Мунку-Сардык: Восхождение новичка

Мунку-Сардык, самая высокая точка Саян, высотой 3491 метр – культовая вершина для альпинистов Бурятии и Иркутска. Каждый год в начале мая туда съезжаются сотни желающих совершить восхождение, благо, проложен проверенный туристический маршрут
Желание посетить Мунку-Сардык у меня возникло ещё год назад, едва я, начав общаться с альпинистами, узнал про ежегодное паломничество на эту гору. Год назад не получилось по личным причинам, но в этот раз я решил побывать на Мунку-Сардыке во что бы то ни стало.
Подготовка

Напомню, что Мунку-Сардык расположен на границе России и Монголии – за обратным склоном уже территория чужого государства. Соответственно, приграничная зона, для въезда в которую нужно оформлять пропуск. Я побеспокоился ещё в конце марта, и оформил стандартный, сроком на год, взамен прежнего, срок которого как раз завершался.
Стоял ещё вопрос, с кем пойти – нужен был опытный сопровождающий. На Мунку-Сардык собиралось несколько знакомых альпинистов, но брать с собой никто особо не горел желанием ссылались на то, что подъем порой не осиливают даже тренированные люди, а пойдут опытные спортсмены, в быстром темпе, возиться с новичком всем будет недосуг. Согласилась лишь глава клуба «РиФ» Елена Баданова. Но и она долго пугала меня рассказами о том, как люди не выдерживали пути, не дойдя даже до озера, как от разреженной атмосферы у некоторых начинались резкие проблемы со здоровьем, как иногда были несчастные случаи, когда люди срывались с крутых склонов. От услышанного стало реально жутковато. Но карты сданы, я не могу пойти на попятную.
Третий вопрос – снаряжение. Что-то у меня было уже давно: термобельё, толстовка и мастерка из флисса, синтепоновые штаны, мембранная куртка-горнолыжка, зимние кроссовки «Меррел». Но пришлось и побегать по магазинам - купил налобный фонарик и запас батареек, альпинистские гамаши, запасные флиссовые перчатки, разную мелочь. Также приобрёл рюкзак «Рельеф» на 150 литров. Конечно, до изделий «Nova tour» ему далековато, зато он почти в три раза дешевле. При этом в него вместилось всё: спальник, палатка, сменная одежда, личный запас еды и прочее. Прихватил и тёмные очки, чтоб отраженный снегом свет не обжег глаза.
Дорога в ад


Выехали 30 апреля где-то к 23.00, погрузившись в нанятый микрик. Утро, граница Окинского района, путь преграждает шлагбаум. Пограничник, заглянув в салон, собирает паспорта и пропуска, и уносит в домик-контейнер. «Кредиты пошёл оформлять» - съязвил кто-то. Где-то полчаса ушло на улаживание формальностей, наконец, едем дальше. Потом остановка возле пограничного пункта, затем дальше по трассе, потом – грунтовая дорога. Наконец, микрик останавливается возле придорожной буузной с шестиугольной крышей. Заведение расположено в ста метрах от моста через Белый Иркут, здесь своего рода отправная точка. Вытаскиваем вещи, скидав в кучу, сейчас будем распределять груз. День солнечный, жара как летом.
Хотя рюкзак я старался нагружать лишь самым необходимым, все равно получился достаточно увесистым. Вдобавок, мне пришлось нести долю общего груза: крупу, сахар, макароны, а ещё мне поручили ответственную миссию: донести походный чугунный казан. Проклятая железяка весит изрядно, в итоге рюкзак у меня получился весьма тяжеленным. Оптимизму сие весьма не внушает – я уже хорошо знаю, что при длительном переходе каждый лишний грамм становится тяжкой гирей. Кое-как взваливаю его на спину, в руки – пара трекинговых палок, топаю дороге к мосту, там спускаемся к реке.
В быстром темпе идём по каменистому дну реки. Лёд и снег ещё не полностью стаял, У берегов множество внедорожников, время от времени проносятся снегоходы. Народу полно, порой целые толпы, кто-то идёт вверх по каньону, кто-то – навстречу. В местах, где берег покрыт лесом, стоят целые палаточные городки.

Помня наставления одного красноярского путешественника, через каждый достаточно продолжительный отрезок пути съедаю кусок-другой шоколада, плитку которого предусмотрительно спрятал в поясной подсумок. Всё равно, тяжеленный рюкзак изрядно убавляет сил. Хорошо, что изредка всё-таки делаем короткие остановки. Уклон подъёма становится чем дальше, тем выше.
То и дело приходится перепрыгивать потоки воды, текущие по льду или по камням. Ноги таки промочил, и несколько раз, но махнул на это рукой, предоставив обуви высыхать прямо на ходу. Со склонов по сторонам то и дело с шумом осыпаются камни.

Дошли до места, где каньон разветвляется надвое, поворачиваем в левый отворот. Уклон идёт резко вверх, теперь вместо ровного дна – ступенчатые скальные пороги, покрытые льдом. По нему идти, да ещё с грузом, очень неудобно. Остановившись, нацепляю на ноги «кошки», предоставленные Леной. К ним я привычен, они мне как родные – в них я дважды переходил по Байкалу. Теперь идти по льду стало легче.

- Будьте осторожны, там то и дело камни падают, – предупреждают нас возвращающиеся сверху.
Помимо усталости, при долгом, но интенсивном переходе главный бич – жажда. Потери воды огромные, организм требует возмещения. Паре бутылей минералки давно уже исчерпана. Во время очередной остановки, скинув рюкзак, зачерпываю прямо из журчащего среди льдов потока и пью ледяную воду. Устал адски, рюкзак отдавил плечи, а ведь ещё идти и идти. Но все эти трудности воспринимаю спокойно, поскольку самого страшного жду впереди, когда будет непосредственно восхождение.

Наконец, я добрался до условной точки в верховьях реки. Основная часть группы давно уже расположилась на «поляне» - поросшей лесом обширной пологой площадке по правому берегу каньона. Поднявшись наверх, сбрасываю рюкзак у лиственницы и расстелив коврик, с наслаждением падаю на него. Впрочем, отдыхают и все остальные.
После продолжительного отдыха, начинаем обустраивать лагерь. Разбиваем палатки, собираем дрова для костра, сушим промокшую обувь. После ужина проводится инструктаж, новичкам раздают снаряжение – страховочные системы, ледорубы, каски.
- Встаём в пять утра, выйдем пораньше, чтоб постараться опередить всех и не попасть там в «пробку» - говорит Лена – К утру все должны быть готовы, чтоб осталось только взвалить рюкзак.

Восхождение к безумию

- Подъём! – раздаётся за стенами палатки. Но я собственно, уже успел проснуться, специально лег пораньше, чтоб заодно и силы восстановить. Снаружи уже светает.

Двинули в путь, над вершинами гор ещё сумерки. Маршируем по извилистой тропинке, тянущейся по ущелью вдоль реки, вода ревёт, ударяясь о валуны. Земля под ногами сменяется то камнями, то подтаявшим снегом, то приходится идти прямо по рыхлому льду, под которым ревёт водный поток. Уклон постоянно повышается, идти в гору тяжело, хотя сейчас рюкзак, по сравнению с вчерашним ничего не весит. Стараюсь шагать быстро, чтоб не отстать от остальных, но всё равно плетусь в самом хвосте, пока основной состав ушел далеко вперёд. К счастью, Лена предусмотрительно велела спортсменам «РиФа» присматривать за новичками.

В какой-то момент узкое ущелье сильно расширяется, образуя обширную низину. По сторонам возвышаются громадины кряжей, уходящих в небо. Но самого Мунку-Сардыка пока не видно, до него ещё идти и идти. Нужно подняться по левому склону, там, где уже двигается цепочка фигурок с рюкзаками.
- Это там озеро? – спрашиваю я.

- До него ещё далеко – сообщает молодой альпинист «РиФа» Александр – Надо будет ещё выше подняться, потом ещё, только тогда будет оно.

Наверху расстилается обширная долина среди снежных горных склонов, делаем коротенький привал. Сажусь на камень, так чтоб он принял вес рюкзака, бросаю в рот несколько кусков шоколада. Остальные тем временем идут дальше, и я, пересилив усталость, шагаю за ними. Пересекаем долину, снова поднимаемся по левой стороне, огибаем громадную скалу, за которой вверх введёт узкое ущелье, и нагромождение камней образует вроде лестницы. Наверху – снова ровное пространство, в середине которого то самое озеро – условная середина пути, на которой становится ясно, может ли человек идти дальше. Что ж, у меня силы пока ещё есть. На берегу – палатки: кто-то решил расположиться к заветной вершине поближе.

Быстро перейдя замёрзший водоём, фотографируемся на другом берегу. За озером – покрытый скалами уклон, плавно повышающийся, и затем резко уходящий вверх. Подъём по нему – просто мучение. Заодно пошёл сильный снегопад, из-за него видимость стала просто отвратной. Мысленно отмеряю расстояние по чернеющим в снегу камням. «Добраться до этого, теперь до следующего, там и до конца подъёма вроде недалеко». Александр и Пурбо резво бегут рядом, не подавая ни малейших признаков усталости, и даже забрав у меня часть груза. Невольно удивляешься их выносливости, особенно ощущая, как сам едва живой. Попытки вогнать себя в транс, как при байкальских переходах, не помогают, всё приходится делать из последних сил.
Из последних сил таки поднялся на этот всход. Наверху – небольшой ровный пятачок. Мучаясь от жажды, присматриваю не вытоптанное место, загребаю ладонью снег, и сдавив в плотный ком, жадно вгрызаюсь.

- Ты главное «желтое» не трогай – смеётся Пурбо - Первое правило альпиниста: не есть «желтый снег».

За пятачком начинается новый крутой уклон, покрытый снегом. Ползу вверх уже как зомби, пересиливая себя. Снег под ногами становится уже глубоким, и Александр даёт добро надеть «кошки».
Уже становится холодно, вытаскиваю из рюкзака куртку. В общем-то, погода ещё ничего, говорят, бывает сильный ветер, и тогда тут мороз за тридцать.

Хочется ещё посидеть, отдохнуть, но нельзя, надо спешить. Пересиливая себя, стараюсь сделать все равно, хотя бы один-два лишних шага вверх. Небо затянуто серой пеленой снегопада – края уклону уже не видно. Кстати, альпинистские гамаши оказались просто чудо - ни крошки снега не попало в мои ботинки.

Штурм неба

Вымотавшись как собака, наконец, влезаю на вершину подъёма. Взору вновь предстаёт небольшая заснеженная площадка, на которой толпится множество людей. Это так называемая «Подушка» - место, откуда уже происходит подъём непосредственно на вершину.

Надеваю страховочную систему, «рифовец». Чимит помогает мне правильно затянуть её, закрепить карабин и «ус» - страховочный трос. Нас, троих новичков в группе, велено скрепить верёвкой для страховки, если вдруг кто оступится. Рюкзак и трекинговые палки оставляю здесь, беру ледоруб. Мне загодя показали, как на него опираться при подъёме, и как грамотно цепляться им, если вдруг поскользнёшься. Лена решила для нас немного изменить маршрут, и мы пошли не влево по основной тропе, а прямо, чтоб подняться на отходящий от пика гребень и уже по нему приблизиться к вершине.

Новый рывок. Снова практически ползу вверх по крутому заснеженному склону. Он уходит куда-то вообще высоко вверх, края не видно. Сил почти нет, хочется тупо лечь и не шевелиться.
- Вперед, не останавливайся! – погоняет Лена криком со склона высоко вверху. Превозмогая усталость, пытаюсь продвигаться выше хоть на два шага, раз за разом. Иногда, когда после короткой остановки чуть прибавляется сил, на рывок поднимаюсь на метр-другой. Глубокий снег под ногами то и дело осыпается и я, теряя равновесие, падаю. Две-три секунды передышки, но надо лезть выше.

Вот мы и на гребне, снова с облегчением сажусь прямо на снег. С обратной стороны расстилается красочная панорама заснеженного горного хребта.

- Идти можешь? - спрашивает Лена. Вопрос весьма важный – у непривычных людей после такого подъёма часто обостряются скрытые хвори, отказывают внутренние органы.

- Могу! - отвечаю я. Хотя нагрузка почти предельная, я пока чувствую силы идти дальше.

- Осталось немного, видишь ту скалу? - говорит Александр. Торчащий в небе утёс кажется и правда близким, но прикинув, что до него на самом деле лезть вверх ещё прилично, оптимизма убавляется.

Осторожно продвигаемся по узкой тропе, огибая торчащие в снегу утёсы. Склоны очень крутые, уклон наверное градусов семьдесят, если упасть, то есть риск так и покатиться вниз, в итоге разбившись. Темп уже не слишком высокий, возможностей чуть-чуть отдохнуть намного больше.

- Осторожнее, не столкните вниз камни – предупреждает Лена. Предостережение нелишнее – внизу много людей, камень, покатившийся с такой высоты по такому наклону, неизбежно покалечит или убьёт того, в кого прилетит.
Не успели пройти до середины гребня, на горы неожиданно спустился густой туман, полностью заслонивший видимость. Внизу всё как в молоке, не видно ничего, лишь поодаль слева можно различить шеренгу туристов, поднимающихся вверх по основной тропе.

- Камень! – время от времени раздаётся окрик, когда по склону вниз скатывается небольшой камушек.

- Этот камень «живой», за него не цепляться – предупреждает Александр, пройдя вдоль покрытой трещинами скалы.

До вершины остаются последние метры, осознание этого придаёт прилив сил. Взбираюсь вверх по торчащим камням.

- Уже совсем немного – подбадривают меня «рифовцы», сами давно запрыгнувшие по камням вверх.

И вот, последний рывок, и я наверху. Всё, я добрался, цель достигнута. Устало сажусь на заснеженный камень, слушая поздравления от сопровождающих.

Вершина Мунку-Сардыка, как и рассказывали, оказалась довольно тесным пятачком. Вон стоит поклонный крест, который, как мне рассказывали, некогда втащил сюда Чимит Тармаев. Рядом с крестом - столб, обвязаный «хии-моринами». Вокруг - целая куча таких же взошедших, очень людно. С удивлением встречаю знакомых, идущих в других группах. Оглядываюсь по сторонам: проклятый туман похоронил надежду полюбоваться с высоты окружающей панорамой. И странно осознавать, что с этого склона горы уже начинается территория Монголии.

Немного посидев и отдышавшись, вспоминаю про флаги, которые пообещал себе во что бы то ни стало внести наверх. Достаю их, товарищи охотно помогают растянуть их, чтоб можно было сфотографировать. Всё, миссия выполнена полностью.

Возвращение

Потом был спуск. Он с одной стороны легче – силы почти не тратятся, с другой – технически сложнее. С вершины спустился, спрыгивая вниз с камня на камень и для страховки держась за трос. Потом снова шли по гребню, скрепившись страховочным «усом», затем был спуск по снежным склонам – здесь надо идти лицом вперёд, ступая пятками. Спуск конечно не подъём – расстояние преодолевалось гораздо быстрее. Обратно шёл уже особо не торопясь, в удобном для себя темпе. Вокруг всё в пелене тумана, через несколько метров видны только мутные силуэты.
Придя в лагерь и переночевав в сырой заиндевевшей палатке, утром я собрал вещи и двинул вниз по каньону, где должен был встретиться с альпинистом из другой группы, что должен был ехать в Улан-Удэ. Вот так прошло моё восхождение на Мунку-Сардык.

Автор выражает признательность издательству «Информ-Полис» и депутату Народного Хурала Игорю Бобкову, которые любезно согласились помочь расходами на эту экспедицию.

Автор: Василий Тараруев; Фото автора
Источник: http://www.infpol.ru/news/667/158774.php

Комментарии (1)

Всего: 1 комментарий
#1 | Георгий »» | 16.07.2014 20:40
  
0
Год читал,помаленьку собирал амуницию и 4 мая с товарищем оказались на вершине. Повезло с погодой , Хубсугул как на ладони,немного видно Монды ,дорогу на границу,Эхой маленький внизу,на северо-западе горы. Красота.
Добавлять комментарии могут только
зарегистрированные пользователи!
 
Имя или номер: Пароль:
Регистрация » Забыли пароль?
 
© climbing.ru 2012 - 2019, создание портала - Vinchi Group & MySites
Экстремальный портал VVV.RU ЧИСТЫЙ ИНТЕРНЕТ - logoSlovo.RU