моих перчаток, потом фотоаппарат. Теперь пришлось идти ночью в одной тонкой перчатке для лазания. Я по-очереди одевал внешнюю перчатку то на левую, то на правую руку.

Вершинная башня оказалась короче, чем я думал. Затрудняюсь сказать, сколько веревок - ведь я шел без них. Но мне показалось, что я достиг верхней части относительно быстро.

Пожалуй, впервые там я понял, где нахожусь, и что происходит. Теперь я знал, что это была просто гонка против ветра. Шаг за шагом. Я твердил себе: «Все что тебе нужно сделать, это просто немного больше бороться.» Снова и снова. Я не мог поверить, когда увидел вершинный гребень. Была ночь, звезды, и вдруг впереди меня виден гребень! Я сверился с альтиметром, осмотрелся и понял, что я стою на самой высокой точке. Я провел там меньше пяти минут перед началом спуска. Я по-прежнему был в страшном напряжении. Моя цель была внизу, в бергшрунде! Это тогда было главным.

Это твоя третья попытка на Аннапурну. Что это значило для тебя?
Было очень трудно пытаться вновь. Но почему-то я верил, что все получится. А что, если не получится? Особенно после того, что произошло весной...

Некоторые уже называют это главным восхождением десятилетия. Как ты оцениваешь это, с учетом твоего опыта на других маршрутах?

Я думаю, что мне просто повезло, я был хорошо подготовлен и попал в редкие условия!

Тебя называют швейцарской машиной. Подходит ли тебе это прозвище? Можешь рассказать нам немного больше о твоем альпинизме?

Для меня важен результат. Я люблю трудные маршруты. Чувство в конце дня, что я полностью выложился, тоже очень важно. Восход солнца на вершине- это не самая главная часть восхождения, хотя это приятно и красиво. Для меня самое важное - это процесс подъема, и достижение цели. Я довольно честолюбив и пытаться изучить мои пределы.

Стандартный вопрос - что ты брал с собой на эти 28 часов?

60 метров веревки 6 мм, 2 ледобура, 5 снежных кольев (а, может быть, скальных крючьев. в оригинале - pegs), несколько карабинов и стропы. Абалаковский крюк и нож. Каску, кошки Dartwin, 2 ледоруба Quark, обвязку. Пуховку, куртку на прималофте. Тонкие печатки и пуховые рукавицы. Солнцезащитные и горнолыжные очки. Горелку, палатку. Баллон газа. Спутниковый телефон, крем солнцезащитный. Фонарь и запасные аккумуляторы. Аптечку. 6 энергетических батончиков, 3 пакетика со смесью, 2 Perronin и 100 граммов сыра.

Еще один важный стандартный вопрос - была у тебя мысль, что не сможешь дойти?

Когда улетела моя перчатка, я задумался.

Что вы почувствовал, когда вы достиг вершины?

Это было весело. Просто чувство, что больше не надо идти наверх, теперь только спускаться. И я начал спуск.

Можешь оценить по 10-балльной шкале твой риск, удовольствие, страдание?

Удовольствие: 8. страдание: 5. риск: 7.

От тебя практически не было сообщений во время восхождения: всего одна sms из Катманду, одна смс с 5000 м и (очень короткая) sms из базового лагеря после восхождения. Это было сознательное решение и если да, почему?

Этого достаточно. Я пытаюсь сосредоточиться на восхождении как можно больше. Это то, что я люблю делать. Правда, у меня есть спонсоры, которые позволяют мне сделать это. И они ожидают чего-то от меня в ответ. Но я поднялся на Аннапурну только для себя. Это очень эгоистично, но, скажу вам, это был мой лучший опыт! И отличная команда, которая меня поддерживала. Дон дал мне возможность попробовать. Это очень важно

.Что люди говорят об этом восхождение? Что ты напишешь?

Нет необходимости писать что-нибудь об этом...

Что ты думаешь о сегодняшнем альпинизме? Красивые и уродливые аспекты

Хм, это сложный вопрос. Каждый должен решить для себя сам, что он хочет сделать. Нельзя сравнивать высотный альпинизм со свободным лазанием. Что из этого круче? Бессмысленный вопрос. Каждый должен решить для себя, как он хочет подняться. Я думал об этом во время восхождения. После случившегося весной я предпочитаю держать свое мнение при себе.

Считается, что альпинисты, сразу же после достижения цели, уже имеют планы на новые горы. Это справедливо для тебя? Какая мечта у тебя теперь?

Мой внутренний огонь горит снова. Он почти потух после Эвереста. Теперь он разгорелся полностью. И я счастлив, и надеюсь, что я найду удовольствие в жизни еще не раз!


Источник

Перевод Елены Лалетиной (Russianclimb.com)

http://www.russianclimb.com/ueli_annapurna.html

Комментарии

Комментарии не найдены ...
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2020, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU